науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Однако народ не обращал на них никакого внимания, если не считать таксистов, но те преследовали свои цели.
– Я на колесах, – сказала Светка, облизываясь. В ее глазах горел огонь страсти.
«Ведь изнасилует же меня в машине, – подумал Отто Дитрих. – Не дотерпит до гостиницы». Хотя зачем он сюда приехал? Он приехал из-за русских женщин, ну, и делать бизнес, конечно.

Глава 1

Я позвонила Пашке – своему оператору – без четверти двенадцать, считая, что часа на раскачку ему должно хватить. Сказала, когда буду, и велела стоять у парадного во всеоружии, то есть с телекамерой. Не забыть паспорт: мы сегодня в очередной раз идем снимать в «Кресты».
На всякий случай перезвонила любимому оператору через пятнадцать минут, чтобы удостовериться, встал он или нет. А то ведь сегодня суббота, мается он, сердешный, после вчерашнего. Хотя Пашка независимо от дня недели мается после очередного вчерашнего… Но в субботу, как правило, он страдает больше обычного. Как, впрочем, и в воскресенье.
Пашка меня обматерил: он порезался во время бритья, услышав мой очередной звонок. Но ему не привыкать: сколько я его знаю, он или с трехдневной щетиной на щеках, или порезавшийся.
Без пятнадцати час я притормозила у его подъезда. Пашка сидел на лавочке рядом с двумя бабульками и пил пиво. Бабульки давали ему ЦУ – что следует снимать и в каком ракурсе. По-моему, мнение народа до оператора в субботу с утра доходило с большим трудом. Хотя, какое утро – некоторые люди уже обедают.
– Для тебя специально взяла, – сказала я, кивая на заднее сиденье, где лежали две бутылки пива.
– Ничего, не пропадет, – заметил оператор, выкладывая рядом закупленные им самим бутылки. – На обратном пути.
Машину, как и обычно, я поставила на улице Михайлова, и мы с Пашкой тронулись в сторону КПП – единственного входа в «Кресты», через который заходят люди. Есть еще двое ворот, но они только для автотранспорта.
Оказавшись на тротуаре, я на мгновение закрыла глаза. Все вокруг заливал яркий солнечный свет. Апрельское солнышко приятно грело. Скоро можно будет загорать. Люблю весенний загар. У Петропавловки уже стоят люди – как и обычно, в газетах появились фотографии первых загорающих. Мы тоже поместили репортаж в нашем еженедельнике, да и на канале что-то прошло на тему весеннего загара. Не могли же мы остаться в стороне от городских событий?
Но я работаю криминальным обозревателем. Поэтому о загорающих писала и снимала не я. Вот если бы на пляже у Петропавловки началась стрельба, ну или хотя бы просто помер кто-то из гостей города, услышав пушечный выстрел, возвещающий о наступлении полудня, – тогда точно послали бы меня. А сейчас я иду выполнять очередное задание холдинга по своей тематике. Правда, не только холдинга…
Сегодня в «Крестах» играют в КВН.
– Слушай, а может, по Арсенальной прогуляемся? – предложил Пашка. – Время есть. Окрестности поснимаем. Ты же давно вроде хотела.
Я кивнула. Пусть будет съемка прилегающей к «Крестам» территории, так называемая «панорамка». Мало ли когда потребуется вставить в какой-то репортаж, а времени снимать не окажется. Или погода выдастся не та, или еще что-то… Сегодня же так ярко светит солнце! И Нева не выглядит мрачной. Лед уже сошел, так что в случае необходимости съемка сойдет и за летнюю.
Мы прошли обратно, к площади Ленина, и съемку начали оттуда. Из ЗАГСа – углового здания – вышли четверо, двое мужчин и две женщины лет по пятьдесят. Все радостно улыбались, одна из женщин держала в руках небольшой букет цветов. Я тоже улыбнулась. Любовь приходит в любом возрасте. Вот только я сейчас одна… С моим последним мужчиной (мужчинами? Ящера считать, или как?) мы расстались, а никого другого я пока не нашла. Да и, признаться, искать особо некогда: все бегаю, собирая фактуру для очередного репортажа, жить-то как-то надо, а рассчитывать больше не на кого: родители – пенсионеры, я сама им помогаю. Я живу одна, вернее, с котом Василием, страшным обжорой и дебоширом. Да и, признаться, после Сереги и Славика никакой «любви» мне не хочется. Эти двое хорошо постарались, чтобы я долго не могла посмотреть ни на одного мужчину как на мужчину. Алкоголик Пашка – другое дело, как и коллеги по работе, как и Иван Захарович Сухоруков, наш с Пашкой покровитель, на которого я в некоторой степени тружусь; как и его «мальчики», один из которых заявил, что лучше пойдет на каторгу, чем свяжется со мной как с женщиной. И почему мне так не везет с мужиками? С другой стороны, нельзя же иметь все. А у меня есть известность. Мои передачи на нашем канале имеют самый высокий рейтинг…
Две пары, видимо, новоиспеченные муж с женой и свидетели, загрузились в старенькую «шестерку» и уехали. Пашка все заснял, и мы с ним пошли дальше. У школы с криками носились дети. Я посмотрела на часы. Полвторого. Уроки закончились. Завтра выходной. Конечно, у детей радость. Но их веселый гул скоро остался позади. Дальше на Арсенальной набережной расположены здания совсем другого предназначения. Запертые в них люди уже давно забыли о радости…
Иногда мне даже кажется, что тут какая-то особая аура. Неоднократно приезжая в «Кресты», чтобы взять интервью или подготовить репортаж о каком-то мероприятии, проводимом в следственном изоляторе, я ощущала некую подавленность, какое-то гнетущее состояние… Отчаяние, боль, крушение надежд тысяч заключенных, кажется, слились в этом месте воедино и давят на тех, кто сюда приезжает. Но это – моя работа. И, признаться, мне всегда хотелось хоть как-то скрасить дни находящихся за забором людей, облегчить их участь, разнообразить этот ежедневный кошмар: камеры, допросы, бесконечные тюремные галереи с одинаковыми дверьми, прогулочный дворик. Одно и то же. Вчера, сегодня, завтра.
Мы с Пашкой перешли улицу Михайлова (машин на ней, как я заметила, прибавилось), и начались «Кресты», мрачное здание, вернее, группа зданий из красного кирпича, возведенных в девятнадцатом веке Антонием Томишко.
Я подняла голову. Как и обычно, к решеткам камер приникли лица. Ребята смотрят на волю, на солнце, заливающее Арсенальную набережную. Как, наверное, сейчас жарко в камерах… Может, и Серега со Славиком поглядывают вниз, ожидая моего появления. Они же явно знают про КВН, хотя в игре участвуют только осужденные из отряда хозобслуги, а Серега со Славиком находятся под следствием. Для подследственных ни игр, ни концертов не проводится.
Мы с оператором направились ко входу в следственный изолятор. Представитель пресс-службы ГУИН, делавший нам с Пашкой аккредитацию, должен был подойти без пятнадцати два. У нас осталось еще минут десять. Выпить, что ли, лимонад в уличном кафе, расположенном у входа в зал приема передач? Вообще-то, все пластиковые стульчики заняты. Зайти в зал?
– Паш, пойдем, народ поснимаем, – я кивнула в сторону нужной двери. – Будет еще одна «панорамка».
В зале, как и обычно, стоял гул. Передачки принимают и в субботу, и женщины стояли в очередях к заветным окошкам, чтобы переслать своим родным и любимым продукты и вещи. Отметила, что несколько человек держат в руках наш еженедельник. Мне всегда приятно видеть людей, читающих мои статьи.
Мои темы в некотором роде фильтрует наш с Пашкой покровитель, Иван Захарович, объявивший меня своим пресс-атташе. Но, конечно, работаю я и с органами, и с ГУИНом, везде имею консультантов, своих друзей и знакомых стараюсь представлять в выгодном для них свете, Хотя бы для того, чтобы начальство их не только не ругало, но и хвалило за самоотверженный труд. В общем, кручусь, как могу. А иногда и через «не могу».
Сегодня мне придется сделать то, чего совсем не хочется. Я очень надеялась, что удастся отвертеться. Иван Захарович почти месяц помалкивал. Я уже думала: забыл или обошелся без меня. Ан нет… Этот старый хитрый жук ни о чем никогда не забывает.
* * *
Утром меня разбудил телефонный звонок. Глянула на часы: девять утра. Ну кто в субботу встает в такую рань?! Сами не спят и мне не дают. И еще номер не определился, как объявлял мой говорящий АОН женским голосом. Или ошиблись номером, или кто-то звонит по сотовому. Тогда почему на городской? Вставать страшно не хотелось, но я подозревала, что это может быть кто-то из моих осведомителей.
Откинула одеяло, потревожив недовольного кота, он попытался меня цапнуть – за то, что не даю поспать, сунула ноги в тапочки и понеслась к аппарату.
– Ну?! – рявкнула я в трубку.
– Юленька, почему ты так невежливо отвечаешь по телефону? – проворковал до боли знакомый мужской голос. – Ты же имеешь влияние на массы. Массы прислушиваются к тому, что ты им сообщаешь. А если кто-то из твоих зрителей или читателей узнает, как ты отвечаешь по телефону…
– Иван Захарович, вы что, еще не протрезвели после вчерашнего? – спросила я. – Так опохмелитесь хотя бы. Знаете ли, после опохмелки иногда воспитательный зуд пропадает.
– Я еще не ложился, – сообщил Сухоруков.
«Опять ему какая-то бредовая идея в голову пришла», – подумала я и решилась спросить вслух:
– Какую пакость вы замыслили на этот раз? Что теперь строить намерены, Иван Захарович?
У Сухорукова всегда столько идей… Но меня это только радует, так как Иван Захарович регулярно поставляет мне материал для программ и статей, и его поток в обозримом будущем не должен иссякнуть (если, конечно, Сухоруков не отправится в мир иной): идеи из Ивана Захаровича сыплются, как из рога изобилия. И еще он при каждой встрече говорит мне, что ему скучно… Поэтому он то лично чешет кулаки о чью-нибудь физиономию, то мчится куда-нибудь, в результате чего сотрудники организации, почтенной его присутствием, долго отпаивают друг друга и самих себя национальным русским напитком; то устраивает презентации – или с переворачиванием столов, или на Арсенальной набережной… А вообще, он мужик веселый, щедрый и неунывающий. Хотя с ним следует держать ухо востро: с неугодными он расправляется быстро и жестоко. Один раз он сохранил мне жизнь (после того, как я оказалась в противоборствующей команде и даже собиралась опубликовать убийственный для Сухорукова материал).
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики