науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я чувствую себя ему обязанной и рассчитываю на защиту, которую Сухоруков способен обеспечить тем, кто на него работает. А он явно решил использовать мои журналистские возможности по полной программе. И использует. Пока, правда, мне не приходилось переступать через себя.
– Или вы всю ночь обо мне мечтали? – продолжала я, окончательно проснувшись. – Наконец, к утру решились?
– Юля, ты же знаешь: ты не в моем вкусе. Вот поправишься килограмм на пятьдесят – поговорим о совместной ночи любви, а пока – извиняй. И мальчики мои почему-то не горят желанием связывать с тобой свою судьбу. Хотя я провожу с ними работу. Но они, как куклы заведенные, твердят: только не с этой стервой, Иван Захарович. Юль, а ведь «стерва» – это комплимент, а? Как ты мыслишь?
– Комплимент, – благосклонно сказала я, в душе радуясь, что мне не требуется спать с Сухоруковым, Хотя, как я подозреваю, большинство моих знакомых уверены в обратном. Я никого не разубеждаю: подобная уверенность может остановить человека от насильственных действий в отношении моей персоны. А я вовсе не исключаю насильственных действий в отношении себя. С моей-то работой и с прошлым печальным опытом… Но не будем о грустном. Я же все равно не стану писать о цветущих грядках и вкусной и здоровой пище. Я лучше послушаю Сухорукова: его звонок обычно обещает какое-то развлечение. Или пакость. Или то и другое в одном флаконе, что случается чаще всего.
– Юля, ты сегодня на КВН идешь? – спросил Сухоруков, сразу же переходя к делу.
– Ну.
– Опять «ну»! Ты должна бороться за чистоту русского языка! Ты же работаешь со словом!
Я вежливо напомнила ему, что чаще работаю со следственными бригадами, патологоанатомами, группами захвата, свидетелями, подозреваемыми, обвиняемыми, осужденными, просто конкретными пацанами и их начальством, не будем перечислять пофамильно.
Сухоруков хмыкнул, но больше меня не воспитывал. Вместо этого он попросил меня загрузиться в машину и приехать к нему. Дело есть. Зная, чем меня можно завлечь, пообещал эксклюзив.
– Пашку брать? – уточнила я, уже представляя, какие усилия придется приложить, чтобы разбудить Пашку в такую рань, да еще в субботу…
Но Иван Захарович объявил, что пока обойдемся без оператора. Он просто намерен дать мне ЦУ.
Я привела себя в порядок, завтракать не стала, зная, что Иван Захарович в лучших русских традициях (которые он очень уважает) накормит меня до отвала, а потом будет вопросы задавать и отдавать приказы. Кот, поняв, что я намерена его покинуть, соизволил подняться, выплыл в кухню, издал вопль, словно не ел неделю, получил большую порцию рыбы, мгновенно ее заглотил, попросил еще, снова заглотил, задумался, но решил, что, пожалуй, хватит, в особенности если учесть то, что он сожрал прошлой ночью. Я все думаю, как в этом маленьком тельце помещается такое количество еды? Какое же оно вместительное! Или там живет какой-нибудь солитер? Довольный кот попросился на ручки, я почесала его за ушком, обещала заехать днем и отбыла к Ивану Захаровичу.
Его охрана меня прекрасно знала и даже не обыскивала. Более того, никто не подходил ко мне ближе чем на метр. Видимо, у них обо мне сложилось вполне определенное мнение. Ну что ж, это мне только на руку. Сухоруков появился в свободном махровом халате, сказал, что после беседы со мной тут же ляжет спать. Ночь, по его признанию, прошла бурно, а меня волосатыми ногами не испугаешь. Как, впрочем, и выглядывающими из разреза наколотыми синими церковными куполами, и всем его внешним видом в общем и целом.
В отсутствие телекамеры Сухоруков обычно выглядит так, что его рожей можно нечистую силу в хлеву отпугивать, но отряд высокооплачиваемых имиджмейкеров умеет сделать его весьма и весьма представительным и благообразным – ко времени появления перед массами. И костюмчик обычно закрывает эту синюю роспись. Когда я увидела его вживую в первый раз, да еще с «мальчиками», то подумала: «Господи, неужели ты всех нас создал по своему образу и подобию?» Правда, надо отдать ему должное, этот облик (опять же, при личном общении) источает власть и силу. Кажется, все его поры выпускают этот удивительный аромат. По-моему, именно так должно веять от мужчины. По крайней мере, от мужчины, который мне может понравиться.
Сухоруков сел в кресло, приняв свою любимую позу отдыхающего тюленя, и хлопнул в ладоши. Нам тут же накрыли стол, и за трапезой, в которой также участвовали верные оруженосцы Виталя с Димой, Иван Захарович объявил, что ему от меня требуется. После этого он извлек из кармана традиционно запакованную маляву: записочку скатали в тоненькую трубочку так, что она напоминала сигарету. «Сигарета» была помещена в целлофановый пакетик, запаянный пламенем зажигалки. Предназначалась малява Сереге.
– Передашь милому, – сказал Иван Захарович, протягивая мне маляву.
– Бывшему милому, – поправила я.
– Бывшему, – согласно кивнул Иван Захарович и добавил: – Понимаю: жаждешь узнать, что там. Сереженьку в понедельник повезут в суд…
– Так дело все-таки сдвинулось с мертвой точки?
– А тебе не все ли равно? – прищурился Иван Захарович. – Ты же вроде на него была зла как черт и заявляла, что дел с ним иметь никаких не желаешь.
– Я должна знать, каких пакостей от него ждать. Если его оправдают и он выйдет на свободу…
– Его не оправдают, но на свободу он выйдет. Если, конечно, он не круглый идиот.
Я замерла на месте и вопросительно посмотрела на Сухорукова.
– Забыла, о чем мы говорили во время нашей последней встречи на набережной? Будет ему побег. И Ящеру будет. Сейчас вместе маляву Ящеру составим. Ты напишешь. И, опять же, сегодня передашь.
– Зачем вам это? – спросила я ничего не выражающим тоном.
– А для прикола, – расхохотался Иван Захарович. Его верные оруженосцы изобразили на своих мордах звериные оскалы.
«Так я вам и поверила», – подумала я.
Сухоруков дал четкие указания насчет понедельника: где и во сколько мне находиться, чтобы на всякий случай обеспечить себе алиби. Хотя, конечно, никто из органов не поверит, что побег устроила я. Организация подобного мероприятия требует немалых капиталовложений и сил, которыми я просто не располагаю.
Но Сухоруков-то зачем их тратит и задействует?! «Для прикола»? Не верю!
Но вслух я больше ни о чем спрашивать не стала. Мы составили маляву Ящеру, но писать ее я отказалась, даже печатными буквами. Зачем давать Славику в руки улику против меня? Мало ли что придет ему в голову? Не споря, нужные слова написал Лопоухий мелкими печатными буквами. Ручка в его лапище смотрелась неким инородным телом. Ему гораздо лучше подходит автомат или отбойный молоток. Почему парень в шахтеры не пошел? Выдавал бы по три нормы за смену, героем соцтруда (или теперь каптруда?) стал бы, как, впрочем, и похожий на кактус Дима. Такая рабочая сила пропадает…
Подпись поставили оригинальную: «Привет из душа», чтобы Ящер все-таки знал, откуда ветер дует. Было у нас с ним там тайное свидание, когда меня однажды ночью проводили в «Кресты»…
С двумя малявами я вернулась домой. А потом взяла с собой в «Кресты».
* * *
Представитель пресс-службы уже стоял перед входом со списком. Нам с Пашкой он кивнул, отметил нас и сказал, чтобы заходили. Сам продолжил общение с журналистами, которых не знал лично или так хорошо, как нас. Я-то в пресс-службу частенько наведываюсь, то за информацией, то за аккредитацией.
Мы с оператором достали паспорта и вместе с другими людьми, приехавшими на КВН, стали ждать в предбаннике запуска в следующее помещение: в накопитель впускают по пять человек.
Наконец раздался сигнал, и мы с оператором вошли в первой пятерке. В ней вместе с нами оказалась пожилая женщина, видимо, родственница кого-то из заключенных (на КВНе допускается присутствие родителей игроков), и два холеных мужика. «Какие-то хлысты», – подумала я. В дальнейшем выяснила: депутаты.
У нас забрали паспорта, выдав вместо них жетоны. Хлысты и я сдали сотовые, получив вместо них вторые жетоны. Пашка сотовым так и не обзавелся. Говорит: ему это не нужно, и он в любом случае его потеряет. А когда оператор понадобится мне, я его сама найду: знаю все его любимые «пьяные углы» и посещаемые им питейные заведения в окрестностях работы и дома.
Снова сигнал, и мы в следующем помещении. Здесь проходит проверка, напоминающая устраиваемую в аэропорту, имеется и камера хранения. Депутаты были с пустыми руками, женщина, как и я, с собой взяла лишь маленькую сумочку. Мне с маленькой очень непривычно ходить (журналистке всегда столько всего нужно носить с собой!), но в заведения подобного рода всегда приходится брать небольшую. Ни меня, ни ее не просили их открыть. У Пашки на телекамеру имелось специальное разрешение (их следует получать отдельно на посещение и на съемку, причем в прошении на имя начальника ГУИН указывать, какую съемку хочешь производить – фото или видео), да и нас с оператором уже знает в лицо большинство сотрудников «Крестов». Меня, возможно, знают все, если смотрят нашу «Криминальную хронику». Пашка-то на экране не маячит.
Мы вышли в небольшой дворик, быстро пересекли его, поднялись по лестнице церковно-административного корпуса, миновали еще один накопитель и снова оказались на лестнице.
Можно считать, что мы в «Крестах». Нам требовался актовый зал, где проводятся концерты и другие мероприятия, в частности, КВНы. Во всех предыдущих играх побеждали «Кресты» – или «Джентльмены неудачи».
Поднимаясь по последнему пролету лестницы, я смотрела на площадку перед входом в зал. Там курили несколько человек. Трое крепких парней в тюремных робах с бумажными эмблемами на груди привлекли мое внимание. На эмблемах было написано название команды.
Я бросила взгляд в левую часть коридора: там студентки одной из команд, приглашенных «в гости», репетировали какой-то номер. Мужчины косились в их сторону. Студентки были в белых спортивных брюках.
– Привет, Юля! – бросил мне пробегавший мимо знакомый из администрации «Крестов».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики