ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Косвенным доводом в пользу непричастности Зуева является то, что 27-я отдельная мотострелковая бригада признаков активности не проявляет. Зато с уверенностью можно говорить об участии в заговоре генерала армии Ершакова. Без ведома Дворцового Управления он вызвал в Москву, якобы для поддержания порядка, оперативную дивизию особого назначения из Балашихи и отдельную бригаду особого назначения из Софрина. Шестьдесят танков и до полутысячи БМП и БТР.– Идут? – спросил Дмитриев.– Идут.– Иван Максимович!– Здесь, – во врезке появилось лицо генерал-лейтенанта Лукова.– Иван Максимович, у тебя полк-два штурмовой авиации найдется?– Вторая ШАД, ШАД – штурмовая авиадивизия.

– лаконично ответил летчик.– Вот и славно, – кивнул Дмитриев. – Пусть наши вандейцы пока выдвигаются, а ты им чуть позже – часа через два – врежь на марше.– Есть, но…– Без «но». Ирина Яковлевна, – обратился Дмитриев к невидимой Йфф. – Вы здесь, радость моя?– Здесь.– Ирочка, будь любезна, когда луковские соколы начнут бомбить, ударь с орбиты. Скажем, что это наше новое чудо-оружие. Ну, например, лазеронесущие спутники. Как считаешь?– Это возможно.– Замечательно, Ирина Яковлевна. Просто прекрасно! И еще одна просьба, утопи им, пожалуйста, какой-нибудь авианосец. Мы потом извинимся, естественно. А ты, Кержак, обеспечь нам, будь добр, Большой Процесс. Или два. Справишься?– Непременно, – улыбнулся Кержак. * * * «Так просто? – спросил он себя. – А как еще? Все жестокие вещи просты, а на сложные многоходовки у нас просто нет времени».Вот так всегда. Нет времени, не хватает ресурсов, недостаточно сил, а в результате погибнут солдатики – мальчики, свои, не чужие, обряженные волей государства в военную форму. И чужие погибнут тоже. И их тоже жаль. Сколько их на том авианосце? Тысяча? Две? Но иначе погибнет гораздо больше людей. И дело погибнет, и потянет за собой в могилу несчитанные миллионы жертв. Такая бухгалтерия. Такой выбор. А иначе не получается. Не агитаторов же к ним, как Корнилову в восемнадцатом, посылать! И агитаторов тех нет, и толку от этой агитации – нуль. С той стороны ведь тоже не дураки руль держат. Они свою выгоду блюдут, за свое воюют. И жестокие решения принимать не сегодня научились. Так что делай, что должно, и надейся, что получится то, что нужно.«Прямой эфир» закончился, мигнули индикаторы на пульте связи, и Виктор встал.– Дамы и господа, – сказал он, обводя взглядом собравшихся в зале людей. – Прошу вас забыть о только что состоявшемся разговоре. Это не ваши заботы. Люди работают, как вы видели, им и карты в руки. А у нас все по плану. Через пять минут я встречаюсь с президентом, через полчаса мы едем встречать царя Давида, потом краткий брифинг для журналистов. Заявление о подавлении мятежа я сделаю в полночь… вместе с президентом. Алла Борисовна, голубушка, внесите этот пункт в расписание, а Павла Аркадьевича я предупрежу сам. Вадим Сергеевич, обеспечьте присутствие Зуева, Лукова и Кержака. После моего заявления они проведут пресс-конференцию. Станислав Витовтович, к полуночи в министерстве должны быть подготовлены ноты всем странам НАТО, начнете вызывать послов сразу после окончания пресс-конференции. В двадцать ноль-ноль банкет в Кремле, до этого мы с Викторией Леонидовной все время будем с царем и царицей.Он взглянул на часы:– Ну что ж, время! Не смею вас более задерживать, дамы и господа. За работу!Он повернулся к Вике, предложил ей руку, и так – рука об руку – они вышли из зала.– Ну как? – спросил он, когда они остались наедине.– Вполне, – улыбнулась ему Ди. – Хотя Федины ушки все еще торчат кое-где, но уже совсем чуть-чуть.«И правда, – в который уже раз с удивлением отметил Виктор. – Почему из всех жизней и всех образов доминирующим стал именно Федор Кузьмич? И ведь у Ди и у Макса то же самое. Возможно, все дело в Кольце, но факт налицо, как говорится».– Растете над собой, ваше величество. – Ди нежно погладила его по волосам. – Иди! Не надо обижать Лебедева, он мужик неплохой.– Высочество, – поправил ее Виктор, направляясь к двери. – Я пока высочество, а величествами, Вика, мы станем только после коронации.Он прошел по короткому коридору и успел войти в свой кабинет буквально за десять секунд до того, как Павел Аркадьевич Лебедев достиг приемной. Так что президента, вошедшего в приемную через одни двери, он встретил, выйдя тому навстречу из других дверей. Руки друг другу они пожали точно посередине приемной.«Знай наших!»– Добрый день, Павел Аркадьевич, – сказал Виктор, пожимая сильную руку Лебедева. – Спасибо, что нашли время для встречи.– Добрый день, Виктор Викентьевич, – усмехнулся в ответ президент. – Кстати, вы уверены, что он добрый?– Не сомневайтесь, все будет хорошо, – улыбнулся в ответ Виктор. – В полночь мы с вами сделаем совместное заявление о подавлении мятежа.Лебедев с интересом посмотрел Виктору в глаза, но от комментариев воздержался. За последние три года он успел, вероятно, составить о нежданно-негаданно упавшем ему на голову претенденте свое мнение. И мнение это, насколько знал Виктор, было сугубо положительным. Во всяком случае, президент Лебедев имел немало случаев убедиться в том, что Дмитриев просто так ничего не говорит.И сам президент в отношениях с Виктором избрал тактику дружеского сотрудничества. Не сразу, не вдруг, разумеется, но в конце концов понял, что с Виктором надо говорить максимально открыто и, главное, честно. И поступать соответственно. А вот шуток шутить не следует, объегорить Дмитриева все равно не удастся, а врага наживешь. А каким врагом может быть Дмитриев, он тоже уже успел узнать. Таких врагов в «друзьях» лучше не иметь.– Я вот что подумал, – сказал Лебедев, когда, оставив свиту в приемной, прошел вместе с Виктором в его кабинет и сел в предложенное кресло. – Просматривал вчера сценарий и обратил внимание, что вы не указали, кто будет вас короновать. А с патриархом-то этот вопрос не обсудили. Нехорошо. Мало ли что, старик может заупрямиться, или у вас уже все обговорено?– А при чем здесь патриарх? – усмехнулся Виктор, разливая коньяк.– Простите, Виктор Викентьевич, – опешил Лебедев. – Как это при чем? Царей в России исстари короновал патриарх!– Не исстари, и именно что царей, – Виктор поднял свой бокал и посмотрел Лебедеву в глаза. – Ваше здоровье, Павел Аркадьевич!Он пригубил коньяк и продолжил, дождавшись, когда Лебедев вернет свой бокал на столик, рядом с которым они устроились:– Когда Рюрик пришел на Русь, Русской православной церкви еще не существовало, и звал его русский народ, а не попы.Лебедев понимающе кивнул, хотя мог бы возразить, что и русского народа – в современном понимании этого этнонима – тогда не существовало тоже. Однако не возразил, принял весьма спорное утверждение Виктора как есть и показал, что готов выслушать собеседника до конца.«Все-таки умный ты мужик, Паша! На лету схватываешь. Это нам крупно повезло, что ты теперь у власти, а не какое-нибудь партийное чмо».– С другой стороны, – добавил Виктор, – Россия страна многонациональная. Такой империя, между нами говоря, и должна быть. Это то, чего Комов ваш со своими нациками не понимал и не поймет… уже.– Уже? – переспросил Лебедев, закуривая. – Мне кажется…– Он погиб сегодня, – с печалью в голосе сообщил Виктор. – Случайная жертва перестрелки с мятежниками.Он посмотрел на часы.13.00.– Часов в шесть вечера, – добавил он и не без удовольствия отметил, что президент его понял и идею принял.– Я вас понял, – сказал Лебедев, возвращаясь к главному. – Не патриарх. Но кто-то же должен вручить вам корону.– Кто?– Народ, – серьезно ответил Виктор. – Вы никогда не задумывались, Павел Аркадьевич, как наши предки призвали на княжение Рюрика? Не все же они, извините, скопом – сколько ни было их в те времена – пришли к нему, опечалясь отсутствием на Руси порядка? Вероятно, это все же были выборные, как полагаете?– Возможно, – осторожно ответил Лебедев.– Ну а кто у нас выборные сейчас? – усмехнулся Виктор. – Вы да председатель Думы, ну и, конечно, патриарх, муфтий, главный раввин… Я думаю, вы пятеро.– Да, пожалуй, – кивнул президент. – Только я бы добавил еще и Борисова.– Председателя Конституционного суда? Ну что ж, пусть будет еще и Борисов. А корону я приму лично от вас.Все. Главное было сказано. Остальное – шелуха.Лебедев помолчал секунду-две, переваривая последнюю фразу Виктора, потом вздохнул, загасил в пепельнице сигарету, встал и тихо сказал только одно слово:– Спасибо.И он был прав. Последних президентов, как и царей, в истории было много. Одни кончали свои дни лучше, другие хуже, но бывший – он и есть бывший, кем бы он ни был раньше. А последний – это зачастую еще и неудачник, просравший, если говорить правду, дело. Но последний президент России, который сам, лично, коронует нового императора, это фигура историческая.Виктор был доволен, что Лебедев смог это понять, тем более что он сам против Павла Аркадьевича Лебедева ничего не имел и, более того, не собирался его списывать за ненадобностью и в будущем. Пригодится еще! Мужик-то умный и волевой. И не старый еще.Виктор тоже встал.– Я рад, что мы так хорошо друг друга понимаем, – сказал он. – И я благодарен вам за вашу помощь. За Россию. Без вас, я имею в виду наше сотрудничество, Россия бы кровью умылась.– Не без этого, – дипломатично ответил Лебедев, который, естественно, не мог не понимать, что после того чудовищного обвала, который произошел с крушением коммунизма, строительство империи легким для России не будет. Но кто сказал, что великое дается легко? Жертв требует не только искусство. И только те народы, которые с кровью и потом выстругали из себя имперские нации, смогли не только империи создать, но и удержать их в более или менее длительной исторической перспективе.– А посмотреть на нее можно? – неожиданно спросил Лебедев и улыбнулся, как бы извиняясь за свой интерес.– Разумеется. – Виктор подошел к стенной драпировке и одним точным движением раздернул занавески. Там в неглубокой, но высокой нише на подушечке из фиолетового, шитого золотом бархата лежала корона Российской империи. Она была проста, но элегантна, если это слово уместно при описании корон.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики