ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я хочу сказать, что Чарли, как и любой другой мужчина, весьма ревниво охраняет свою территорию от любых вторжений. Поэтому он и не хочет меня ни в своей, ни в твоей жизни.
Вин покраснела от внезапно пришедшей на ум мысли. Неужели Джеймс намекает ей, что он догадывается, какие чувства она испытывает к нему и что это тоже повлияло на его решение вернуться в Сидней?
Отчаяние придало ей силы.
— Но если ты его любишь, действительно любишь, ты должен понимать, как важно для него научиться считаться с другими! — жарко продолжала она. — Ты нужен ему, Джеймс! Только ты можешь показать ему, как ведут себя настоящие мужчины! Ведь я же только женщина! Сейчас ты нужен ему даже больше, чем в детстве. Тогда ты отвернулся от него, но я умоляю тебя, не оставляй его сейчас! Вспомни, Джеймс, он же твой сын. Я знаю, что ты не хочешь, чтобы я опять вошла в твою жизнь, но ради Чарли…
— Что? — яростно выкрикнул он.
Вин сразу же замолчала, подавленная той страстной силой, с которой он произнес это короткое слово. Смутившись, она нерешительно помялась и испуганно посмотрела на него.
— Что ты только что сказала? — глухо спросил Джеймс.
— Я сказала… — Вин облизнула вмиг пересохшие губы и остановилась. Ее лихорадило от волнения, перед глазами расплывались круги. — Я сказала, что Чарли нуждается…
— Нет, не то. Ты, кажется, сказала, что я не хочу тебя?
Она нервно перевела взгляд с Джеймса на кровать, а потом на окно. Ее бедное сердце было готово вырваться из груди, она вся дрожала от сильнейшего эмоционального напряжения. Ну вот, теперь он начинает насмехаться надо мной, подумала она, страдая от одной мысли о том унижении, которое ей сейчас предстоит претерпеть.
— Я сказала, что понимаю, что ты не хочешь, чтобы я опять вошла в твою жизнь, — беспомощно повторила Вин. В горле стоял комок, мешавший ей говорить. Она боялась взглянуть на него.
Джеймс медленно подошел к ней и положил руку ей на плечо. Она вздрогнула, но ее широко раскрытые глаза выдали ее чувство.
— Какого черта. Вин, ты несешь подобную чушь, — возбужденно заговорил Джеймс. — Ты прекрасно знаешь, что это не правда. Ведь ты же сама все время повторяла мне, что знаешь, зачем я приехал из Австралии и чего я хочу. Что за игры, Вин? Ты понимаешь, что ты со мной делаешь? Приходишь сюда, разводишь разговоры о том, что Чарли.., мой сын нуждается во мне… Ты подумала о моих чувствах? Когда я вижу тебя, я просто перестаю управлять собой! А ты стоишь рядом, такая холодная и уверенная в себе, как будто не знаешь…
Холодная и уверенная? Вин лишилась дара речи. Неужели он не замечает, как у нее от волнения трясутся руки?
— Вин, приди в себя! Неужели ты не видишь, что я едва сдерживаюсь, чтобы прямо сейчас не схватить тебя и не повалить на кровать! — Джеймс шумно задышал. — Ничего удивительного, что Чарли не желает, чтобы я жил в вашем доме. Уж он-то точно понял, как я отношусь к его матери. Он прекрасно понимает, что вне зависимости от того, как сильно я его люблю — а я действительно его люблю, — если он даст мне хотя бы полшанса, я сделаю все, чтобы ты вернулась ко мне.
Вин с трудом понимала, о чем он говорит. Во время своей тирады Джеймс, не в силах сдержать себя, отпустил ее плечо и теперь гладил ей лицо и волосы. Он осторожно привлек ее к себе и, задержав дыхание, замер. Все закружилось у Винтер перед глазами. Опустив веки, она впитывала в себя исходившие от него волны страсти. Ей хотелось крепче прижаться к нему, обнять его, слиться в долгом поцелуе…
— Я люблю тебя, Вин, — глухо сказал он. — Один Бог знает, как я тебя люблю.
— Не может быть… Ты ведь бросил меня.., у тебя была любовница…
— Нет. Тара хотела меня, это правда, но я никогда не думал о ней. Моей большой ошибкой было сказать ей об этом. А потом я был так глуп, что вдребезги напился и разрешил ей отвезти меня домой. Я-то имел в виду наш дом. Представляешь мое состояние, когда поутру я проснулся в ее постели, в ее доме… — Он увидел недоверчивый взгляд Вин и отрицательно покачал головой. — Между нами ничего не было.
— Ну почему ты так уверен? Ведь ты же был пьян.
— Именно поэтому. Я был настолько пьян, что ничего не могло произойти.
— Но ты согласился на развод! И даже никогда не пытался…
— Вин, родная. — Джеймс продолжал, едва касаясь, гладить ее лицо кончиками пальцев. Дотронувшись до ее губ, он глубоко вздохнул. Его взгляд затуманился, и он в изнеможении закрыл глаза. — Если я тебя сейчас поцелую, я уже не остановлюсь, — хрипло прошептал он. — Я не могу так больше жить, даже ради Чарли. Я слишком сильно люблю тебя, неужели ты не видишь? Будет лучше для всех нас, если я вернусь в Сидней. Ты уже знаешь, что случится, если я останусь… Мне необходимо уехать.
— Но я хочу, чтобы ты остался, — произнесла Вин слабеющим голосом.
Они пристально посмотрели друг на друга. Вин, казалось, слышала, как стучит ее сердце.
— Из-за Чарли? — горько спросил он. Винтер покачала головой.
— Н-нет, — тихо ответила она, — из-за меня. Я всегда любила тебя, Джеймс.
— Всегда? — Он усмехнулся. — Ты никогда, увы, не любила меня, Вин. Да и как ты могла? Ведь ты была совсем ребенком. О Боже, я так виноват перед тобой! Я разрушил твою жизнь. Моя любовь была страстной и эгоистичной. Я отмахивался от всего, что мне говорили. Все вокруг твердили мне, что ты молода и неопытна, что, если я тебя действительно люблю, я должен подождать, пока ты не станешь взрослой, что мне не следует использовать твою жажду близости со мной для того, чтобы привязать тебя к себе, навязать тебе замужество, к которому ты не готова.
Винтер с изумлением слушала его слова.
— Ну что ты говоришь? Все было совсем не так! Я мечтала выйти за тебя замуж — Ты просто хотела постели, — жестко ответил он и застонал, увидев ее оскорбленное лицо. — В этом нет ничего постыдного. Вин. Если бы твои дураки братья не хранили тебя за семью печатями, ты бы уже задолго до встречи со мной поняла, что любовь и секс не всегда совпадают. Но из-за того, что они просто не давали тебе и шагу ступить, ты решила, что поскольку испытываешь ко мне влечение, значит, ты любишь меня. Да, я знал это. — Джеймс взволнованно изливал то, что давно бередило его душу. — Но решил не обращать внимания. Я должен был дать тебе время подумать! Мы должны были пожить некоторое время, не оформляя брака. Тебе нужно было решить, действительно ли ты меня любишь, меня самого, а не то, что я даю тебе в постели. Но я так боялся потерять тебя… Поэтому и настоял на свадьбе…
— Это я хотела свадьбы, — горячо возразила Вин.
— Только вначале. — Он покачал головой. — Но скоро ты поняла свою ошибку… А потом было поздно… Ты уже ждала ребенка… Я виноват в этом! Никогда себе этого не прощу!
— Никогда не простишь себе?.. — в безмерном удивлении воскликнула Вин.
— Ты была совсем еще дитя! Но в своем чреве ты уже носила моего ребенка, хотя это было для тебя непосильной ношей.
— Но мне было уже девятнадцать, — напомнила она ему.
— Я не говорю о возрасте. Вин. Ты была еще очень, очень молодой и незрелой. Я ненавидел себя за то, что с тобой сделал, что сам не проследил, чтобы этого не случилось! И в то же время… Я так хотел вас двоих — тебя и ребенка.
Вин слушала, не веря своим ушам.
— Но я была противна тебе, когда ходила беременной. Ты с трудом заставлял себя даже взглянуть на меня. А в постели…
— Да нет же, не ты не нравилась мне! — воскликнул Джеймс. — А я сам не нравился себе. Я просто ненавидел себя.
— Но ты так рассердился, когда родился Чарли. Когда он плакал, когда…
— Я сердился не на тебя, Вин, а на себя. Ребенок был для тебя непосильной нагрузкой, и я не должен был допускать этого. Твоя семья считала точно так же, и я не могу их винить за это. Когда ты сказала, что больше не любишь меня и требуешь развода, я знал, что они были правы. Мне казалось, что я лишил тебя юности, свободы. Я больше не мог переносить этого и поэтому согласился на развода Я постарался уехать подальше, чтобы вы с Чарли могли начать жизнь сначала и ты сделала бы собственный выбор. Такое решение было тяжелым наказанием для меня, и с годами мне не становилось легче.
Мои родители присылали мне ваши фотографии, твои родители тоже часто писали в Сидней, но со временем мне все больше и больше недоставало вас. А потом, когда Чарли было шесть, мама прислала мне письмо, которое он сам написал для меня, — поздравление с Рождеством. И я не выдержал… Я должен был связаться с вами.
Вин никак не могла проглотить стоявший в горле комок. Она хорошо помнила то Рождество. Это было незадолго до того, как родители Джеймса вышли на пенсию и уехали из городка. Чарли все время спрашивал ее об отце, и она старалась отвечать ему как можно правдивее. Как она плакала, когда сын принес из школы открытку к празднику, которую он написал сам! Слезы катились у нее из глаз, когда она читала коротенькое поздравление, написанное корявым детским почерком, которое начиналось словами: “Милый папочка!” Вскоре открытка куда-то исчезла, и Вин облегченно вздохнула.
— Теперь ты понимаешь, почему я не могу остаться. Даже ради Чарли. Я не могу быть для тебя просто соседом. Я просто готов был с ума сойти, когда узнал, что ты встречаешься с этим владельцем гостиницы. Бедный Чарли! Но клянусь тебе, что его ненависть к Тому не могла сравниться с моей. В глубине души я все еще не могу осознать, что ты уже не моя.
— Как странно! — мягко сказала Вин. — В глубине своей души я чувствую то же самое.
Джеймс долго смотрел на Винтер, и на его лице ясно отражались все чувства, которые он испытывал в тот момент. Было видно, как сомнения и колебания боролись в нем с любовью и робкой надеждой вновь обрести свое счастье.
Медленно Вин встала на цыпочки, подняла руку и погладила Джеймса по щеке. Потом нежно обняла его, как если бы перед ней стоял не муж, а сын, страдающий от боли после ушиба или падения, пригладила его волосы и поцеловала.
Затем, дрожа от волнения, она приоткрыла рот и кончиком языка провела по его губам. Никогда раньше она не делала этого, считая, что именно мужчина должен проявлять инициативу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики