ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Чарли, ты знаешь почему. Мы давно разведены… Он.., и я…
— Знаешь что? Если ты собираешься опять выходить замуж, то это совсем не значит, что этот твой будет мне отцом!
От отчаяния и неожиданности сердце Вин гулко застучало. Она еще не затрагивала этой темы в присутствии Чарли и простодушно считала, что он и не догадывается, что Том хочет на ней жениться. Но тем не менее сейчас он фактически обвинял ее в том, что она хочет навязать ему отчима, которого он и знать не желает. И именно теперь, когда рядом стоит Джеймс!
— Я хочу, чтобы папа жил здесь, со мной, — продолжал настаивать Чарли. — В конце концов, это и мой дом, — упрямо повторил он.
— И мой…
Эти мягкие слова, сказанные так тихо, что только она могла их услышать, оглушили Вин. Она медленно повернула голову, переводя взгляд с сына на своего бывшего мужа. От потрясения сердце бешено заколотилось в груди. Что он хочет этим сказать? Какого рода угрозу он имеет в виду? Нет-нет, не может быть, чтобы он действительно хотел жить с ней под одной крышей. Или это так? Неужели он надеется коварством выжить ее из дома? И остаться здесь вместе с Чарли?!
Если раньше ее сердце бешено колотилось, то сейчас оно было готово вырваться из груди. Неужели это его настоящая цель? Неужели это не просто ловкий маневр, направленный на подтверждение права Джеймса на половину дома? Неужели это обдуманный и искусно составленный план, цель которого — вбить клин между ней и Чарли, насильно поставить ее в такое положение, в котором бы она, побуждаемая неприязнью к Джеймсу, нечаянно дала бы ему возможность вытолкнуть ее из жизни сына? Потому что именно это и случится, если она позволит себе покинуть сейчас свой дом, не желая находиться в нем вместе с Джеймсом, и поселиться в гостинице, что было совсем не трудно.
В этом году в их отношениях с Чарли наступил кризис, и сейчас единственным человеком, общества которого он жаждал, был его отец. Но, может быть, Чарли хотел наказать свою мать за ее связь с Томом, так раздражавшую его? А может, все было гораздо проще: Чарли всего-навсего достиг возраста, когда ему необходимо более тесное общение с отцом. Она не знала… Причина его поведения не имела значения сейчас, в этот момент. Она обязана сдержать свои эмоции, не позволить им завести себя в ловушку и принудить сделать что-нибудь такое, о чем впоследствии она будет горько жалеть. Это было для нее самым важным.
— Просто не верится, что ты хочешь остановиться здесь, — сказала она, собрав все свои силы, чтобы выглядеть спокойной.
— Почему? Ведь мой сын живет здесь, — заметил Джеймс. — А я решил вернуться из Австралии специально для того, чтобы проводить с ним больше времени.
Чтобы не упасть. Вин вцепилась в спинку стула. К своему ужасу, она почувствовала, что находится в опасной близости от того, чего уже не делала почти десять лет, — она была готова заплакать.
Нет, только не здесь. Только не перед этим человеком. Глубоко вздохнув и поджав губы, она осуждающе посмотрела на него.
— Не думай, что я не догадываюсь о твоих планах, — тихо сказала она ему. — Но у тебя ничего не получится, так и знай.
Она быстро взглянула на Чарли и, натянуто улыбаясь, сказала ему:
— Ну хорошо. По-видимому, в нашем доме будет жить гость. Проведи своего отца наверх и покажи ему свободную комнату.
— Я знаю, о какой комнате ты говоришь. Помнишь, она когда-то была нашей спальной. И я когда-то там жил…
Джеймс явно насмехался над ней.
— К тому же… — Он взглянул на Чарли. — Мы с Чарли уже перетащили туда вещи, не так ли, сынок?
Вин поспешно отвернулась. Она боялась, что ее лицо выдаст обуревавшие ее чувства.
— Мам, а я хочу есть! — вдруг жалобно воскликнул Чарли.
"Чего они хотят от меня? Чтобы я пошла на кухню и как ни в чем не бывало занялась стряпней? Джеймс собирается не только поселиться в моем доме, но и сделать его своим, мой сын поддерживает его, а я должна готовить им еду? У них совсем нет сердца!” — в отчаянии думала Вин.
Она жаждала одного — убежать куда-нибудь в безопасное место, свернуться в маленький комочек, как ребенок сворачивается в утробе матери, и подождать, пока не уляжется ее волнение. “Но и в этом мне отказано”, — с горечью подумала Вин. Она даже не могла закрыться на полчаса в своей комнате — Чарли начал бы теребить ее, спрашивать, что она там делает, а Джеймс лишь усмехнулся бы, увидев ее в расстроенных чувствах.
Да, безусловно, он вышел победителем из этой схватки. Как долго он замышлял свой коварный план, подбивая Чарли действовать за ее спиной, обманывать и лгать ей?
Вот что самое оскорбительное во всем этом, призналась она себе. Обожание, которым Чарли окружил своего отца, полностью разрушило те доверительные отношения, которые, как она надеялась, существовали между ней и сыном. Чарли знал, что она никогда не согласится с тем, чтобы Джеймс жил вместе с ними.
Однако ее гнев сосредоточился не на Чарли, ее сыне, а на его отце. Чарли все-таки еще совсем ребенок, хотя и достаточно большой для того, чтобы понимать, что он поступил непорядочно. Но Джеймс — взрослый человек, и, сговариваясь с ребенком, толкая его на путь предательства, побуждая ко лжи, он совершенно забывает об ответственности за сына, ведет себя не как взрослый мужчина.
Как будет Чарли отныне верить ее словам о том, что в жизни надо быть честным человеком, если собственный отец учит его лжи?
Она почувствовала, что тяжелая пелена отчаяния и боли окутывает ее. Она так старалась научить Чарли уважать общечеловеческие ценности, которые казались ей важными! Не всегда это было просто. Чарли обладал обостренным чувством мужской гордости, он был упрям и часто протестовал против строгих этических принципов матери, особенно теперь, когда он вступил в опасный подростковый возраст. В последнее время Вин часто расстраивалась, видя, что он гораздо охотнее прислушивается к словам сверстников, чем к ее.
Когда она обсудила эту проблему с Эстер, та посоветовала ей не принимать все так близко к сердцу.
— Денни такой же, — утешила она Вин. — “Ну мам, все так делают, у всех это есть!” — передразнила она сына. — Прямо какое-то мальчишеское тайное общество, иначе не скажешь.
— Так ты думаешь, это не из-за того, что он растет без отца? — нерешительно спросила Вин и, поколебавшись, добавила:
— Сейчас, что бы я ни сделала, все не так, Эстер. Он больше слушает школьных учителей-мужчин, чем меня. Терпеть не могу, когда он начинает вдруг фыркать с презрением при одном слове “женщина”. Все время спрашиваю себя: не я ли виновата в этом, не я ли каким-то образом внушила ему мысль о том, что женщина является существом второго сорта?
— Я понимаю, о чем ты говоришь, — ответила Эстер. — С Денни сейчас творится то же самое. На прошлой неделе я услышала, как он говорил Дженни, что не будет больше помогать ей с мытьем посуды, потому что это женская работа. —И откуда они набираются этого? Какой-то мужской инстинкт, право слово. Надеюсь, они перерастут это. А если нет, — мрачно добавила она, — то Дженни, а то и я сама выбьем из него эту дурь.
Вин с готовностью рассмеялась, пытаясь согласиться с уверениями подруги в том, что Чарли просто растет и начинает осознавать свою принадлежность к мужскому полу.
— Я знаю, что это трудно принять, — сказала Эстер, провожая ее. — То все они сплошные кудряшки и поцелуйчики — а ведь маленькие мальчики гораздо более нежны и зависимы, чем девочки, — и вдруг раз! — и они начинают грубить и препираться с тобой. Поверь мне, Вин, теперешнее поведение Чарли совсем не зависит от того, что ты сделала или не сделала. Таков возраст — и делу конец! Представляешь, мне даже пришлось сказать Рику, чтобы он побольше помогал мне по хозяйству, — пусть Денни видит.
Сейчас Вин вспоминала, что эта беседа только усилила ее самые большие страхи. Виновата ли она в том, что лишила Чарли такого необходимого в жизни каждого мальчика мужского влияния? Должна ли она только себя винить в том, что теперь он отворачивается от нее?
Винтер так старалась воспитать Чарли нормальным человеком! Эстер помогала ей, неизменно приглашая Чарли во все семейные походы и просто на прогулки, для того чтобы он не страдал от одиночества, которое часто испытывает единственный ребенок в семье.
Как бы хорошо было, если бы ее братья со своими семьями жили по соседству! Но они были разбросаны по всему миру, а финансовое положение Вин было таковым, что поездки к ним полностью исключались.
Однажды, год назад, когда она отчаянно нуждалась в новом зимнем пальто, Эстер заметила ей, что если бы она не покупала Чарли излишне дорогие вещи, то могла бы позволить себе купить что-нибудь приличное для себя. Вин тихо ответила подруге, что вещи для Чарли она приобретает на деньги, присланные его отцом, и что для нее вопрос чести никогда не тратить ни одного цента из этих денег на себя. То, что остается от покупки необходимых Чарли вещей, она кладет в банк на его имя.
— Ты поешь с нами? — неохотно спросила она Джеймса и тут же мысленно отругала себя. Ей следует просто не обращать внимания на него и показным равнодушием постараться закрыть для него доступ в их с Чарли жизнь. А вместо этого она сама облегчает ему задачу.
Она ни на секунду не дала обмануть себя. Человек с положением и средствами Джеймса вряд ли всерьез захотел бы жить в таком простеньком домике. Он, должно быть, привык к роскошным номерам в первоклассных отелях, с вышколенной прислугой, готовой исполнить любое его желание. Ну, здесь-то все будет по-другому.
Но все-таки зачем же она спросила его, хочет ли он разделить с ними ужин? Стараясь исправиться, она быстро добавила:
— Мне кажется, тебе лучше поесть в другом месте. Мы с Чарли едим очень просто, а сегодня у нас будут только холодные закуски, так как вечером я ухожу.
— Действительно? Тогда, может быть, я возьму Чарли и мы с ним поужинаем в другом месте?
— Нет!!!
Вин поняла, что ее отказ был слишком резок, и сильно покраснела.
Он смотрел ей прямо в глаза, а гордость не давала ей отвести взгляд. Она инстинктивно почувствовала, что он ищет ее ранимые места, ее слабости.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики