ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На такую роскошь у нее редко хватало времени. К тому же она считала это баловством и поблажкой себе, а потакать себе Винтер не любила. Мечты — это занятие для подростков, а не для зрелой женщины. Вин вспомнила, что в юности ее часто обвиняли в излишней мечтательности.
Она горько усмехнулась. Как она утром сказала Эстер, в юности, до того, как она встретила Джеймса, братья делали все возможное, чтобы оградить ее от реальной жизни.
Первая их встреча произошла у магазина, когда она в буквальном смысле столкнулась с ним, подвернув ногу и вскрикнув от острой боли. Но боль в момент улетучилась, стоило ему склониться над ней. Он протянул руку к щиколотке, внимательно и ловко ощупал ее и с беспокойством спросил, как она себя чувствует. При его прикосновении на нее внезапно накатилась странная горячая волна, и слова застряли в горле. Джеймс был самым привлекательным мужчиной из тех, которых она когда-либо встречала. Высокий, загорелый, с густыми темно-каштановыми волосами, он, казалось, излучал какую-то энергию. Его пальцы, держащие ее ступню, были длинными, с чистыми и аккуратно подстриженными ногтями. Свет отражался от круглого стекла его больших электронных часов, а короткая кожаная куртка казалась такой мягкой, что, несмотря на ее потертый вид, ей хотелось дотронуться до нее, пробежаться по ней кончиками пальцев и ощутить нежную, мягкую фактуру.
Не услышав ответа на свой вопрос, он внимательно посмотрел на нее. Она заметила, что его глаза были густого золотистого цвета, как у тигра. Дыхание замерло у нее в груди. Все ее существо охватил вихрь эмоций, которых она никогда еще не испытывала. Она поняла, что окончательно и бесповоротно влюбилась.
Как во сне, она позволила ему поднять пакеты и сумку, оброненные ею. Он сказал, что довезет ее до дома на машине, и Винтер, чувствуя, что если бы он предложил ей полететь вместе с ним на Луну, то и тогда она согласилась бы без лишних слов. Она покорно кивнула и позволила ему взять себя под руку. Вместе они прошли мимо толпящихся покупателей и вышли на стоянку.
Из разговора по дороге она узнала, что он только что вернулся домой из Гарвардского университета, получив там звание магистра, и что в будущем собирается заняться производством компьютерных программ и открыть собственное дело, а пока работает неподалеку, так как до организации собственного предприятия хочет немного пожить с родителями.
Он спросил, как ее зовут, и она, задыхаясь, ответила ему, слегка покраснев, когда он задумчиво повторил:
— Винтер? . Как необычно…
— Я родилась в день зимнего солнцестояния, — пояснила она, чувствуя себя неловко. Ее необычное имя всегда приносило ей огорчения, и она предпочитала, чтобы ее называли просто Вин.
— Зима в имени, но не в облике, — ответил он ей тогда. — Какой теплый цвет у ваших волос!
Говоря это, он наклонился вперед и дотронулся до ее волос. В те дни она носила волосы распущенными, только убирала их со лба бархатным ободком, и они свободной густой волной падали ниже плеч. Вин считала такую прическу слишком детской и наивной и хотела сделать стрижку, чтобы выглядеть взрослее, но братья подняли ее на смех, говоря, что она молода и должна выглядеть наивной и юной, и, против обыкновения, она уступила им.
По странному капризу судьбы в то лето все они были далеко от дома. Старший брат, Гаррет, гостил в Новой Зеландии, куда поехал знакомиться с семьей своей невесты. Близнецы Саймон и Филипп пешком путешествовали по стране, а Джонатан, студент последнего курса университета, проводил каникулы на археологических раскопках вместе с несколькими приятелями-студентами. Вин осталась в городке совсем одна, без защиты своих верных стражей.
Сначала родители были рады ее знакомству с Джеймсом. Он был старше, разумнее ее и понимал, как невинна и молода Вин. Во всяком случае, позже ее мать с горечью утверждала, что они так считали.
Безусловно, Вин была и наивна, и невинна, но она также была безумно влюблена и не пыталась скрывать свое чувство от Джеймса. При первом же его поцелуе она пылко прижалась к нему, крепко обняв его, и доверчиво приоткрыла губы. Ее серд-1де бешено забилось от восторга, когда она почувствовала, как его горячий, зовущий язык нетерпеливо ищет ее язык.
После первого поцелуя она посмотрела на него сияющими, ошеломленными глазами. Ради него она была готова на все! Ее грудь болела и пульсировала под тонкой хлопчатобумажной футболкой, и напрягшиеся соски выдавались под полупрозрачной тканью. Джеймс легко дотронулся до одного из них и мягко обвел его кончиком пальца. Краска бросилась ему в лицо, и он хрипло сказал ей:
— В следующий раз я поцелую тебя вот сюда, и тогда ты поймешь, почему это так возбуждает…
Она была отчаянно влюблена в него и абсолютно беззащитна перед охватившим ее чувством. Да, это было действительно так. Куда она могла деться? Вот это-то пробудившееся в ней влечение, а также чувство, которое она по своей наивности считала любовью, и повлекли ее так безудержно к Джеймсу.
Она так сильно хотела его, что очень скоро все остальное в ее жизни утратило всякий смысл. У нее не было никакого жизненного опыта, на который можно было опереться в такой важный для нее момент, и Вин решила, что раз она жаждет его близости — значит, любит его. Стоило ей только подумать о Джеймсе, как по всему телу пробегала горячая и сладкая волна. Конечно же, она любила его и страстно защищала свое чувство, когда мама пыталась доказать ей, что надо подождать, что все может кончиться катастрофой, что влюбленность отнюдь не равнозначна любви, что она слишком молода и не должна связывать жизнь с человеком, которого знает всего-навсего несколько месяцев.
Но на это она вызывающе указывала, что ей уже исполнилось восемнадцать лет и что родители не могут воспрепятствовать ее замужеству.
— А как же университет? — ужасались они. — Подумай о своем будущем!
— Мое будущее — это Джеймс! — упрямо отвечала она.
Даже сам Джеймс сделал попытку убедить ее в том, что им лучше бы отложить свадьбу, но она немедленно залилась слезами, обвинив Джеймса в том, что он не хочет ее. Чтобы успокоить Вин, он крепко сжал ее в своих объятиях…
Вскоре после первой близости с ним она призналась ему, что все еще не взяла у своего врача рецепт на противозачаточные таблетки. Джеймс не только сам записал ее на прием в Центр планирования семьи, но и настоял на том, чтобы пойти туда вместе с ней. Он сказал, что заводить ребенка сейчас, на данном этапе их отношений, да и в течение нескольких первых лет их совместной жизни, неразумно, да и просто невозможно.
— Ты еще так молода, — произнес он, вглядываясь в ее юное лицо. — Иногда мне кажется, что твои родители правы и нам действительно следует подождать, но я так хочу тебя… Ей тоже не терпелось стать его супругой, и, двумя месяцами позже, почти против воли ее родителей, после тихой церемонии в церкви, они стали мужем и женой.
Они купили маленький, но крепкий каменный дом в окрестностях городка, и какое-то очень короткое время Вин была бесконечно счастлива. Джеймс оказался ласковым и внимательным любовником. Он терпеливо позволял ей постепенно раскрывать свою чувственность. Только долгие годы спустя, по прошествии многих лет после развода, она по-настоящему поняла, насколько ему приходилось сдерживать себя.
В то время он был бескорыстным и любящим супругом. Он холил и лелеял ее, смеялся, когда у Вин подгорала еда или когда ему самому приходилось гладить рубашки.
Тогда, вспыхивая от стыда и унижения, она спрашивала его, не жалеет ли он, что взял ее в жены, а он обнимал ее и говорил, что женился на ней совсем не из-за ее хозяйственных талантов.
— И кроме того, — шептал он ей на ухо, — после Рождества ты будешь учиться в колледже, и у тебя все равно не будет времени на готовку и другую ерунду.
Учеба в колледже была камнем преткновения между ними. Вин вполне устраивала роль жены Джеймса, и ничего большего она не хотела. Джеймс же не уставая повторял, что если она и отбросила мысль о поступлении в университет, то это не означает, что она не должна учиться здесь, в своем родном городке.
— Зачем мне теперь диплом? — спрашивала она. — Мне не нужна карьера. Мне нужны только ты и наши дети.
Джеймс серьезно посмотрел на нее.
— Ты так молода. Вин. Это сейчас ты думаешь так, но когда-нибудь…
Они жарко спорили, но он продолжал настаивать на поступлении Вин в колледж.
Затем Вин заболела гриппом и зачала ребенка. Почему она нарочно так долго скрывала свою беременность? Может быть, она чувствовала, что Джеймс ее не одобрит?
Когда наконец она сообщила ему о своей беременности, его первыми чувствами были потрясение и гнев. Сквозь слезы она смотрела, как он в раздражении ходит взад-вперед по гостиной.
— Слишком рано, Вин. Мы еще толком не знаем друг друга, — сказал он ей тогда.
И месяцы, последовавшие за их разговором, показали, что она действительно мало знает его.
Оказалось, что и ее семья, к которой она обратилась за поддержкой и сочувствием, разделяет мнение Джеймса. Все, решительно все считали, что на такой ранней стадии их совместной жизни беременность является крайне нежелательным событием.
— Теперь, конечно, я не смогу учиться дальше, — сказала она Джеймсу и вздрогнула, увидев выражение его глаз. Казалось, он всерьез считает, что она забеременела специально, чтобы не ходить в колледж.
В их отношениях появилась первая трещина.
Затем однажды вечером Джеймс сказал, что им придется сходить на вечер, организованный для служащих его компании. К тому времени Винтер была уже на седьмом месяце. Она сильно располнела и, будучи маленького роста, стала похожа на шарик. Тянущий вниз живот замедлял ее движения, раздражал и мешал ей.
Они перестали заниматься любовью. Вин была так рассержена его холодностью и неприятием ее беременности, что оттолкнула его, когда он сделал робкую попытку помириться. Больше он к ней не прикасался. Она страстно жаждала его объятий, но гордость не позволяла ей сказать ему об этом. Вдобавок к этому она все время мучительно спрашивала себя, а хочет ли он вообще близости с ней теперь, когда она беременна и так отталкивающе толста.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики