науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Можно без труда заметить, что я на взводе». Эта мысль заставила Рэйлана улыбнуться. Чтобы не выдать себя, он спросил:
– Какую же общую тему для разговора вы нашли?
– Мы в основном говорили о нем. Не потому, что Чарли был таким уж неучтивым. Он был в восторге, когда узнал, что я получила степень, задавал какие-то вопросы. Но по-настоящему его занимали только небо и самолеты. Больше ничего. Чарли всегда о них говорил.
– Мне кажется, вы сердитесь.
– Вовсе нет!
При столь эмоциональном ответе брови Рэйлана удивленно приподнялись.
– Я хочу сказать, что Чарли жил полетами, – сказала она в оправдание. – Он был рожден, чтобы летать. Я поняла это с самого начала, в тот же вечер. Для него не летать означало не дышать.
«Демон Рамм был фанатиком своего дела, – думал Рэйлан. – Но жить с людьми подобного типа нелегко. Их преданность делу, должно быть, вызывает ревность у близких. Не это ли так отчаянно пытается скрыть Кирстен – что она ужасно ревновала Рамма к авиации…»
Рэйлан мгновение изучал ее лицо, взвешивая, насколько рискованно было бы сейчас поднять еще одну тему, по горячим следам предыдущей. И решил, что отсрочка не сделает разговор об этом легким.
– По сценарию, Рамм говорит вам, что сожалеет об окончании войны во Вьетнаме.
– Да, – спокойно призналась она. – Он боевой пилот, которому не с кем стало воевать. Я думаю, Чарли был ужасно разочарован, когда наши войска покинули зону Персидского залива. Он не хотел убивать. Просто считал своим призванием летать только на скоростных самолетах. Поэтому не остался в военно-морских силах и не стал гражданским летчиком, как большинство его друзей.
Рэйлану хотелось подробнее изучить эту черту характера ее мужа, но не сейчас.
– Мы забегаем вперед, – сказал он, – в тот вечер Рамм влюбился в вас?
– Естественно.
– Ну конечно. Только сумасшедший не влюбился бы в вас. Какую же тактику обольщения он выбрал?
– А как по-вашему?
Кирстен бросала ему вызов: так насколько же хорошо он изучил своего героя? Рэйлан прищурился и склонил голову набок.
– Вы пойдете со мной в постель?
Она с шумом втянула воздух.
– Нет.
– Это вы ответили ему тогда или мне сейчас? В комнате вдруг стало очень тихо. Слышно было только, как потрескивали дрова в камине.
Наконец она вымолвила:
– Вы говорили не за себя. Вы спросили за него, не так ли?
Актер улыбнулся, но ничего уточнять не стал. Зато несказанно обрадовался, заметив, что она нервничает. Не желая останавливаться больше на этом, Кирстен продолжила:
– Чарли сказал, что я не похожа на тех, кто довольствуется короткими отношениями, и я подтвердила это.
Рэйлан предложил следующую фразу:
– «Это хорошо. Потому что я мечтаю о чем-то более продолжительном».
– Ну, это вы знаете из сценария. Он кивнул и продолжил атаку:
– Он сбил вас с толку?
– У меня от него голова шла кругом и дух захватывало. После мальчиков из студенческого городка – в устаревших твидовых пиджаках, с неестественным акцентом и жаргоном интеллектуальной элиты – Чарли казался таким необыкновенным: потертая кожаная куртка, южный выговор, напористость, сила.
Ее голубые глаза сверкали, розовый язычок нервно облизывал губы, дыхание участилось.
– Знаете, просто находиться рядом с ним было уже интересно.
– Могу себе представить, – пробурчал Рэйлан.
Ему и в голову не приходило, что он станет ревновать. Невероятно! Его как будто пронзило стрелой. С каждым ударом сердца мозг пропитывался новой порцией яда. То был яд ревности.
Он мог понять ее возбуждение, потому что ощущал такое же, если не более острое, мысли о сексе заставляли трепетать каждую его клеточку. От сознания того, что в них загорается нечто прекрасное, хотелось дать волю чувствам, чтобы стало еще лучше. Эмоции брали приступом крепость здравомыслия. То был ад. То был рай. Самое легкое перо самого гениального из поэтов бессильно описать это томление в груди, это напряжение в паху, этот жар в крови, этот бунт плоти.
Но он, черт побери, желает знать, откуда у Кирстен эти чувства: вызваны воспоминаниями или причина в нем, Рэйлане? Эти голубые глаза звали тень Демона Рамма? Или живого Рэйлана Норта?
Очевидно, глаза выдали волнение мужчины, пронзительный взгляд которого напугал Кирстен.
Ступни ее коснулись пола.
– Уже поздно, а я должна завтра переписать четыре страницы.
Доля секунды, и Рэйлан уже стоял перед Кирстен, сжимая ее плечи.
– Не так уж поздно. Мы еще не закончили.
– Я закончила.
Она попыталась освободиться из его рук, но Рэйлан не пустил. Это не было насилием: его глаза были куда более властными, чем руки. Он мог заставить ее не уходить только силой взгляда, не прикасаясь.
– Чарли пригласил вас на танец, так?
– Да.
– Какая была музыка?
– Не помню.
– Черта с два! Вы же помните все остальное. Что за музыка?
– Какое это имеет значение?
– Вот именно – какое это имеет значение?
Примирившись с неизбежностью, она обреченно ответила:
– Люди начали уставать, просили только медленные танцы. Нил Даймонд, поздние «Битлз», «Карпентерз».
– Есть что-нибудь из этого? Он отошел к стене со встроенной стереосистемой и стал перебирать диски на стеллаже.
– У меня нет ничего этого. Вряд ли. Не думаю.
– Тогда подберем что-нибудь по своему усмотрению. «Чикаго» или «Беспечный шепот». Что хотите?
– Вы с ума сошли. Вы что, хотите устроить танцы?
– В общем, да. Таков сценарий. Это исследовательский эксперимент.
Он поставил диск «Чикаго» и включил аппаратуру. В одно мгновение комната наполнилась звуками из спрятанных в разных местах, колонок. Рэйлан настроил громкость и вернулся к Кирстен.
– Как он держал вас?
– Рэйлан, не нужно.
В первый раз за этот вечер она назвала его по имени, правда, с раздражением, но он не обратил на это внимания.
– Мне нужно.
– Зачем?
Кирстен воспротивилась, когда он попытался начать с ней танец.
– Затем, что мы еще не ставили эту сцену. Я хочу знать, как это было на самом деле.
– Я начинаю ощущать себя испорченной пластинкой. Прочтите мою книгу.
– Я прочел. Там сказано, что вы танцевали и испытывали при этом романтические чувства. Маловато для актера, который должен сыграть такое.
– Это работа режиссера – развивать мои мысли и ставить сцены.
– Он и будет ставить, Кирстен, а моя забота – сделать сцену похожей на правду. Когда зрители видят фильм, каждый мужчина должен хотеть оказаться на моем месте, и каждая женщина – на вашем… Теперь сосредоточьтесь.
Последние слова относились к нему самому в не меньшей степени, чем к партнерше. Потому что при соприкосновении их тел Рэйлана охватило огненное желание, и единственное, на чем он мог сосредоточиться, была мысль о проникновении в нее. В тот момент он понял: рано или поздно это случится. И пусть он сдохнет, но он вкусит тела этой загадочной женщины!
– Я Рамм. Я только что познакомился с невероятно привлекательной женщиной и хочу ее больше всего на свете. Что я делаю? Как себя веду? – Рэйлан с силой притянул ее к себе. – Как держал вас Рамм во время танца? Вот так?
Они стояли в исходной для вальса позиции, только намного ближе друг к другу, чем это позволил бы учитель танцев.
– Да, сначала.
Рэйлан повел ее, двигаясь в такт причудливой мелодии вдохновения. Их танец был чем-то большим, нежели просто ритмичное покачивание наэлектризованных тел или легкий флирт мужчины и женщины. Это была любовная прелюдия.
– Он был застенчив с вами? Или крепко прижимал вас к себе?
– Да.
– Что «да»?
– Второе. Чарли не знал застенчивости.
– Он терся щекой о ваши волосы?
Она кивнула, и Рэйлан прильнул к ее голове.
– Так?
– Да, только…
– Только?
– Только он был выше на несколько сантиметров. Ему приходилось наклоняться.
– Ну, с этим придется смириться, вставать на цыпочки я не собираюсь. К тому же, – прошептал он, – мне кажется, что мы очень друг другу подходим.
Их тела находились в полной гармонии друг с другом. Гармония была настолько невероятной, что казалось, будто они сошли с картины, изображающей идеальный союз: его грубая мужественность, нашедшая пристанище в ее нежности. Ткань ее платья была тонкой, почти прозрачной, и джинсы были единственным, что их разделяло. За пульсацией крови в висках он почти не слышал музыки.
– Что-нибудь еще мне расскажете? – спросил он, нежно подув на короткую бахрому волос на ее шее.
– Он был сильнее, чем вы. Я помню, как спокойно мне становилось, когда он обнимал меня за…
Она замолчала, и Рэйлан поднял голову, чтобы взглянуть на нее.
–..обнимал за?..
– За талию, – продолжила она охрипшим голосом.
Он сцепил руки за спиной Кирстен и еще крепче прижался к ней, еще глубже продвинул ногу между ее бедер.
– Так?
Она кивнула и, немного подавшись назад, устремила на Рэйлана пристальный взгляд, будто пытаясь увидеть в его лице черты Чарли.
– Его волосы были светлее ваших. И курчавее. Совершенно другая структура волос.
– Структура? – переспросил Рэйлан. – Вы трогали его волосы в тот вечер?
Кирстен покачала головой. В глазах ее были растерянность и враждебность.
– Я… вы смущаете меня. Я забыла. – Она опустила голову ему на грудь, руки ее безвольно повисли.
– Когда вы танцевали с Чарли, ваши руки находились в том же положении, что и сейчас, Кирстен?
Она покачала головой на его груди, давая понять, что ответ отрицательный.
– Тогда в каком? – мягко спросил Рэйлан. Словно в трансе она медленно подняла руки и мягко обвила ими его шею. Он почувствовал, как затвердели соски ее невысокой груди. Рэйлан тяжело, со свистом втянул в себя воздух.
– Так вы дотронулись до его волос?
– Мне кажется, да. Наверное, я слегка провела по ним пальцами.
Кирстен подкрепила свои слова действием, и, чтобы сдержать стон, когда тонкие пальцы пробежали по его затылку, он прошептал:
– В чью пользу сравнение? Рэйлану было наплевать. Все, что он хотел знать, это понравились ли Кирстен его волосы.
– Ваши более гладкие, мягче, длиннее. Не такие жесткие, не такие курчавые.
Он нежно покусывал ее ушко. Руки гладили обнаженную спину.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики