науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— О, Присцилла, да на тебе нет ничего…
— Сегодня так жарко. Я хотела, чтобы было попрохладнее. О, Бубба, не надо, Боже, зачем ты трогаешь меня там?
— Позволь мне, Присцилла, — просил он. — Я не сделаю тебе больно. Я что, поранил тебя? Я больше не буду.
— Нет!
Он хотел отодвинуться, но она, изогнувшись всем телом, удержала его.
— Я просто хочу сказать, что мужчина может стать опасным, если леди позволит зайти ему так далеко, и тогда… О, как раз там, Бубба. — Она вздрогнула. — Там.
— Присцилла, — вздохнул он, целуя ее в шею.
— Знаешь, я из-за тебя вся мокрая внутри.
— А у меня все так затвердело, что даже больно, — пробормотал он.
— Давай, я помогу тебе. — Она ощупала его штаны спереди и стала ласкать опытными пальцами…
— Боже мой, — застонал он. Ему казалось, что он сейчас умрет и его мать и все вокруг узнают, как он умер. Но ему уже было все равно, он погрузил свои руки в ее мягкую плоть.
— Отлично, Бубба, — вздохнула она. — Но не здесь. Пойдем дальше, вниз по реке, быстрее.
Озадаченный, он убрал руку и отстранился. Она опустила ногу и застегнула платье. Затем, глядя на него чрезвычайно многообещающе, взяла за руку, потащила к реке. Вдруг оба они остановились. Поблизости на пне сидел Люк Лэнгстон. Словно не замечая их, он задумчиво строгал палочку перочинным ножом.
— Привет, — просипел он. — Отличный вечерок, а?
— Ты подглядывал, ублюдок! — вскрикнула Присцилла. — И давно ты здесь?
— Пожалуй, с тех пор, как встала та штука в штанах у Буббы. Когда ты начал ее выращивать, Бубба? Я таких штук никогда и ни у кого не видел.
— Я убью тебя! — Бубба направился к брату. Тот вскочил с пня и с воинственным индейским кличем бросился наутек сквозь деревья. Бубба помчался за ним.
— Чтоб вы провалились, идиоты. — Присцилла стала наводить порядок в одежде. Потом медленно возвратилась к своему фургону, опустилась на постель и полностью отдалась чувству неудовлетворенности жизнью.

Росс повернулся спиной к танцующим и погрузил кружку в бочку с пивом. Он был вне себя. Он позеленел от ревности. Он был уже более чем пьян. В этом состоянии он вполне мог контролировать себя, но не хотел. Он выпил еще кружку пива, желая, чтобы это было виски, дабы быстрее напиться.
Какое ему дело до того, что она бросилась в объятия этого типа? Как только они доберутся до Техаса и обустроятся, он тут же начнет бракоразводный процесс. До сих пор в этой части страны не все еще улеглось после войны. И конечно, нетрудно будет добиться развода.
Он стоял, задумчиво переваливаясь с носка на каблук, и его злость нарастала, хотя он и пытался сосредоточиться на истории, которую рассказывал мистер Эпплтон. Все вокруг были поглощены ею. А Росс только пытался не глядеть на Лидию, которая продолжала улыбаться Хиллу. Она никогда не смотрела так на него. Она соблазнительно кривила губки и призывно изгибала тело в такт музыке. По крайней мере, так ему это виделось.
Она нарочно выставляла его дураком — вот что она делала. Танцуя со своим дружком, она таким образом демонстрировала недостатки своего мужа. Ну что ж, он не собирался больше стоять тут и изображать дурака в глазах этой девчонки, на которой его заставили жениться. И если надо, он утащит ее отсюда за эти буйные волосы…
Но где же она?
Росс повернулся и оглядел танцующих. Его пьяные глаза пытались сфокусироваться на парах. Когда по прошествии нескольких минут он не смог определить, где Лидия и Уинстон, он уронил кружку на землю и начал прорываться сквозь толпу.
— Эй, Коулмэн, смотри, куда идешь!
— Куда ты, Росс?
— Росс, может, хватит пить?
— Где твоя жена?..
Он ни на кого не обращал внимания. Он чувствовал, как его охватывает знакомое напряжение. Неистовая ярость все больше поднималась в нем, заполняла все поры и жадно искала выхода. После того как они с Джессом и Фрэнком провернули то последнее дельце, он ни разу не испытывал это чувство так остро. Его кулаки снова сжались, рука стала инстинктивно искать кобуру с пистолетом. Но ее не было на привычном месте, и он продолжал ломиться сквозь толпу с твердым намерением найти жену-предательницу и ее избранника.
— Росс, я сказала, чтобы девочки отнесли Ли в наш фургон, чтобы вы с Лидией могли подольше повеселиться на вечеринке, — сказала Ма, когда он проходил мимо нее. Он посмотрел на нее невидящим взглядом. — Пусть он побудет до утра в нашем фургоне.
— Где она?
Ма уже час наблюдала за ним и знала, что его съедает ревность. Но у нее хватила ума не засмеяться. Вместо этого она посмотрела на танцоров.
— Кто? Лидия?
— Да, Лидия. — Росс буквально выплюнул ее имя, как будто оно давно уже комком лежало у него на языке.
— Точно не могу сказать. Она танцевала с мистером Хиллом, когда я видела ее в последний раз.
Росс проложил путь сквозь веселящуюся толпу и, спотыкаясь, направился к фургонам, которые почти все стояли темные, мрачные и пустые. Если только она пошла не в свой фургон… Если только он найдет их там вместе… Он просто не знает… Где же она…

Никогда раньше Лидия так не веселилась. Уинстон обращался с ней так, словно это не она выросла среди подонков, не она жила в трущобах, словно не ее насиловал отвратительный сводный брат. Уинстон обращался с ней как с леди, расточал комплименты по поводу ее внешности, того, как она танцует, держит бокал с пуншем, смеялся вместе с ней, разделяя ее восторги.
Когда он закашлялся, она забеспокоилась. Он убедил ее, что все в порядке, и она ему верила до тех пор, пока они не остановились посреди танца и не вышли из круга танцующих. Его охватил приступ кашля, какого Лидия никогда не видела ранее.
— Уинстон! — Она положила руку ему на плечо, а он, согнувшись в пояснице, сотрясался конвульсиями кашля. — Чем я могу помочь?
— Извините, ничего страшного.
Но это была неправда. В углах его рта выступили капельки крови, а лицо стало восковым.
— Может быть, позвать Мозеса?
Он покачал головой, прижимая платок ко рту.
— Пусть он повеселится, — отдышавшись, сказал он. Но следующий приступ был еще сильнее, и Лидия всполошилась не на шутку.
— Уинстон, скажите, что мне делать?
— Мое лекарство…
Она поискала глазами Росса, но он стоял с мужчинами у бочки с пивом, и ей пришлось бы протискиваться сквозь плотную толпу танцующих, чтобы добраться до него. Она не хотела оставлять Уинстона надолго. Она дернула его за рукав:
— Где оно, Уинстон?
— Фургон…
— Пошли.
Она решила позаботиться о нем сама, а не искать, кто бы другой мог это сделать. Он может задохнуться насмерть прежде, чем она найдет помощь, и она знала, что ему будет крайне неловко, если она из-за него поднимет шум. Обняв его за талию, она повела его в темноту, туда, где расположились на ночь фургоны.
— Где ваш?
Слабым жестом он указал на один из фургонов, и, спотыкаясь, они направились к нему.
— Извините меня, Лидия, — все время повторял он.
— Ну, ну. Не говорите много, а то опять начнете кашлять.
— Я просто ненавижу себя за это.
— Это не ваша вина.
У входа в фургон она спросила:
— А вы сможете сами забраться внутрь?
Он кивнул и огромным усилием воли заставил себя подняться в фургон, тяжело дыша и останавливаясь, чтобы откашляться. Лидия ему помогла, и оба они очутились в фургоне, в кромешной тьме. Уинстон рухнул на постель. И здесь его охватил новый приступ кашля.
Привыкнув к темноте, Лидия нашла светильник и спички, и вскоре в фургоне загорелся слабый огонек.
— Где лекарство? — мягко спросила она.
Уинстон, задыхаясь, ловил ртом воздух. Он показал на небольшую деревянную коробочку. Лидия поднесла ее к нему, открыла крышку и увидела несколько пузырьков с лекарствами. Дрожащей рукой он указал ей нужное.
Она отставила коробку и открыла пузырек. Одной рукой подняв его голову, она прижала темно-коричневый сосуд к его рту. Он жадно глотнул и устало откинулся назад.
— Спасибо, Лидия.
— Вам лучше? — Ее брови тревожно изогнулись, рот напрягся от сострадания.
Локоны окружали ее лицо, как языки пламени. Кожа была влажна от волнения. Запах ее духов наполнил все это чисто мужское обиталище. Она и понятия не имела, сколь прекрасной казалась распростертому перед ней больному, который все бы отдал на свете, чтобы в этот момент быть сильным и здоровым.
— Мне уже лучше, — печально сказал он, желая, чтобы тот взгляд, который она обратила на него, был полон страсти, а не сострадания.
— Позвольте, я помогу снять это. — Она развязала шелковый галстук у него на шее и без всякого смущения расстегнула ворот рубашки.
Он сжал ее руки:
— Мозес сможет сделать это, когда придет. Возвращайтесь на праздник.
— Может, мне позвать его прямо сейчас?
Он покачал головой, не поднимая ее с подушки:
— Как только он заметит, что я больше не танцую, он тут же придет сам. — Он сильнее сжал ее руку. — Спасибо, Лидия.
— Ну, что вы. — Инстинктивно, по-матерински ее пальцы поправили прядь волос на его лбу. В этот момент Уинстон взял другую ее руку, поднес к губам и поцеловал.
Росс ворвался в фургон, как настоящий разбойник, рванув на себя парусиновую входную занавесь. Вздрогнув, Лидия оглянулась, но не раньше чем Росс успел увидеть то, что для его затуманенного ревностью сознания выглядело как любовная сцена.
Лидия отшатнулась от него. На нем не было больше ни жилета, ни шейного галстука.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики