науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

это… мы пошли за хворостом, и Люк вызвался принести его к костру.
— Но он этого не сделал, и мне пришлось послать за хворостом твоего отца, хоть он и устал. Ну?
— Но он обещал. Я не знаю… Наверное, он в загоне, возится с лошадьми мистера Коулмэна… Он сказал…
— Нет. Его там нет. Я послала Мэринелл проверить. С лошадьми Лидия. Атланта сказала, что Люка нет нигде в лагере. Если ты покрываешь какие-то его безобразия… — Мать потрясла пучком ивовых прутьев.
Бубба надеялся, что Присцилла не слышит этого. Она станет смеяться над ним. Быть мужчиной весь день, а вечером получить порку, как мальчишка…
— Нет, Ма. Клянусь… он…
Бубба замолчал, он понял, что мать больше его не слушает. Внезапно она уронила связку прутьев. Ее темная, загрубевшая от работы рука поднялась ко рту, и впервые в жизни Бубба увидел, как побелели щеки его матери, когда, оттолкнув его, она, спотыкаясь, пошла вперед.
— Миссис Лэнгстон, — тихо сказал Мозес, — я нашел его там, в лесу.
Он нес Люка, который выглядел удивительно юным и маленьким на руках у Мозеса. Горло его прикрывал платок, но все равно была видна резаная рана. Ворот его рубахи затвердел и покраснел от крови.
Бубба прислонился к колесу семейного фургона, и его стошнило.

XIV

Лидия смотрела в зияющую в земле квадратную дыру и отказывалась верить, что сверток, покоившийся на дне, это и есть жизнерадостный шалун Люк Лэнгстон. Мрачно и молча стояли скорбящие, пока мистер Грейсон совершал краткий обряд погребения. Это была вторая смерть в караване с начала путешествия. Хоронили без гроба. Просто не было времени его сделать или купить.
Слезы струились по щекам Лидии, и она даже не пыталась их вытирать. Слава Богу, Ли на ее руках вел себя тихо. Чувствовал ли он всю трагичность ситуации, напряжение, охватившее взрослых?
Лидия не понимала, как Ма Лэнгстон удавалось держаться так спокойно. Она выглядела как обычно: волосы зачесаны назад, сатиновое платье и неизменный фартук. Она стояла прямо, на лице застыла ничего не выражающая маска, руки сложены на оплывшей талии. Побелевшие костяшки кулаков были единственным, что выдавало ее горе. Вокруг нее собралась вся семья. Зик сгорбился, этот день состарил его на несколько лет. Анабет пыталась воспроизвести достоинство, с каким держалась ее мать, но остальные девочки жались друг к другу и плакали. Сэмюэл выглядел озадаченным и на грани слез. Маленький Миках, ничего не понимая, стоял возле матери, крепко держась за ее юбку, и невозмутимо взирал на происходящее.
Но Бубба… На Буббу жалко было смотреть. Его глаза глубоко ввалились, он упрямо смотрел в могилу. И был гораздо бледнее, чем тело, обмытое и одетое для погребения.
На мертвом лице Люка лежала печать вечного покоя, а лицо его старшего брата было искажено горем и отчаянием.
— Они так дружили, эти два мальчика, — перешептывались присутствующие.
— Бубба еще долго будет тосковать без брата…
Мистер Грейсон закончил читать псалом, закрыл Библию в потертом кожаном переплете и тихонько кашлянул:
— Ма, если вы готовы…
Ма опустилась на колени и, взяв горсть земли, бросила ее на крышку гроба.
— Дети, — позвала она.
Один за другим братья и сестры Люка Лэнгстона подходили к краю могилы и бросали вниз по горсти земли. Когда подошла очередь Буббы, он посмотрел в могилу. В глазах его не было слез, они были полны тоски и какой-то мрачной решимости.
Он горестно вскрикнул, повернулся и побежал сквозь толпу собравшихся у могилы. Ма проводила его взглядом. На лице матери была написана такая же мука, как и на лице сына.
— Зик, — обратилась она к мужу, взяв его за локоть.
Зик вздрогнул, механически поднял горсть земли и отрешенно уронил ее в могилу, как будто это не имело к нему отношения.
Семья Лэнгстонов осталась стоять вокруг могилы, остальные один за другим двинулись к лагерю, образовав медленную, печальную процессию. Вскоре с родственниками Люка остались только мистер Грейсон и Лидия.
— Вас никто не торопит, — сказал мистер Грейсон. — Не думаю, что кто-то из нас в состоянии сегодня продолжать путь. Я пришлю людей, чтоб все здесь закончили, — он сделал жест в сторону открытой могилы, — когда вы будете готовы.
Лидия обняла всех по очереди и вместе с мистером Грейсоном вернулась к фургонам. Ей очень не хватало Росса. Будь он здесь, может быть, она легче бы перенесла мысль об ужасной смерти Люка. К тому же Росс был единственным, кто мог помочь Буббе пройти через этот ужас.
Лидия горевала о юном Люке, которого так любила за чувство юмора и озорной характер, за живость и быстрый ум. Ей хотелось плакать оттого, что его жизнь была так безжалостно загублена. Она мечтала, чтобы сильные руки Росса поскорее обняли ее.
Но Росс уехал, и ей необходимо собрать все силы, чтобы помочь Ма и Зику. Она перед ними в неоплатном долгу — они взяли ее к себе, когда она никому была не нужна. Она должна помочь им пережить трагедию.
Когда Лидия вернулась в лагерь, вдруг обнаружилось, что убийство Люка может иметь неожиданные последствия.
Вчера вечером, после того как Мозес принес тело мальчика, было уже слишком поздно посылать гонца за представителем властей. Ближайший город, в котором был шериф, находился в двадцати милях езды по незнакомой местности. Федеральные войска все еще оккупировали Арканзас, и никто не хотел столкнуться с ними.
Мистер Грейсон направил в город гонца только на следующее утро перед восходом солнца. Теперь тот вернулся и сообщил взволнованным переселенцам, что не застал шерифа. Шериф уехал в дальнюю часть округа на несколько дней. Его помощник отказался покинуть офис.
— В этих краях никогда не случалось подобных преступлений, — мрачно рассказывал мистер Симс, — он посоветовал… ну… чтобы мы подумали, не может ли это быть кто-то из нас, из нашего каравана.
— Неужели он предположил, что мальчика убил кто-то из своих? — спросил Грейсон.
Несчастный Симс нервно мял в руках уздечку.
— Именно на это он намекал. Я говорил ему, что это невозможно, но…
— Так я и думала! — вдруг пронзительно взвизгнула Леона Уоткинс. Когда все взоры обратились к ней, Леона натянула на себя шаль и надменно вскинула плечи. Беспокойство нарастало. — Я вчера видела, как один человек крался по лесу. Я не придала этому значения, но теперь, когда убили сына Лэнгстонов, я чувствую — мой христианский долг сообщить об этом.
Ее муж Джесс испуганно озирался. Лидии всегда казалось, что этот человек боится даже своей тени, не говоря уж о жене. Сейчас, судя по всему, он отчаянно хотел, чтобы та не открывала рта. Присцилла угрюмо стояла рядом.
— Леона, ты же не можешь знать…
— Замолчи, Джесс, — перебила она, и муж сжался, как от удара. — Люди должны знать об этом, если они ищут убийцу.
Все, в том числе и Лидия, с трудом сдерживали волнение.
— Миссис Уоткинс, вы, конечно, не думаете, что убийца Люка находится среди нас? — с трудом выдохнул мистер Грейсон.
Леона бегающими глазками оглядела всех по кругу. Ей явно нравилось, что люди застыли в ожидании:
— Кто принес его в лагерь, я спрашиваю, сам весь в крови?
— Мозес? — пронзительно вскрикнула Лидия. — Вы обвиняете Мозеса в убийстве Люка? Неужели вы думаете, что Мозес способен кого-нибудь убить?
— Мы не нуждаемся во вмешательстве посторонних, — сказала Леона, не удостоив Лидию взглядом. Вместо этого она уставилась холодными бесцветными глазами на старого негра.
Люди, стоящие рядом с ним, отшатнулись, бросая на него подозрительные взгляды. Они словно видели этого человека впервые, хотя уже несколько недель путешествовали с ним вместе.
— Я видела, как он крался через лес вчера, когда я шла к реке, — громко прошипела Леона Уоткинс. Теперь ее глаза злобно сверкали, излучая ненависть. — Я говорю — он убийца.
Ропот прошел по толпе, и сердце Лидии учащенно забилось. Ей казалось, что все это страшный сон и скоро она проснется в объятиях Росса.
— Зачем Мозесу кого-то убивать? — спросил голос из толпы.
— Он бывший раб, — громко возразила Леона, пожимая плечами. — Теперь, когда его освободили, у него появилась страсть убивать белых. Временами я чувствовала, как он обшаривает глазами меня и мою дочь. От одного его дьявольского взгляда кровь застывает в жилах.
— Это чушь! — крикнула Лидия, но в поднявшемся ропоте ее голоса не было слышно.
Мозес стал нервно оглядываться вокруг. Всю жизнь он находился под защитой белой семьи Хиллов, но знал достаточно о ночных всадниках, которые терроризировали освобожденных негров, и потому испугался. Он был свидетелем того, как озверевшие толпы линчевали чернокожих по малейшему подозрению, подозрению, гораздо менее серьезному, чем жестокое убийство белого мальчика.
— Мы вздернем его — решим это дело сами! — подстрекательски закричала Леона. — Нечего ждать шерифа. Прежде чем он приедет, этот негр может убить еще кого-нибудь. Вы хотите, чтобы убийца свободно разгуливал среди ваших детей? — обратилась она к миссис Норвуд, которая стояла рядом.
Толпа загудела и стала враждебно наступать на Мозеса.
— Стойте! — приказал мистер Грейсон, поднимая вверх руку. Он пользовался заслуженным уважением, и люди остановились послушать, что он скажет.
— Сначала мы спросим самого Мозеса. Ты был вчера в лесу? — обратился он к негру.
— Да, сэр. Я собирал целебные травы, чтобы заварить чай для мистера Хилла. Это помогает от его болезни.
Лидия навещала Уинстона сегодня утром.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики