науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Марк Мейсон
Ловушка для простака




Марк Мейсон
Ловушка для простака

Это немыслимо. Просто невероятно. Баллы? Чтобы жениться?!А я-то радовался, как здорово я всё придумал. Пригласил ее в шикарный ресторан, но такой, куда мы уже собирались сходить, – чтобы она ни о чем не догадалась. Сказал, что мне придется допоздна задержаться в офисе, чтобы встретиться с ней прямо в ресторане. Мне хотелось, чтобы все было обставлено как старое доброе свидание, а не обычный ужин людей, которые давно живут вместе и просто вышли перекусить. И предложение, где продумано каждое слово: «Ты окажешь мне честь, если станешь моей женой». Едва уловимый огонек в глазах, чтобы это не прозвучало банально, но и не переборщить, чтобы Керсти не усомнилась в серьезности моих намерений.На самом деле это был план Б. От плана А меня отговорил Стив, который пару лет назад сам прошел через это и кое в чем соображает. Я всегда мечтал, чтобы мое предложение прозвучало свежо и нетривиально, намереваясь улучить момент, когда Керсти соберется пробежаться по магазинам, и сказать: «Да, еще кое-что». «Угу?» – ответит она. «Во-первых, купи, пожалуйста, апельсинового сока. Мы допили последний пакет». «Хорошо», – скажет она и возьмет ключи. «А во-вторых, – произнесу я как можно небрежнее, – ты выйдешь за меня?» Неожиданно и романтично.Когда я поделился своими планами со Стивом, тот, поразмыслив, сказал, что он ценит мое стремление быть оригинальным и отчасти именно поэтому питает ко мне теплые чувства и до сих пор остается моим другом. Он считает, что Керсти тоже от этого без ума, и все же в некоторых вопросах лучше придерживаться старых, испытанных методов. Как, например, с цветами. Меня тошнит от всех этих бизнесменов, которые в Валентинов день посылают женам огромные букеты, а потом год напролет трахают своих секретарш. Разумеется, это не значит, что я трахаю кого-то еще, но, боюсь, цветы сами по себе предполагают недостаток воображения, что уже оскорбительно. Стив понимает и отчасти разделяет мои терзания. Однако, заметил мой приятель, ты можешь сколько угодно пытаться оскорбить женщину букетом лилий за тридцать фунтов, но вряд ли у тебя есть шанс преуспеть.Поэтому был избран традиционный путь, и я думал, что все пройдет как по маслу. Керсти выгля-дела великолепно, впрочем, по-моему, она всегда выглядит превосходно. Она из тех женщин, которые расцветают после тридцати (в следующий день рождения ей исполнится тридцать четыре, и опять целый месяц она будет старше меня на два года). По правде сказать, до тридцати я ее не знал – мы встречаемся три года и живем вместе меньше половины этого срока, – но что-то подсказывает мне, что именно сейчас Керсти хороша как никогда. Может быть, причиной тому сияние ее каштановых волос или чувственность, которой дышит ее нежное, круглое лицо даже в совершенно не располагающих к этому обстоятельствах. Ее уверенная манера держаться не менее восхитительна, и мне до сих пор не верится, что ее рост всего пять футов шесть дюймов. Я знаю, что выше ее на пять дюймов, но почему-то не чувствую этого.Я сделал ей предложение после того, как мы заказали десерт, но до того, как его подали (быть романтичным на полный желудок будет тяжеловато, подумал я). Теперь я уже не помню, какой реакции я ожидал. Наверное, восторга. Может быть, пары непрошеных слезинок – не знаю. Но во всяком случае удивления. Я не знал, согласится Керсти или нет, но не сомневался, что она будет потрясена моими словами. Однако этого не случилось.– Я знала, что ты заговоришь об этом, – сказала она с улыбкой. (Откуда женщины знают, что творится у тебя в голове? Как им это удается?) – Поэтому я успела немного подумать.– И каков твой ответ? – спросил я, немного растерявшись.Ее милая улыбка стала загадочной.– Я решила, – сказала она, – не говорить «да». Это обескуражило меня куда больше.– Вот как... – Под столом я потихоньку закрыл коробочку из ювелирного магазина и спрятал ее в карман куртки, надеясь, что Керсти не заметила этого. Должно быть, я выглядел полным идиотом.– Но и «нет» я тоже говорить не буду, – быстро добавила она.Уф! Надеюсь, если мы когда-нибудь все же решим пожениться, подумал я, она не вытворит нечто подобное во время свадебной церемонии. Викарий: «Согласны ли вы взять этого человека в законные мужья?» Керсти: «Не скажу».По-видимому, она заметила мое смятение.– Сэм, – мягко сказала она, – ты ведь помнишь, что случилось в прошлом году... Ну, эта твоя неделя...– Да, понимаю...Я чувствовал, что она может завести этот разговор. Речь шла о моей «неделе сомнений», так мы это называли. Мы вспоминали о ней не часто, совсем не часто, поскольку это было нелегкое времяи переживания улеглись не сразу. Короче, дело было в том, что я взбунтовался. Против наших отношений, против того, что мы живем вместе, против беспросветной взрослости всего этого. Пару месяцев я все больше времени проводил вне дома, с товарищами по работе, друзьями и случайными собутыльниками в пабе. Зная, что Керсти собирается приготовить что-нибудь вкусненькое, или пообещав сделать кое-что по хозяйству, я мог заявиться домой в половине двенадцатого. Последней каплей был вечер, когда мы пригласили на ужин наших друзей. Я переступил порог в ту минуту, когда они уходили. Керсти помахала им на прощанье, потом захлопнула дверь, повернулась ко мне и кричала на меня десять минут без остановки. «Ты хоть соображаешь? Какого черта ты выкидываешь подобные номера?» – такова была вкратце суть сказанного ею, и у нее было на это право.Понятное дело, причина была в том, что я струсил, представив, что на меня, как огромный грузовик, угрожая раздавить меня, надвигается бесконечная жизнь вдвоем. Мое безобразное, инфантильное поведение было лебединой песней молодого, свободного и неженатого Сэма. Но, вместо того чтобы признать это и извиниться, я тоже принялся орать на Керсти. «Я, черт побери, буду делать то, что я, черт побери, хочу» – такова была вкратце суть сказанного мной, и, должно быть, это прозвучало довольно жалко. В ту ночь я спал на диване, на следующее утро ушел и не возвращался домой неделю. Отсюда и название, хотя настоящие сомнения терзали меня в предшествующие месяцы. За ту неделю, которую я провел, ночуя на полу то у одного, то у другого из моих друзей, сомнения постепенно улеглись и я понял, каким был идиотом. Я вернулся домой и признался в этом Керсти. Разумеется, прежде чем все встало на свои места, прошло некоторое время. В конце концов она простила меня, поняв то же, что понял я: эти сомнения были моим последним шагом к зрелости. Перспектива на всю оставшуюся жизнь безоговорочно связать себя с другим человеком перестала меня пугать.Но, видимо, мне лишь показалось, что она простила. И теперь я обнаружил, что это не так. Не совсем так.– Я должна быть уверена, Сэм. Это важный вопрос, понимаешь? Самый важный.Спорить с этим было трудно.– И что же нам теперь делать? Она откашлялась.– У меня есть одна мысль. – Так-так. – Я хочу дать тебе какое-то время – скажем, пару месяцев – и ввести что-то вроде системы оценки твоего поведения. Если за этот срок ты наберешь нужное количество баллов, я выйду за тебя замуж.Несколько секунд я переваривал сказанное. Не потому, что был обескуражен, просто я был уверен, что она шутит. Но она с улыбкой ждала моего ответа. Постепенно до меня дошло, что это не шутка.– Ты это серьезно?– Конечно, мне надо еще продумать детали и посоветоваться с подругами. Когда все будет готово, я дам тебе знать.В это время нам подали десерт. Уверен, вы поймете меня, если я скажу, что мой шоколадный торт имел не столь упоительный вкус, как я ожидал. Керсти же вновь стала такой же очаровательной, остроумной и нежной, как всегда. Однако в данный момент она и ее две или три ближайшие подруги сидят у Джульет и разрабатывают план.Баллы? Баллы?! Мне все еще хочется верить, что она пошутила.Беда в том, что это не так, и я это знаю.Решив развеяться и отвлечься от всего, я отправился в «Митр» повидать Пита. Он туда недавно устроился на работу. Заведение находится на одном из самых грязных углов Олдгейта, и владеет им тип по имени Терри. Преступником Терри не назовешь. По крайней мере в глаза, если вам дорога жизнь. Просто порой он забывает заплатить часть налогов.«Митр» – не единственное предприятие Терри (от вопросов о прочих я всегда предпочитал воздерживаться), поэтому обычно делами заправляет Рэй, одноногий бармен из Йоханнесбурга. Вряд ли стоит его жалеть, поскольку ногу он потерял по пьянке. Приятели говорили ему, что рану нужно кому-нибудь показать, но он не реагировал на предостережения. «Да, да», – кивал он, уткнувшись в программу скачек в Кемптон-Парке и опрокидывая очередной стакан бренди с колой. Они продолжали увещевать его, а он продолжал игнорировать их советы; началось осложнение, и не успел он опомниться, как стал тратить на обувь вдвое меньше, чем раньше. Это случилось до того, как он натолкнулся на «Митр», который оказался для него идеальным местом работы: помещение крошечное, и пространство за стойкой и расстояние между стойкой и стеной достаточно узкие, чтобы передвигаться, опираясь одной рукой на стойку, а другой собирать стаканы. В конце стойки есть участок посложнее, но обычно его берет на себя Пит.Если Пита нет на месте, на помощь всегда рады прийти завсегдатаи. В основном это публика вроде Терри; если спросить их, чем они занимаются, чаще всего слышишь уклончивое «чем придется». Вскоре после того как Пит начал здесь работать,двое случайных прохожих попытались устроить в пабе потасовку. Все закончилось благополучно, но Пит решил, что, поскольку от Рэя толку мало, на случай непредвиденных ситуаций нужно позаботиться о средствах защиты. С тех пор у него за стойкой лежит увесистый кусок водопроводной трубы, найденный в подвале.– Полезная штуковина, – одобрил один из завсегдатаев. – Но по башке лучше не бей – укокошишь в два счета. Меть по хребту, коленным чашечкам или между ног. – Чувствовалось, что он говорит со знанием делаСам Пит от этого отнюдь не в восторге. По натуре он из тех, кого называют «душа-человек». Мы познакомились года четыре назад.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики