науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Где остальные — не знаю. В Далиаре несколько тюрем для… для нас… жалко, что вы не дали забить меня… лучше камнями, чем захлебнуться с благословения Высочайших…
— Погоди, бунтарей вроде бы вешают? — уточнил Рауль.
— Это смотря какой праздник, — Таори явно пытался собраться с силами, но получалось неважно. — Если такой... как скоро будет… то часть повесят, часть в воду… Таэ, ты здесь?
— Здесь, здесь, — Таэни передвинулась так, чтобы брат мог ее лучше видеть.. — Тебе попить принести?
— Наверно…
— Да не наверно, а точно, — огрызнулся Пятый. — И поесть захвати. Что вы там жрали, в этом лесу?
— Сначала было хорошо, нам помогали… люди не все злые, это глупость, будто бы все, — Таори говорил тихо, еле слышно. — Мы ходили в деревню, в Вешки, а потом… ее сожгли… солдаты Дома Высочайшего… с тех пор стало голодно, но мы терпели…
— Я слыхал, — кивнул Рауль, — господин Роджиан упоминал, что деревню сожгли... Ближайший праздник — когда?
— Завтра… или послезавтра…
— Так, теперь оставь его в покое, — приказал Лин. — У него, кроме камней, еще куча проблем была…Дай ему два часа. Пусть поест и поспит. Проснется здоровым.
— Погоди, Лин, — отмахнулся Рауль. — Таори, казнить будут всех вместе? Постарайся вспомнить, что ты об этом знаешь, от этого жизнь твоих товарищей зависит!
— Наверное… да… площадь… — Таори говорил совсем уже неразборчиво. — Не знаю…
— Хорошо, если вместе... Меньше возни. Авось повезет... Пятый, сколько у вас в катере есть медблоков?
— Вообще-то четыре, но контроллеров можно вырастить, сколько угодно, — осторожно ответил тот. — А ты к чему это, Рауль? Что ты задумал?
— Не бросать же нам этих таориных эльфов, — ответил Рауль. — Ничего особенного, в общем, я не задумал. Летарген, имитация смерти. Главное, чтобы тела не сожгли...
— Ясно, — кивнул Пятый. — Значит, у тебя киберкомплекс, у нас четыре блока… В принципе, катер может сформировать еще два… Хорошо. А как ты планируешь их забирать?
— А какие вы видите способы? «Шмели» отследят, где зароют тела. Потом — гм... У вас в катере есть что-нибудь поэффективней лопат? А то ведь мы задолбаемся, особенно — в свете того, что не только в Далиаре есть тюрьмы и бунтари.
— Предприимчивый ты, Рауль, — вздохнул Лин. — Пойти в лесок, нарыть себе эльфов для компании... А потом их куда? Уже решил что-то? Учитывая наш вчерашний разговор про землю и прочее?
— Варианты все те же, — пожал плечами Рауль. — Временный лагерь в удаленном месте. Помочь им освоиться там для самостоятельной жизни. Если кто-то захочет — ко мне... В гости. У нас ведь не только Амои. На Терре им будет хорошо...
— Я так не думаю, — покачал головой Пятый. — Лучше им будет всё-таки дома, да и кто мы такие, чтобы решать что-то за них? Сейчас проблема в другом — нас маловато для того, чтобы отследить такое количество людей… гм… то есть эльфов — я имею в виду тех, кого мы заберем после казни. Они и до казни не благоденствовали, судя по состоянию Таори. Мы с одним провозились полночи. А будет их шесть? Семь?..
— За этими-то мы уж как-нибудь, да уследим, — возразил Рауль. — Но вот чтобы следить за другими всерьез — никаких людей не хватит. На это есть мои анализаторы. Еще вчера я рассчитывал переправить эльфов на Амои для лечения... сразу же, не пробуждая вовсе. Здесь нет возможности лечить всерьез — не штабелями же их складывать в очереди перед киберкомплексом? И кстати, никто ни за кого решать не собирается. Пусть сами решат, как освоятся. Но теперь, когда вы говорите, что лучше обойтись без гиперканалов... теперь все планы изменятся... Зато у вас есть катер с медблоками и быстротой.
— У нас так не лечат, — возразил Пятый. — Нельзя, чтобы только машина…
— Ренни, — задумчиво произнес Лин. — Без вариантов.
— Это кто такой?
— Реджинальд и Тон — наши Встречающие. Если их привлечь, они помогут более чем адекватно. Врачи они, в отличие от нас с тобой, настоящие. Ренни вообще бывший официал Саприи. Только звать их пока что совсем не хочется…
— Они нам покажут небо в апельсинах, — добавил Лин. — И еще в каких…
— Ну, знаете, на Амои тоже очень сильная медицина. Да, как ты выражаешься — «только машина», но уж чего-чего, а лечить там умеют... впрочем, как и калечить...
— Энергетика, — просто ответил Пятый. — И смотря что подразумевается под словом «вылечить». Тело вылечить просто. Вот душу… гм… ладно, не важно. А калечить везде умеют, тоже мне, новость.
— С душой они пусть разбираются сами. Из меня хреновый душеспаситель.
— Равно как и из меня. Я только пытаюсь понять — зачем тебе всё это нужно? Столько времени, сил — для чего? С какой целью ты затеял эту спасательную операцию?
Рауль облокотился на стол и поглядел на Пятого задумчиво.
— Понимаешь ли, Пятый... Сволочью работать — вредно для здоровья. Ты говоришь — душу вылечить сложно....Так что можешь считать, что я так лечусь.
— Хороший способ, — усмехнулся Лин. — Смотри не переусердствуй.
— Я бы на тебя самого посмотрел, — огрызнулся Рауль. — Когда тебе придет десяток смертных приговоров. Утверждай — на благо родины...
— Десяток! — Пятый засмеялся. — А тысяча? А сотня тысяч?..
— Ты думаешь, мы на работе розы выращиваем? — спросил Лин. — Хотя хрен разница — десяток, тысяча....
— Коллеги, — буркнул Рауль. — Мы друг друга поймем...
— Надеюсь, — Пятый посерьезнел. — Редко кто понимает. Чаще убить готовы. Но боятся.
Рауль стиснул стакан. Нервы, нервы...
— Слушайте, не стоит меряться — кто хуже. Не знаю, сколько там у вас — сотни или тысячи... Я знаю лишь одно. Да, власть и грязь всегда ходят рядом. Нет там добра — есть меньшее зло. Нету прыжка во всеобщее счастье — есть долгие годы работы. Нужно держать в кулаке свои чувства ради всеобщего блага, а спасать бунтарей, тратить силы впустую, возиться — все это дурость, охота на мух, радикальные средства — не там. Но здесь и сейчас у меня нету возможности действовать грамотно — устраняя причины, с расчетом последствий на годы вперед... Так что же теперь, нужно бездействовать вовсе? Смотреть равнодушно, как гибнут другие, и говорить — всех не спасешь, не трать на них средства? А средства, меж тем — для людей. Долг — для людей. И чувства в кулак — для людей. Наша Амои веками ставила благо системы превыше, чем благо людей. Горе и боль единицы — ничто, стабильность важнее — для общего блага! Ты заглянул туда, Пятый? Как тебе этот мирок? Жутко, не правда ли? А между тем, миром ведь правил искин — воплощение рацио, логика, интеллект — не придерешься! А я — не искин. И пошла эта логика к чертовой матери!
Рауль в сердцах треснул несчастным стаканом о стол.
— Спокойнее, не надо так рьяно, — попросил Пятый. — Любой искин изначально сделали люди, про это тоже надо помнить. Старая истина, но страшнее человека зверя на свете нет. И не важно, к какой расе ее применить. Ты знаешь, что в Сети гораздо эффективнее работали бы Сихес, те, кто уже умерли, а не такие, как мы — а почему, думаешь, это строжайше запрещено? Потому что Сихес так далеко за гранью, что уже могут смотреть равнодушно. А мы — еще нет. Мне не жутко, поверь. Есть миры гораздо хуже Амои... внутренне хуже. Самое страшное — когда то же самое... но на фоне благополучия. Просто у вас это заметно сразу, а там...
— Я знаю... Свобода. Когда нету свободы, благополучие — пыль.
— Не только свобода, — усмехнулся Пятый. — Если бы всё было так просто... Свободен может быть лишь тот, кто свободен внутри. Сколько не давай свободу тем, кому она не нужна — не возьмут. Или возьмут, чтобы тут же сменить на новое рабство...
— Ну, а я-то о чем? Только эта свобода сама по себе не приходит, — Рауль вздохнул. — Это ведь главное дело и есть... Знаешь, что у нас самое трудное? Учителей и воспитателей находить.
— А почему? — спросил Пятый. — От вас все сбежали?
— У нас своих мало — хороших. Пока. Пятый, ведь это — планета без женщин. Нету семей, матерей. Детей не рождают — их производят. Воспитывают — в интернатах. На всех этапах взросления — страх выбраковки и гибели. Свободы выбора — нет и в помине, в какую профкасту попал — сидишь там до смерти. Образование — только в рамках профессии. Свобода совести, права человека и прочие бредни — да что вы! Как думаешь, какими вырастут люди в подобных условиях? Очень добрыми?
— Что есть доброта? Они могут быть забитыми, ожесточенными... Доброта — в другом...
— И жестокие люди могут быть добрыми, — добавил Лин. — Тот же Андрей, царствие ему небесное...
— Но разве легче детям, что их будут бить не в злобе, а в ожесточении? Нельзя быть воспитателем тому, кто людей ненавидит.
— Нельзя, но это практикуется, — заметил Пятый. — Причем не только на Амои.
— Ну, вот я и стараюсь, чтобы теперь практиковалось меньше. Слава вышним, Амои не единственное место в Галактике, где обитают люди. А хороших людей все-таки больше... Впрочем, ребята, это история долгая.
— Да, — протянул Лин. — Знал бы ты, сколько их там всего, этих мест и людей!.. А сколько существует вариантов того, что ты назвал добром… Вот это уже действительно долгая история.
В коридоре за дверью раздался топот, кто-то засмеялся, потом — шепот из-за двери:
— Я… нет, дай я постучу…
— Райса, нечестно…
— Нет, я!..
— О! — Рауль оторвался от своих размышлений, его лицо повеселело. — Тссс! Детишки мои прибежали. Ну-ка, молчим... пусть постучат...
— Когда ты успел завести тут себе детишек? — с подозрением спросил Лин. — Ты же вроде трое суток назад сюда попал… И кто счастливая мать?
— Дурак ты, рыжий, — прислушиваясь к шороху под дверью, шепотом откликнулся Рауль, — не слышишь, что ли? Эльфята... местные они... помнишь, я говорил? Одному ногу сломали, другому вообще язык вырвали...
— Ага, — согласился Лин. — Я дурак, про это всем известно. Поэтому мне сходит с рук то, за что другие получают в морду… Может, просто открыть?
— Ну ладно, — Рауль смирился. — Давай, открывай...
Первыми в комнату влетели Райса и Тии. Гэми вежливо поклонился, и спросил:
— Господин Рауль, а где Дарни?
— Светлого утра, господин Рауль, — сказала Райса. — Мы волновались, что вы не выходите.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики