науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Улыбнулась — неожиданно теплой улыбкой.
— В прошлый раз я не рассчитала, — сказала она. — В этот раз буду аккуратнее.
Лин закрыл глаза, приготовившись... он сам не знал, к чему. К ощущению удара, к боли, к падению... в общем, ко всему плохому сразу.
И — ничего. Прикосновение теплой невесомой воды, чей-то далекий смех, слабый летний ветер.
— Можешь смотреть, — предложила Керр. — Обещаю, ничего страшного с тобой не произойдет.
Эльф открыл глаза безо всякого доверия к словам эмпатки.
Нет, это, конечно, была не настоящая полянка, но при всей своей искусственности она сильно смахивала на филиал рая. Пронзительно-зеленая трава под ногами, над головой — янтарное небо без единого облачка, сама полянка — на опушке большого светлого же леса. И солнце, сколько ж тут солнца, как тепло и благодатно…
Сама Керр тоже изменилась. Теперь она совсем не напоминала себя прежнюю, вместо дурацкого обтягивающего комбинезона на ней оказалось надето свободное, ниспадающее летнее платье из тонкого белого шелка. Волосы стали длинными, почти до середины спины, и в волосах торчала ромашка…
— Вот видишь? — спросила она.
— Вижу, — ответил Лин. — Сменила кнут на пряник?
— Нет, пока что еще нет, — Керр подошла к нему поближе. — Как тебе тут?
Лин осмотрелся: оказалось, что сидит он на траве. Трава, впрочем, сильно напоминала искусственный газон...
— Ты в лесу-то настоящем когда-нибудь была? У тебя не слишком хорошо выходят имитации природы, я еще в тот раз заметил. Или ты родом из техногенного мира?
— Да, — ответила та. — Я родилась еще до того, как нас забрали к себе Сат-онвэе. Не скажу, что до конклава миру было лучше. Скорее, наоборот. У нас тяжело выжить, конклав меня фактически спас… А ты? Ты можешь просто рассказать о себе?
— Что мне рассказывать... Ну, пожалуй то, что я — искаженный представитель своей расы. Вынужден был выживать в чужом мире... постепенно — привык и полюбил его, и не захотел возвращаться домой. Вот, пожалуй, и все.
— Искаженный представитель? — переспросила Керр. — Как это? Ты имеешь в виду свою способность к преобразованию?
— Я имею в виду в первую очередь свои мозги, — мрачно ответил Нарелин.
— Ну, это не повод называть себя искаженным, — заметила Керр. — Я тоже была более чем нестандартной девочкой. И что? Это нисколько не мешает мне сейчас.
— Мне это тоже не мешает. Я ведь не собираюсь возвращаться в Арду. Просто констатирую факт: то существо, которое ты видишь перед собой — эльфом можно назвать разве что генетически. У меня осталось очень мало общего с прочими. Менталитет изменился, понимаешь?
— Понимаю, конечно. Я это поняла еще тогда… во время нашей не самой удачной встречи. Кстати, я хотела извиниться перед тобой. Но принять другое решение я не имела права, от меня ждали именно таких действий.
— Проехали, — с оттенком неприязни произнес Нарелин. — У каждого своя работа. Брат Деневаль вон эльфов на площади топит, долг службы, ничего личного... Что теперь, Керр? Мы все это время будем здесь? Тебе не хочется посмотреть, что происходит с планетой?
— Хорошая мысль, — согласилась Керр. — После того, как они заставили нас поменять условия договора… — она хмыкнула. — Даже если бы я и хотела что-то с тобой сделать, я бы не сделала. Кроме всего прочего, я этого сама не хочу. Выходим?
— Вперед, — улыбнулся Лин.
Полянка под медовым небом растаяла, и Керр с Нарелином оказались всё в том же катере. Стенки того стали совершенно прозрачными, а там, где был недавно Теокт-Эорн…
— Что это такое? — потрясенно прошептала Керр.
Планеты не было. Звезды не было тоже. Катер со всех сторон окружали сине-серые матовые кляксы. Нарелин сначала не понял, какого они размера, но потом заметил, что на фоне одной из «клякс» висит флот Сат-онвэе, который он успел краем глаза углядеть, когда покидал корабль Керр в облике дракона. Флот выглядел, как горсть спичек, в беспорядке накиданных на сине-серое нечто.
Ренни и Тон сидели друг напротив друга на полу, перед ними в воздухе крутились лохматые золотистые шарики размером с теннисный мячик, которые Нарелин сначала принял за визуалы, но потом понял, что ошибается. Встречающие на возвращение Керр и эльфа никак не отреагировали, были слишком заняты. К шарикам они не притрагивались, те лениво кружились перед ними, иногда озаряя лица Тон и Ренни неяркими теплыми вспышками.
— Капсуляция завершена, — отрешенно сказала Тон.
Ренни кивнул, соглашаясь. Шарики вспыхнули оранжевым и выросли в размерах вдвое.
— Вторая пара, — приказал Ренни.
Шариков тут же стало четыре — два побольше, два поменьше.
— Десять минут, — сказала Тон. — Мы можем выходить.
Шарики вспыхнули и начали стремительно разрастаться. Теперь стало заметно, что изнутри они полые, состоящие из мириад крошечных ячеек. Они росли, проникая друг в друга, в стенки каюты; Керр испугано вскрикнула, когда через ее руку прошла золотистая плоскость, но тут же смолкла — проекция была, естественно, не материальной. Вскоре вся каюта оказалась опутана золотистой паутиной, Встречающие встали, и паутина принялась медленно вращаться вокруг них.
«Тихо, — одной мыслью шепнул эмпатке Нарелин, — не мешай им.»
Он сам опустился на пол и потянул за собой Керр. Почему-то казалось, что сидеть в этом изменяющемся пространстве — безопаснее, чем стоять. Неужели разделить мир надвое так просто? Хоть бы все удалось... Ведь эта золотая паутина — наверное, это, ни много ни мало, проекция всей Сети... они же говорили, что после разделения включат каждый мир в сиуры...
Вращение золотой сети между тем замедлялось, и вскоре она остановилась совсем.
— Пять минут, — произнес Ренни.
Тишина в катере воцарилась поистине непроницаемая. Ренни и Тон в общих чертах знали, что сейчас происходит — в тех точках пространства, которые кажутся «кляксами», остановлено время и идет титаническая работа — разрываются старые связи, в мгновение ока заменяются новыми, пара уже работает по отдельности… кто-то выводит мир в найденный только что неполный сиур Маджента-сети, кто-то другой — уводит второй мир в Индиго. Знать-то знали, но могли лишь догадываться, каких страшных усилий требуют подобные вещи — по косвенным признакам, по выходам из Сети после рейсов, по тому кошмару, в который, если разобраться, превратились их старые друзья. Ренни знал, как на этот раз пара разделила обязанности, да тут и гадать было нечего — в любой спорной ситуации позицию Индиго всегда отыгрывал Пятый. Лин не может даже гипотетически принимать эту сторону мироздания. В том-то и смысл существования пар…
— Две минуты.
Нарелин прикусил губу. В груди противно захолодело, и впервые подступил страх. Только бы все получилось, только бы все получилось... Только бы они вышли живыми.
… Сеть убивает живое тело практически мгновенно — если неподготовленный человек войдет в режим взаимодействия, пытаясь что-то в Сети изменить. Встречающий продержится дольше, но ненамного. Минуты три, четыре. Сэфес… Ренни не помнил, чтобы кому-то из них приходило в голову живыми входить в Сеть. Существует псевдосмерть, странное состояние, к которому тела тех же Сэфес адаптируют годами, в псевдосмерть входят долго, подготовка длится не меньше шести дней — в это время тело медленно умирает, сводятся к нулю обменные процессы, останавливается дыхание, мышцы входят сначала в гипертонус, потом — в то, что Ренни про себя называл «эффектом быстрой брони». Невозможно убить Сэфес в псевдосмерти, невозможно их даже увидеть, если сами того не позволят....
И невозможным было то, что они сейчас решили сделать. Вчера вечером Ренни и Пятый сидели в домике, в долине… и считали, считали, считали. Все уже легли спать, а они никак не могли успокоиться — пытались понять. И поняли, уже под утро…
— Двадцать минут. С учетом того, что мы из рейса, — подвел итог их расчетам Пятый. — Были бы отдохнувшими — протянули бы почти неделю.
— Безумие какое-то… — ответил тогда Ренни.
— Да, Бардов именно Безумными и называют, — ответил Пятый.
Судя по тому, что сейчас происходило — методика входа, совершенно новая и для этой пары, и для Сэфес вообще, работала. Но Ренни сейчас волновал только один вопрос…
— Одна минута.
Сине-серые кляксы стали стремительно истончаться, таять; золотая сеть вокруг замерших людей вспыхнула и начала расходиться волнами в разные стороны. Ренни и Тон вскочили на ноги, сеть, вспыхнув последний раз, взорвалась миллионами искр — и погасла.
Нарелин не сдержался — испуганно вскрикнул, вскакивая на ноги следом за ними. Не выдержал. Нервы сорвались от ожидания.
— Что?! Ну что там?!
Встречающие ничего не ответили. Тон подняла голову, всматриваясь неведомо куда, Ренни начал лихорадочно озираться вокруг. И тут пространство в каюте слово взорвалось — Нарелину показалось, что катер дрогнул, на секунду все силуэты словно смазались — и в углу каюты появился Лин.
Смотреть на него было страшно — и без того бледное лицо сейчас было не просто бледным, а меловым, и по этому мелу шли кровавые росчерки. Из носа, из ушей, кажется, даже из глаз.
«Ой, бляяядь... вот красота...» — непроизвольно возникло у Нарелина в голове. Лин секунду стоял неподвижно, потом рухнул на колени, упираясь руками в пол, закашлялся, судорожно хватая воздух. Тон бросилась к нему, помогла сесть ровнее. Лин оттолкнул ее, едва ли не ударил, и оглянулся вокруг.
— Где? — выдохнул он.
Ренни стоял посреди каюты, неподвижно глядя в одну точку, Тон снова попробовала было подойти к Лину — но получила затрещину покрепче первой. Лин вскочил на ноги.
— Ренни! Я должен войти обратно!
— Ты не сможешь, — одними губами ответил Встречающий. — Никто не сможет…
— Вторая пара…
— Они его просто не найдут, — голоса у Ренни не было.
Лин еще раз оглянулся, в глазах его заплескалось безумие.
— Рие! Ёт! — закричал он. — Та ю!
Тишина была ему ответом. Ренни опустил глаза, подошел к Лину, взял за руку. Лин вырвал руку, его шатнуло.
— Лин, плюс три минуты, — сказала Тон.
— Вы его там не бросите, — тихо, но отчетливо проговорил Нарелин. — Нельзя его там бросать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики