науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..
Кто я — здесь?..
Неправильно... все не так, я знаю, уверен... все должно быть не так!..
Сознание сжалось, стало точкой, исчезло. Солнца на бескрайнем небе угасали, становились желтыми и пустыми, как… он не помнил, как что. Пустые… как это — пустые? А как тогда — полные?..
Кто я… помню… сейчас, сейчас… не вышли в запланированный срок… не мешай, не мешай, я сам… мы сами… подожди…
…Больно… это не физическая боль, ее блокирует машина, но машина — дура, она не понимаааааа…
…не понимает, что бывает нужно не дышать… Он поперхнулся собственной кровью, закашлялся, сознание снова рухнуло туда — в пустыню, к одинокой человеческой фигурке… неправильно, не моя дорога… а сам я… помню… всё уже помню…
***
Сотни тысяч сиуров приходили в состояние покоя. Но совсем не так, как им полагалось. Вишневые звезды, желтые астры… Сиур, размещенный в сознании двоих Сэфес — низовая единица Сети, состоящая из шести эгрегоров планетарных систем — он должен затухать иначе… По крайней мере, в их случае.
Не имеет права сознание сжиматься столь стремительно, не может путь обратно быть непрерывным, должны быть ключевые точки, остановки, возможность возвратиться и проверить. Но выдирать сознание из Сети, да еще параллельно запускать в работу бывшее в течение пяти лет практически мертвым тело — это извращение…
Это другая боль — в тысячу раз хуже физической. Плата? Если угодно, да. Вот только за что?.. За эфемерную возможность знать, что ты можешь фактически всё, но тебе это не нужно? За решение, принятое больше двухсот лет назад — когда было всё равно, какую смерть выбрать?
Он поймал себя на том, что вот-вот впадет в истерику, расплачется от этой боли — но сумел сдержаться. Снова рухнул вниз — навстречу сворачивающейся Сети, к своему горю и отчаянию. Горе — это нормально, для Сэфес выход из Сети — всегда горе. Лучший друг, любимая, жизнь, свет и тьма — всё это Сеть. По крайней мере, пока ты в ней…
Жить не хотелось. Хотелось свернуться, лечь посреди пустыни своего разума, закрыть по привычке руками голову — и уснуть. Какое там!.. ничего не получится… кто же нам помог, кто нас вернул, по чьей схеме мы сейчас выходим к реальности?..
Пятый, не открывая глаз, крутанул назад считку — и оторопел. Теперь ясно… Это называется — влипли. Хорошо хоть, мучаться осталось недолго — процесс ускорен чуть ли не вдвое. Надо обладать особым везением для такого!.. Во-первых, не вернуться в базовый мир к сроку. Во-вторых, затеять друг с другом какой-то совершенно дикий спор, непонятно о чем и зачем. В-третьих, пропустить визит Сихес, собственных Сихес, увлекшись этим идиотским спором. И, наконец, выходить из Сети по схеме экипажа Гайкоцу.
Это сильно. Даже чересчур.
Расы бывают разные. Гайкоцу в несколько раз выносливее людей, у них совершенно другая анатомия. Они способны выдержать большую нагрузку, даже после пяти лет псевдосмерти в течение рейса, даже на выходе из стазиса. Одновременная свертка Сети и реанимация тела — для них нормально.
А для семьсот восемьдесят пятого экипажа такой выход — уже всё-таки «сверх». Официально экипаж человеческий, хоть и состоит на самом деле из полукровок. Нет, естественно, когда они сами попадали в такие ситуации — тоже выводили других по собственной схеме. Но она щадящая. С перерывами. Да, выход длится дольше, но к финишу приходишь в нормальном виде, не покалеченным, и без психоза.
Гайкоцу же сократили продолжительность выхода до двенадцати часов. Моментальный выход. Огромная тягучая волна, которая тащит тебя за собой — и ты при всем желании не сумеешь ей противостоять. И прогрессия другая. Нехарактерны для Гайкоцу изящные решения, поэтому прогрессия получается грубой, в ней много линейных моментов, топорных соединений… Да и с телом можно было бы повежливее.
Через два часа процесс условно завершился. Теперь предстояли не самые хорошие сутки. По выходу из Сети Сэфес положено отлеживаться чуть не неделю, но Пятый привык терпеть.
Надо проверить Рыжего... Пятый встал, с отвращением посмотрел на свои руки (перестраховщики-Гайкоцу до плеч налепили ему на руки контроллеры, смотреть стыдно, чего вы меня хороните...), попытался извернуться, чтобы содрать хотя бы один контроллер со спины, потерпел в этом неудачу, плюнул — и пошел будить друга.
Оказалось, что шутка с реанимационными наноконтроллерами — отнюдь не последняя, а одна из первых. Когда он пришел в себя настолько, чтобы понять, где находится — его начал разбирать нервный смех.
Таких катеров на их базовом корабле имелось целых четыре. Стоила эта модель, как большой город — потому что на ней было всё. Длина — сорок метров, если не больше, конфигурация блочная, трансформер — можно разбить катер на кучку шариков, потом снова собрать... можно — в пыль… правда — на хрен это все нужно… Реанимационные блоки, универсальные синтезаторы… Хорошая машина. Она одновременно находится в целых восьми измерениях, и лишь Сихес известно, для чего это может пригодиться. Сэфес вполне обходились шестью. Катер снабдили всеми мыслимыми и немыслимыми функциями, в автономном режиме он мог легко продержаться лет двести.
Муть и чушь. Костыли.
Дело в том, что ни один уважающий себя Сэфес таким катером не воспользуется. И любым другим — тоже. Ну, разве что для забавы, во время отпуска. Зачем тебе катер, когда ты можешь перемещаться в Сети, как по родному дому, и переход из одной галактики в другую занимает у тебя долю секунды?.. Даже базовый корабль — и тот, по сути дела, предназначен не для полетов...
Так что сам факт того, что семьсот восемьдесят пятый экипаж Сэфес Энриас сейчас собирал свои мозги в кучу в таком катере, был показателем, что экипаж лажанулся по полной программе.
— Блин, — сказал Пятый, оглядываясь. — Дожили…
Лина он нашел во втором реанимационном блоке. Тот еще не пришел в себя, и Пятый понял, что Лином занялись часа на два позже. Рыжему сейчас было так же плохо, как и самому Пятому недавно — но ничем помочь было нельзя. Вмешиваться в процесс выхода — еще хуже, чем неправильно построить схему прогрессии…
Пятый оделся в форму, вздохнул. Где же вы, любимые мои джинсы и рубашка в клеточку?.. Щелкнул по стене пальцем, взглянул на себя в возникшее зеркало, покачал головой. Ну и рейс!.. Куда мы влезли на этот раз?.. Что произошло?
Восприятие действительности в рейсе и обычной жизни очень сильно разнилось. Пятый знал, что никогда не сумеет описать словами то, что происходило с ним в Сети — просто потому, что этих слов не существовало. Некий фактор заставил экипаж начать полемику вместо того, чтобы вернуться… полемику, которая для экипажа едва не закончилась печально.
Он посмотрел в свое отражение — и оно ответило его взгляду. Что-то возвращалось, он вглядывался — и там, в самой глубине, за собственным зрачком, видел — что именно. Наверное, так выглядит душа. Нельзя столь долго оставаться мертвым, это неправильно, я раскаиваюсь, Боже мой, как же я так… Отражение не отводило взгляд, но теперь он переставал быть безжизненным, теплел — а оживающая душа болела всё сильнее. Усилием воли он заставил себя шагнуть назад, еще раз глянул в зеркало.
Да, мы почти не меняемся… Интересно, что нужно с собой сделать, чтобы хоть немножко потолстеть?.. Ну, право слово, стыдно… Последние двести лет Пятый весил не больше сорока пяти килограмм. Волосы, как всегда — ниже плеч, седые, встрепанные. «Выгляжу, как дурак, — подумал Пятый с отвращением, — как Лин тогда сказал?.. Тощее седое нечто?..»
Зеркало исчезло. Пятый поплелся в столовую — захотелось пить. Если быть честным с самим собой — не пить, а выпить. Если уж совсем честно, «захотелось» — слишком гуманное слово. Выпить было просто необходимо…
***
Проснувшийся Лин обнаружил друга сидящим на полу посреди каюты. Возле Пятого стола полупустая бутылка с наспех синтезированным непонятным пойлом, рядом с бутылкой лежала коробка с печеньем из рибира (единственной едой, которую Пятый любил), и валялась пачка сигарет.
— Привет, — еле ворочая языком, сказал Пятый. — Ты как?..
— Пятый, — проникновенно начал Лин, садясь, — когда ты успел, а?..
— Ну… — тот задумался. — Значит, так… ГайкИ от нас свалили пять часов тому как… я проснулся два часа назад… ты проснулся сейчас… Во! За эти два часа, — отрапортовал он.
— Молодец, — Лин с трудом слез с кровати. — Лучше бы пожрать сообразил хоть что-то…
— Сам… сообрази… Лин, что это было, а?..
— Что было? — Лин нахмурился. — Гадство было. Особенно мне не понравилось гайковская лапа на моей башке и синхронизация… хм... они дышат не так.
— Это да… иди, ты же есть хотел…
Лин махнул рукой и поплелся в сторону кухни. Вернее, час назад Пятый решил, что сегодня кухня будет «вот тут», и сейчас Лин, тихо ругаясь про себя, пытался понять — что же такое его друг с пьяных глаз успел нагородить на катере?.. Тихий ужас.
— Ты что пьешь? — спросил Лин, вернувшись.
— Не знаю, — Пятый понюхал бутылку, поморщился. — Но градусов пятьдесят там есть.
— Дай.
— Сам возьми.
— Нет, ты.
— Нет, сам.
— Нет, ты!..
— Нет, я сказал!
— Дай!..
— Пошел вон!
Через полчаса они сидели на кровати, которую Лин увеличил до неимоверных размеров, пили пойло, закусывали всё тем же печеньем. У Лина не хватило сил хоть как-то сформулировать адекватный заказ на синтез, а у Пятого получалось делать только алкоголь. Печенье у него просто было с собой, как выяснилось позже.
— Уф, — констатировал Лин, — выбрались. Не верится даже…
— Это точно, — подтвердил Пятый.
— Подумать только! — оживился Лин. — Один-единственный инфернальный мир — и какие страсти!
— Он не инфернальный.
— Вишневый, инфернальный, — не согласился Лин.
— Синий, статика, — покачал головой Пятый.
— Инфернальный…
— Нет…
— Инферна…
— Нет, говорят тебе!
— И…
— И заткнешься ты сегодня, а?
Пятый вывел визуальную схему, и они тут же оказались в переплетении разноцветных нитей и плоскостей. Пятый ткнул пальцем в какую-то точку и спросил:
— Это что?
— Фигня это всё. А вот можно так, — Лин изменил положение схемы. — А теперь?
Они в замешательстве посмотрели друг на друга.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики