науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А вот глушитель самодельный, и сделан так, будто его у нас тут, в Кривове, делали в какой-нибудь шарашке.
— А точнее, в автопарке, — уверенно сказал Зудов и пошел искать коменданта.
Михалкин стоял рядом с машиной, в которую грузили тело убитой женщины.
— Пятнадцать лет здесь проработала, — со вздохом сказал он, — двое детей, младшему — двенадцать.
— Да, жалко ее, — посочувствовал Зудов, а потом спросил:
— А кто дежурил позавчера? Это можно узнать?
— Да, конечно.
Они прошли в небольшой кабинет за комнатой отдыха, и Михалкин вытащил толстую, изрядно потрепанную тетрадь.
— Вот, смена Зубова, отличный парень! Бывший военный, лейтенант, медаль «За отвагу». Работали Платова, Курдюмова, Мишкин и… — тут он запнулся и удивленно сказал:
— А что это здесь Жданов делал? Мишкин должен быть на этой смене.
— Это точно?
Комендант возмущенно пожал плечами:
— А как же! Я список наизусть помню. У нас люди десятилетиями работают.
Текучки нет. Они мне все как родные становятся. Я про них все знаю — про их жен, детей, братьев, сватьев. От этого тоже много зависит. Кто в каком настроении пришел на работу, все ли в порядке в семье. Я должен знать.
— Хорошо, — усмехнулся Павел, — сейчас мы это проверим. Вот этот, седоусый, — он кивнул себе за спину, где следователи допрашивали вахтеров, — сколько он уже у вас работает?
— Охлопкин? Ну, вы что! — Комендант даже поднял брови. — Ветеран! Он на два года раньше меня сюда устроился, еще в старую проходную. Значит, тридцать лет. И на пенсию я его отправлять не собираюсь.
— Хорошо, а второй, вот этот, Жданов, сколько он работает?
— Ну, — Михалкин недовольно поморщился, что успел отметить Зудов, — этот немного, года два. Так, ничего парень. Плохого сказать ничего не могу, хорошего тоже. Скрытный какой-то. Добросовестный, этого не отнять. На работу никогда не опаздывает, отпуск всегда в сентябре берет, на уток ходит. У него и собака есть специальная охотничья, как-то нам даже уток приносил, продавал по дешевке.
— Хорошо, с этим все ясно, — согласился Павел. — А где он раньше работал?
Можно посмотреть его личное дело?
— Да зачем вам дело, сейчас вспомню, — отмахнулся комендант, он чуть нахмурил брови, а потом радостно и чуть по-детски взмахнул руками:
— Ну, что я вам говорил! До этого он работал в автобусном парке, мастером.
— Все! — воскликнул Павел. — Больше мне ничего не надо. Большое спасибо!
На проходной он собрал коллег: Астафьева, подъехавшего Шаврина, Сергея Шалимова и двух оперативников из следственного отдела. С полчаса они что-то бурно обсуждали, а потом разошлись в разные стороны.
* * *
Зудов отправился в комнату отдыха вахтеров и сразу увидел Жданова, который явно нервничал. Вахтер сидел на диване, нога на ногу, подавшись вперед, напряженно сцепив руки на коленке так, что побелели костяшки пальцев. Серые глаза тщательно пытались скрыть испуг. Подошел и Шалимов, взял со стола объяснительную Жданова, прочитал, покачал головой и спросил:
— Скажите, а почему вы позавчера дежурили не в свою смену?
— Сменщик попросил подменить, — ровным голосом ответил Жданов. — У нас такое часто бывает. То свадьбы, то похороны, кто с похмелья мучается. Вот и помогаем друг другу.
В комнату отдыха вошел комендант.
— Сергей Александрович, — обратился он к Шалимову, как к самому старшему, — скоро смена кончится. Это полторы тысячи человек. Они разнесут нашу проходную по щепкам, если мы их вовремя не выпустим. А перед этим пойдет вторая смена, это тоже не менее пятисот человек. Люди на аппаратах нужны, надо что-то делать.
Человек сорок уже стоят на улице, ждут.
— Я вас понимаю, хорошо-хорошо, — согласился Шалимов, — скоро мы закончим, вызовите пока уборщицу, надо вытереть кровь, а то как-то… особенно женщинам.
Зашел Астафьев и тихо, но так, чтобы,слышал не только следователь, сказал короткую фразу:
— Полькин умер.
— Жалко, — вздохнул Шалимов, — важный был свидетель, можно сказать единственный.
Через час проходная приступила к своей обычной работе. Пропуска принимали и выдавали трое: Жданов, Охлопкин и сам комендант.
Глава 17
На следующий день в десять утра, сдав смену, Охлопкин и Жданов не торопясь двинулись к ближайшей автобусной остановке.
— Да, все-таки нам повезло, Мишка, а то лежали бы сейчас в морге, как Валентина с Полькиным, — философствовал Василий. Его напарник только поддакивал, Жданов не был расположен к обсуждению произошедшего. Распрощавшись с Охлопкиным на остановке, он облегченно вздохнул. Михаилу казалось, что автобус тащится нестерпимо медленно. По лестнице он просто взлетел и, открыв дверь квартиры, отшвырнул сумку в сторону. Отмахнувшись от надоедливого пса, спаниеля Марса, Михаил схватил сотовый и набрал длинный номер.
— Да, — с хрипотцой отозвался далекий абонент, и из Михаила словно выпустило пар. Он рухнул на диван и стер со лба пот. За последние сутки он почти уверовал, что Гера «кинул» его с награбленными миллионами и уже смылся далеко-далеко, забросив в придорожные кусты новенький мобильник.
— Как дела? — спросил Жданов.
— Хреново, — признался Гера. — Поедешь к нам, возьми побольше бинтов.
Продырявил меня этот твой усач, чтоб ему… Что в городе?
— Все ништяк. Он уже загнулся.
— Кто загнулся? — не понял Гера. — Тот, кто тебя подстрелил, Полькин.
Дверь я закрыл, успел. Так что у ментов полный облом, никто из них ни хрена толком не понимает. Видел бы ты их рожи!
— Ладно, не пляши раньше музыки. Приезжай скорей, мне бинты нужны. И закупи где-нибудь ханки, нет, на хрен эту дрянь, лучше героина, чистого, и побольше. И не мелочись, проверь, чтоб настоящий был, не мешаный, плачу из своих. Шприцов захвати. Боль адская, совсем не спал. Все понял?
— Хорошо, — как-то даже обрадовался Жданов, — скоро буду. Пожрать привезти?
— Не надо. Воды только побольше, минералки. Пить хочется. А жратвы нам двоим тут хватит на полгода. Все.
Гера отключился, а Жданов, посвистывая, начал собираться в дорогу.
Известие о ранении подельника обрадовало его.
«Минус два, а потом и минус один. Это было бы здорово!» — подумал он.
Гера недаром сказал, что еды им хватит двоим. К этому времени Сергей и Витек были не только мертвы, но и похоронены на огороде за сараем. А началось все с простого разговора.
— Гера, нам с Серым домой надо, — вечером сказал Толстый. Они втроем уже изрядно нажрались, стряхнув напряжение прошедшего дня. Серый, казалось, даже забыл про сломанную руку и только сидел, покачиваясь в кресле из стороны в сторону. Гера лежал на кровати, положив под голову все найденные в доме подушки, так чтобы рана ни с чем не соприкасалась. Он не пил, а покуривал анашу, отобранную у Серого.
— Ты же пьяный, как свинья, — сказал Гера. — Тебя на первом же посту загребут в кутузку. Да и нельзя соваться на этой машине в город. Она наверняка в розыске.
С перепоя Толстый плохо выговаривал слова.
— Нет, Гера, а ты представляешь, что будет, если мы, не предупредив наших мамочек, не появимся дома? Они же всю эту долбаную ментовку на уши поднимут.
Тебе это надо? Надо хоть доехать куда-то, позвонить.
— Хорошо, звони, — согласился Гера.
— Как?! — возмутился очнувшийся Сергей. — Откуда? В Воскресенку, что ли, гнать?
— Толян, притащи мне сумку, ту, черную, с деньгами, — обратился он к своему ординарцу.
Подручный выполнил приказ, и Гера расстегнул молнию. Парни жадно уставились на прямоугольные бруски упакованных денег, но хозяин запустил руку на дно сумки и извлек совсем не то, что они ожидали. Это был самый обычный сотовый телефон.
— Блин, а это откуда у тебя? — завопил Толстый. В Кривове, только недавно подключившемся к современным средствам связи, мобильник среди молодежи считался признаком крутизны, и иметь такую трубку мечтали оба одноклассника.
— Я же говорил, что у меня все схвачено, — усмехнулся Гера. — На, звони, — сказал он, кинув мобильник. Пока Толстый сосредоточенно тыкал пальцами в кнопки, Гера дал дельный совет:
— Скажи мамашке, что тебя не будет в городе несколько дней.
— А что сказать, куда я уехал? — поинтересовался Витек, поднося к уху трубку.
— Скажи — в Кошки, с девчонками из Железно-горска, — посоветовал Гера. — Подцепили с Серым где-нибудь в «Седьмом небе».
Витька подхватил идею с полуслова. Кошки — самый престижный район городских дач, расположенный километрах в двадцати от Кривова, на берегу Волги.
Там строили себе фазенды сливки железно-горского общества — банкиры, бизнесмены и прочие магнаты областного масштаба. Для обычных кривовцев этот, огороженный со всех сторон район был тем же, чем Москва для провинциалов.
— Мам, это я, — закричал в трубку Толстый, и круглое его лицо приобрело какое-то совсем глупое, детское выражение. — Догадайся, откуда я тебе звоню?
Нет, нет, нет! Да не из гаража, нет! Из Кошек, по сотовому. Да, представляешь, по мобильнику! Мы тут с Серым в «Седьмом небе» познакомились с двумя девчонками, сестрами. У них родичи в Америке, вот хата и свободна. Да, нехилая такая хата, три этажа, бассейн, сауна. Что, мам? Я что, девочка, что ли, предохраняться, — это их забота!
Серый после этих слов буквально сполз с кресла и начал в голос ржать.
— Не, мам, раньше понедельника не жди, — продолжал наводить крутизну Толстый. — Позвоню, может быть. А может, и нет. Ма, отстань, а! Я не маленький!
Все, у меня тут Серый трубу из рук рвет, пока, мам!
Сергей и в самом деле пытался вырвать у него мобильник, но набирать номер ему пришлось с помощью Витьки, одной рукой не получалось. Матери он устроил представление еще более грандиозное.
— Мам, ты меня не жди, я, может, недели на две съезжу на юга. Откуда деньги? Да за красивые глаза дали…
Пока парни резвились, Гера поманил к себе Толя-на и, когда тот нагнулся, тихо сказал ему на ухо:
— Их надо убрать. Сегодня же. Как уснут, завали их из ТТ.
Заика несколько секунд смотрел в глаза своего благодетеля, но они оставались холодными и спокойными. И тогда он согласно кивнул.
Когда Серый закончил разговор, Гера взял слово:
— Давай, Толстый, наливай.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики