науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 

- сказал доктор. - В таком случае я отведу Друга на ве-
теринарный пункт. Ему тоже надо сделать прививку!
Друг покорно позволил надеть на себя намордник и прицепить сворку к
ошейнику. Но он не глядел на хозяина, не вилял хвостом. Он был обижен.
Ведь он поймал сегодня лису и надеялся, что его похвалят за это. А его
обругали бешеным и побили! Что за несуразные люди!
Едва они вышли на улицу. Друг опять забеспокоился. Заскулил, натянул
сворку и потащил хозяина за собой.
- Посмотрим, куда он вас поведет! - сказал Костя.
Они оба пошли за собакой.
Друг опустил нос к земле, повертелся вокруг тумбы и побежал к трам-
вайной остановке. А потом вдруг повернул назад к парапету и так припус-
тил ходу, что хозяин еле поспевал за ним. Там на панели были сложены
доски. Друг подбежал, сунул нос между досками и гранитной стенкой да как
залает!
- Ну что там? Крыса, что ли? - спросил хозяин. - Некогда нам возиться
с крысами! Пойдем, ДРУГ!
Но Друг не слушался. Он то царапал доски передними лапами, то отска-
кивал назад и весело лаял. Ушки у него торчали вперед. Глаза были любо-
пытные. Видно, за досками было что-то интересное!
- Погоди! - сказал Костя, сунул руку в щель и вытащил...
Ну, вы, конечно, догадались, кого он вытащил? Мальвину.
Она убежала и спряталась за досками, пока люди оттаскивали Друга от
лисы.
Платьице на ней измялось, волосы растрепались, ручки были подняты
кверху с мольбой.
- Кукла! - ахнули оба, и доктор, и мальчик. А Друг скакал вокруг и
лаял от радости.
Костя поставил куклу на парапет, чтобы лучше ее разглядеть. Тут
Мальвина нагнула головку набок и запела тоненько:
Было очень грустно мне:
Счастья нет в моей стране!
Потому-то в край чужой
И приплыл кораблик мой!
- Подумайте! В этой кукле музыкальный механизм! - сказал доктор. -
Какая замечательная игрушка! Что мы сделаем с этой находкой?
- Я знаю! - сказал Костя. - Я отнесу ее во Дворец пионеров! Нужно,
чтобы все наши ребята посмотрели на эту куклу и послушали, как она поет!
Не грусти, милая куколка: там тебе будет хорошо!
Он взял Мальвину на руки, и они пошли через мост. Друг бежал впереди,
натягивая сворку.
Тем временем лиса добралась до квартирки Марьи Ивановны и рассказала
Карабасу свое приключение.
- Где же Мальвина? - заревел Карабас.
- В том-то и дело, что не знаю где! - огрызнулась лиса. - Да найдется
ваша Мальвина, не горюйте! Скажите спасибо, что я от тех граждан ноги
унесла! Ведь если бы они повели меня на прививку, пришлось бы мне снять
пальто и перчатки! И все увидели бы, кто я такая! И заперли бы меня в
клетку в зоологическом саду! Ух, натерпелась я страху.
- Ну и город! Ну и люди! - проворчал Карабас. - У нас хоть десять со-
бак на человека кинутся - никто не пошевелится! А тут далась им эта при-
вивка!
Он запустил пятерню в свою сизую бороду и задумался.

Глава двенадцатая
О ТОМ, КАК КАРАБАС СИДЕЛ НА КРЫШЕ
На другое утро за завтраком Карабас сказал лисе:
- Ступай на набережную, поищи Мальвину! Ты ее потеряла, ты и найди!
- Ну уж нет! - огрызнулась лиса, допивая кофе. - Я на ту набережную и
носа не покажу! Мне своя шкура дороже! Ищите Мальвину сами как знаете!
- Трусиха! - рявкнул Карабас и так стукнул кулаком, что у столика
ножка подломилась.
А лиса и ухом не повела, нацепила свою розовую масочку, надела кепку,
застегнула зеленые перчатки.
- Я ухожу по делу!
Карабас бросил в нее кофейником, но она увернулась, скользнула в
дверь и пошла в магазин. Она решила купить себе новую косыночку. Ее зе-
леный шарфик вовсе истрепался от зубов Друга.
Карабас отшвырнул стул, пнул ногой круглую скамеечку Марьи Ивановны
так, что она отлетела вверх тормашками, и сдернул с вешалки пальто.
Он собрался сам пойти на набережную - искать Мальвину. Нахлобучил
шляпу, шагнул к двери, и тут его обуял страх. А что, если та проклятая
собака опять бегает по набережной? А что, если она бросится и схватит
его за горло? У него даже холодный пот выступил на лбу. Он упал в кресло
и задумался: "Идти или не идти?"
Вдруг что-то скрипнуло и заскреблось под окном. Карабас вздрогнул и
оглянулся. В окно прямо на него смотрела черная бархатная мордочка с зе-
леными глазами.
- Мяя-у! - сказала мордочка.
- Брысь, окаянная! - заорал Карабас. - Тебя только не хватало!
Он швырнул в кошку цветочным горшком. Кошка прыснула прочь, только
хвост мелькнул в воздухе. А горшок громыхнул по железу и раскололся.
Черный комочек земли покатился по крыше вместе с кустиком герани. Герань
махала листочками, будто звала: "Помогите! Помогите!" Но Карабас даже не
взглянул на нее. Кустик застрял на краю желоба.
Карабас стоял у окна и думал: "Идти или не идти?" За окном шумел го-
род. Гремели трамваи, завывали гудки автомобилей, громкоговорители сыпа-
ли из глоток множество слов.
Вдруг вдалеке послышался рокот. Он приближался, возрастал, заглушал
городские шумы и наконец заполнил собой весь воздух.
Над городом плавно летела тройка самолетов.
- Ах я, остолоп! - воскликнул Карабас. - Да как же я забыл, что мне
нужно караулить все пролетающие самолеты? А то мы прозеваем мальчишек!
Никуда я сегодня не пойду!
Он вылез на крышу, уселся возле трубы и стал смотреть на небо в
большой бинокль. Не покажется ли над дальними крышами маленький самоле-
тик с зеленой надписью "Театр Буратино"?
Черная кошка уже сидела напротив в чердачном окне, глядела на Караба-
са сердитыми глазами и думала: "Откуда такой явился?"
Она жила в соседнем доме, а к Марье Ивановне ходила в гости. Марья
Ивановна звала ее Мусенькой и всегда давала ей молоко на блюдечке. И
никто не швырял в Мусеньку цветочными горшками!
На другой день с утра Карабас опять вылез на крышу с биноклем и сидел
там до позднего вечера. Так и повелось у них: лиса ходила за покупками,
вынюхивала, выслеживала в городе, не узнает ли что-нибудь про Мальвину,
Карабас торчал на крыше и караулил пролетавшие самолеты, а Мусенька си-
дела в чердачном окошке и следила за ним зелеными глазами.
Однажды ей так надоело на него смотреть, что она свернулась клубочком
и зажмурилась. Под уличный гул и грохот сладко дремалось.
Вдруг Мусенька насторожила ушки. Сквозь городской шум ей послышалось
какое-то жужжание, стрекотание, какой-то серебристый звон. Как будто
большая стрекоза летела над крышей.
И вот над серыми башнями нового Дворца культуры сверкнула в небе се-
ребряная искра. Она приближалась и росла.
Это был маленький серебряный самолетик.
Тут по крыше прокатился такой шум и гром, что воробьи стаями взлетели
с соседних домов. У Мусеньки вся дрема прошла. Это Карабас, сидя у тру-
бы, колотил каблучищами по железу и рычал:
- Это они! Пропади я на месте - это они! Я их догоню, я их поймаю, я
их в бараний рог скручу!
Самолетик пролетел над соседней улицей в ту сторону, где между крыша-
ми виднелись зеленые верхушки лип, и скрылся за высоким зданием новой
школы.
Карабас вскочил, прогромыхал по крыше и прыгнул в комнату, сбросив на
пол все цветы.
Потом Мусенька услышала, как он с треском захлопнул дверь и протопал
по лестнице вниз. Она зевнула, выгнула спину горбиком, потянула сначала
передние, потом задние лапки и не спеша подошла к окошку.
Ну и разгром был в квартирке у Марьи Ивановны! Стол скособочился,
присев на сломанную ногу. Стул лежал на боку раскорякой с выбитым си-
деньем. У кофейника из разбитого носа ползла черная гуща. Круглая скаме-
ечка запрокинулась в глубоком обмороке. А помятые, растоптанные цветы
герани валялись на полу среди битых черепков и комьев земли.
Мусенька, осторожно ступая лапками, пробралась в комнату и вспрыгнула
на кресло. Еще недавно это кресло было мягкое, удобное, чистое. А те-
перь? Спинка отвалилась, из сиденья торчали пружины, чехол был измазан
ваксой, залит кофе, забрызган чернилами! Видно, Карабас недаром на нем
посидел!
- Ну и дела! - сказала Мусенька и сморщила носик. - Это что же? Новый
жилец так безобразничает?
- Не говорите! - охнуло кресло. - Никакого с ним сладу нет!
- Бу-бу-бу! - заворчал старый комод. - Он в меня пнул сапожищем! А
что я ему сделал?
- За что он нас сломал? - взвизгнули сахарные щипцы. - Кто будет те-
перь колоть сахар?
А красные цветочки герани заплакали тоненько и жалобно:
- Мы ничего дурного не делали! Мы только цвели и радовались солнышку!
За что он нас погубил?
Тут все вещи в комнате заговорили разными голосами, стали жаловаться
и бранить Карабаса. Его секретарша еще ничего, аккуратная барышня! А от
него никому житья нет! Бьет и ломает все кругом! Хоть бы убрался он пос-
корее восвояси!
- А вы его сами уберите! - посоветовала Мусенька и принялась умы-
ваться.
Тут с треском и громом раскрылся узорчатый домик на старинных часах,
из него выглянула желтая кукушка и сказала:
- Ку-ку! Послушайте, что я скажу!
Вещи притихли, а Мусенька даже перестала лизать лапку и замерла с вы-
сунутым язычком.
Все в доме уважали старую кукушку.
- Я живу на свете полтораста лет! - сказала кукушка. - Я видела вещи,
которые вы, молодежь, помнить не можете! Это было давным-давно. Мои ча-
сики были еще совсем новенькие, а на домике еще блестела позолота. Те-
перь она стерлась!
Кукушка вздохнула, и в горле у нее скрипнула пружинка. Вещи терпеливо
ждали. Все знают, как грустно старикам вспоминать свою молодость!
- Мы висели тогда в спальне в большом помещичьем доме, - продолжала
кукушка. - В доме был барин, такой же толстый, с красным лицом и злой,
как наш жилец.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики