ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тогда Клам мог бы удвоить годовое вознаграждение.
– Нет, – сказал Чиун.
– Утроить, – предложил Клам.
– Нет, – стоял на своем Чиун. – Золото должно идти в Синанджу.
– Но мы могли бы посылать туда доллары.
– Только золото, – настаивал Чиун.
– Еще один странный пункт расходов: специальное устройство, записывающее одновременно идущие по телевизору передачи и затем демонстрирующее их в любое время в любом порядке. Я имею в виду мыльные оперы.
– Понятно.
– Мы могли бы посылать вам кассеты, сэр.
– Нет, – отказался Чиун.
– Прекрасно, я рад, что мы все уладили, – сказал Клам.
– Что со Смитом? – спросил Римо.
Он заметил, что Чиун, который был против того, чтобы служить новому императору, теперь казался умиротворенным. Старик сел на пол в позу лотоса и с беспристрастным любопытством наблюдал за происходящим.
– Профиль работы вашего инструктора не предусматривает его участие в такого рода делах.
– Он все равно не понимает, что происходит. Он считает, что Смит был императором. С ним все в порядке, – заметил Римо.
– Как вам известно, – мрачно произнес Клам, – это очень специфичная организация. Я полагаю, что вы один из четырех людей, которые точно знают, чем мы занимаемся. Должен сообщить вам неприятную новость. У доктора Смита – возможно, это следствие тяжелой работы – неделю назад случилось нервное расстройство. Он скрылся, и с тех пор о нем ничего не слышно.
– Но почему вместо него назначили вас? – спросил Римо. Он опирался рукой на длинный стол, который примыкал к письменному столу Смита.
– Потому что вы, Уильямс, не оправдали наших ожиданий. Вашей задачей, согласно инструкции, было убить Смита, если он проявит признаки душевного расстройства. Заметили ли вы, что его состояние ухудшилось?
– Я заметил некоторые странности, но он и раньше порой отдавал странные приказы.
– Как, например, уничтожение группы служащих большой американской корпорации? И вы не поставили под сомнение правильность его действий?
– Я был слишком занят.
– Вы были заняты выполнением его сумасшедших инструкций, Уильямс, без преувеличения можно сказать, что своими действиями вы нанесли вред стране. Эта организация была задумана таким образом, что если в результате ее деятельности возникает угроза безопасности страны, то она должна быть расформирована. Вы это знаете. Вы должны были убить Смита. Я уверен, что, когда он еще был здоров, он сам дал вам такие инструкции. Так?
– Да.
– Почему же вы этого не сделали? – спросил Клам.
– Я не был уверен, что он окончательно рехнулся, – ответил Римо.
– Скажите честно, дело ведь не только в этом?
– Я, конечно, знал, что он постоянно испытывал слишком большую нагрузку…
– Но убивать его вы не хотели? – спросил Клам.
– Да, это так, – ответил Римо.
– Значит, на вас нельзя полностью положиться?
– Похоже, да.
– Ну и как я должен с вами поступить?
– Почем я знаю? – буркнул Римо.
Чиун хихикнул. Клам с серьезным видом покачал головой. Он говорил что-то о борьбе нации за выживание, о выполнении каждым своего долга. Он говорил о жизни Римо и о жизнях многих других. Он сказал, что не будет принуждать Римо к восполнению урона, причиненного Смитом за последние месяцы, и добавил, что собирается вернуть организации ее прежнее величие. Именно этого желал бы Смит, будь он в здравом уме.
Римо ощутил прилив преданности, чувство, которое, как он считал, уже давно покинуло его. Он бросил взгляд на Чиуна. Мастер Синанджу произнес по-корейски:
– Птичий помет.
– Кто вас назначил? – спросил Римо Клама.
– Тот же, кто назначил Смита. Откровенно говоря, я не жаждал этой должности. Я видел, что она сделала со Смитом. То же может случиться и со мной. Если вы все-таки решите продолжать работать с нами, я надеюсь, что прежде чем я сойду с ума, вы исполните свой долг и не допустите, чтобы я причинил стране такой же ущерб, какой нанес ей Смит.
– Птичий помет, – повторил по-корейски Чиун, но Римо не обратил на него внимания.
Чиун отказывался понимать, что такое любовь к стране или верность делу, считая эти чувства пустыми. Он ведь Мастер Синанджу. Его с детства приучили так думать. Но Римо – американец, и в нем до сих пор не угасли искры заложенного в детстве патриотизма, они неистребимы, как бы он сам ни менялся. Глядя на человека, заменившего Смита, Римо решил, что стоит дать ему и стране еще один шанс.
Судя но всему, Клам не столь прямолинеен, как Смит. Римо вдруг осознал, что он всегда воспринимал КЮРЕ как детище Смита и не представлял, что она может существовать без этого скуповатого пессимиста. Новый шеф выглядит разумнее Смита и не таким непроницаемым. Может быть, с ним будет легче сработаться.
– Я бы хотел подумать несколько минут, – произнес Римо.
– Да, – вмешался Чиун по-английски, – он хочет поработать мышцами, которыми раньше не пользовался.
– Я считаю, что вы именно тот человек, который нам нужен, – сказал Клам.
– А я считаю, что теперь месяц не смогу есть, – сказал Чиун.
Клам вышел из кабинета, оставив их наедине.
– Папочка, – сказал Римо, – я должен, по крайней мере, попытаться.
– Конечно, – сказал Чиун, – ты же по натуре пустышка. Минимум таланта и еще меньше энергии. Это я тебя создал. Я дал тебе все.
– Я ценю то, что ты сделал для меня, но у меня есть чувство долга. По-моему, этому человеку можно доверять. Может быть, он даже чем-то лучше Смита.
– Всякий император хоронит меч предшественника, – произнес Чиун.
– Если это так, то почему Клам хочет, чтобы я продолжал работать?
– А с чего ты взял, что он хочет?
– Он только что попросил меня об этом. Разве ты не слышал?
– Слышал.
– Я хочу попробовать. Посмотрим, что получится.
– С помощью той мудрости, которую я в тебя вложил, – презрительно сказал Чиун.
– Твоя деревня будет обеспечена. Она получит золото, чтобы заботиться о стариках и сиротах. Тебе не о чем беспокоиться. Не о чем.
– Птичий помет, – промолвил Мастер Синанджу.
Глава восьмая
В Ай-Ди-Си с незапамятных времен существовали докладные записки, инструкции, которых надо было придерживаться, схемы, демонстрирующие превосходство одного подхода над другим, графики продаж и закупок, четко осознаваемая коллективная ответственность.
Блейк Клам оглядел свое жилище, обдумал свои корпоративные ресурсы и произнес:
– Ерунда, я больше ждать не собираюсь.
– Что ты сказал? – спросила Тери Клам, рыжеволосая молодая женщина в свитере с высоким воротом и в расклешенных модных брюках. У нее было красивое, хотя и несколько изможденное лицо. Для жены самого молодого в истории Ай-Ди-Си старшего вице-президента по стратегическим вопросам она была еще достаточно привлекательна, а причиной ее утомленного вида был алкоголизм. Тери запила снотворное глотком мартини, объяснив, что этот маленький коктейль помогает ей заснуть. Тем более теперь, когда Блейк так занят своими делами, что у него нет ни сил, ни времени на что-либо еще. Ей нравилось напоминать мужу, что его давно ничего не интересует, кроме служебных дел.
– Я сказал, ерунда. Тебе бы хотелось быть женой президента Ай-Ди-Си?
– Ты шутишь? – удивилась Тери Клам.
– Нет, – ответил Блейк.
Она положила руку ему на плечо и поцеловала мужа в подбородок, пролив немного мартини на пол.
– Когда это произойдет?
– Когда бы ты хотела, чтобы это произошло?
– Вчера, – сказала она, одной рукой опустив бокал с мартини на письменный стол, а другой пытаясь расстегнуть пряжку брючного ремня Блейка.
– Я рассчитываю, что это произойдет в течение месяца.
– Брун уходит в отставку?
– В некотором роде.
– Ты станешь самым молодым среди самых могущественных людей в Америке. И в мире.
– Да, это то, чего я хотел.
– И мы будем счастливы?
Клам проигнорировал вопрос. Он почувствовал, что жена расстегивает молнию на его брюках.
– Потом, Тери, позже, сейчас у меня много дел. Лучше выпей еще мартини.
Римо потребовалось три минуты, чтобы понять: ему приказывают кого-то уничтожить. Они находились в Скорсдейле, дома у Клама, когда тот отдал Римо приказ и извинился за то, что не познакомил его с женой, которая спала наверху.
– В восемь часов вечера? – спросил Римо.
– Она рано ложится и поздно встает.
– Понятно, – сказал Римо.
За все годы существования организации ему ни разу не приходилось встречаться с женой доктора Смита, Мод. Он видел ее фотографию на письменном столе Смита. У миссис Смит было холодное невыразительное лицо. Никаких фотографий миссис Клам в офисе или дома у Клама Римо не заметил.
– Проблема, – сказал Клам, – состоит в том, что нам необходимо исправить допущенные прежде ошибки.
– Что вы имеете в виду?
– Как вы понимаете, уничтожение некоторых сотрудников Ай-Ди-Си было ошибкой.
Римо не понял.
– Мы боролись не с тем противником.
– Теперь понял. Давайте ближе к делу.
– Необходимо убрать Т.Л.Бруна.
– Понятно, – сказал Римо. – Но зачем так много слов?
– Я думал, вам будет интересно.
– Мне это совершенно безразлично. Вы уверены, что мне стоит оставаться в Фолкрофте? Между прочим, Смит был очень осторожен с секретными делами.
– При реорганизации всегда происходит централизация.
– Почему?
– Потому что это дает возможность лучше координировать действия.
– Ни черта не понимаю. Что слышно о Смите? Его не нашли?
Лицо Клама помрачнело. Нет, о Смите ничего не было известно. Оставаясь на свободе, он представляет угрозу их безопасности. Если удастся его разыскать, придется поместить Смита в лечебницу.
– Если бы вы поменялись ролями, – заметил Римо, – Смит приказал бы убить вас.
Клам обещал запомнить это замечание. Да, мнение Римо для него ценно, но ему, Кламу, надо заниматься и другими, не менее важными и опасными делами.
По слонам Клама, поместье Брунов в Дерьене в штате Коннектикут представляет собой импровизированное стрельбище. Все Бруны – превосходные стрелки. Несмотря на то, что имение окружено поросшими травой холмами, близлежащая местность отлично простреливается прямо из дома. К тому же Т.Л.Брун был чемпионом 1935 года в стендовой стрельбе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики