науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Комната была светлой, с большим окном в эркере, с мягкой плюшевой мебелью, тут же стоял цветной телевизор с большим экраном, а кругом лежали кружевные салфеточки. Даже покрывало было из белых ажурных салфеточек. Гассо вязал салфетки маленькими крючками из разных ниток. Излишне добавлять, что его странное увлечение не вызывало насмешек.Гассо иногда дарил салфетки знакомым. Когда вы получали от него такую салфетку, вы торопились положить ее на самое заметное место в холле на тот случай, если Гассо вдруг пожалует к вам и спросит, куда вы девали его салфетку. Или, что еще хуже, не спросит.Гассо сидел в нижнем белье на постели, покрытой салфетками. Его плечи напоминали цементные опоры моста. Плечи переходили в руки, похожие на стальные балки. Руки венчали кулачища величиною со стол. Гигантские ладони переходили в предплечья без намека на запястья. Густая черная шерсть покрывала все тело от макушки огромной головы до лодыжек. Лодыжки, ладони и пятки были единственными безволосыми частями тела, если не считать глаз и языка. У Гассо волосы росли и на губах.С лодыжек, казалось, кто-то удалил волосы специальным средством. Или, может быть, Гассо мог снимать и надевать свою шерсть, как нижнее белье, и она была ему коротковата?Гассо, судя по всему, отнюдь не стеснялся своей волосатости. Да и «коллеги», похоже, ее не замечали.– Рад вас видеть, мистер Гассо, – сказал Вилли-Сантехник.Гассо был поглощен вязанием.– Чего надо? – спросил он.– Дону Доминику нужна ваша помощь.– А почему он сам не пришел?– В том-то и загвоздка. Он заподозрил, что кто-то вышел на наш след.– Да он просто не хочет меня видеть.– Да нет же, мистер Гассо. Он с радостью зашел бы к вам. Правда. Он вас очень уважает, как и все мы, мистер Гассо. Но тут какой-то журналист появился, которого дон Доминик хочет проучить. Мы за ним последим и выведем вас на него. Ну, а потом сами знаете что.– Знаю, – сказал Гассо.Вилли-Сантехник улыбнулся – так радостно и искренне, как только смог изобразить.– Он что-нибудь говорил об этом парне?Тут снова стал напоминать о себе мочевой пузырь Вилли. Время от времени к мистеру Гассо посылались люди с разного рода посланиями. В послания эти вкладывался различный смысл: иногда они содержали указания, кого надо убить, а иногда – что убить надо самого гонца. Вилли надо быть начеку и следить за каждым словом, а то, чего доброго, ошибешься словечком, скажешь что-нибудь не то и… Хотя вполне может случиться, что передашь все правильно, а беды не миновать.Вилли медленно произнес:– Он сказал, этот парень – бабочка, и надо остерегаться крыльев. Вот что он сказал.Гассо уставился своими тусклыми карими глазами на Вилли. Вилли улыбался во весь рот.– Так и сказал?– Да, сэр, – подтвердил Вилли, словно эта новость никак не могла отразиться на его собственной шкуре.– Хорошо. Вот что ты сделаешь. Возьми с собой Джонни Утенка и Винни О'Бойла. Устройте слежку. Найди Попса Смита, цветного парня. Он мне нравится.– Вам разве не обойтись без негра? – спросил Вилли-Сантехник.– Многие негры куда лучше, чем ты. Многие негры – отменные ребята. Я доверяю Попсу Смиту. А тебе не доверяю, Вилли-Сантехник. Встретимся в баре «Монарх» через полчаса.– Мне нравится Попс Смит. Очень даже. Очень нравится. Я приведу Попса Смита.– Закрой дверь с той стороны, Вилли-Сантехник.– Ужасно был рад повидать вас, мистер Гассо.– Ага, – пробурчал Гассо, и Вилли будто ветром сдуло.Он беззвучно прикрыл дверь, в мгновение ока скатился с лестницы, раскланялся с миссис Розенберг, выпалив, что был счастлив повидать ее, какой у нее дивный дом, какие замечательные салфетки на софе – жаль, что у Вилли таких нет.– Я разложила их, чтобы Гаэтано чувствовал, что он нужен людям, – обрезала его миссис Розенберг. – Всего хорошего.– Всего хорошего, миссис Розенберг, – сказал Вилли-Сантехник.Он уселся в свой великолепный голубой «эльдорадо» и мигом очутился в «Монархе», заказал себе рюмку водки и отправился с ней к телефону.– Привет, О'Бойл, это Вилли-Сантехник. Давай быстро мотай в бар «Монарх». Занят? Не вешай мне лапшу на уши, хватай ноги в руки и быстрее приезжай, если не хочешь вообще остаться без конечностей.Вилли-Сантехник положил трубку на рычаг, подождал, пока линия разъединится, опустил монетку и набрал еще один номер.– Попс Смит… это ты!? А это Вилли-Сантехник. Подымай свой черный зад и мотай в бар «Монарх». Куда-куда мне идти? Хочешь, чтобы я сказал Гаэтано, куда ты его послал? Да, это он тебя вызывает. И поторапливайся.Вилли снова положил трубку на рычаг и, услышав отбой, добавил громко:– Ниггер!Снова набрал номер.– Джонни? Как делишки? Это Вилли-Сантехник. У меня для тебя отличные новости. Я в «Монархе». Да, мистер Гаэтано просил тебя придти. Отлично, только поторопись.Вилли положил трубку, прошел в зал и злобным взглядом окинул рабочих и служащих муниципалитета, сидевших здесь, не обращая никакого внимания на двоих полицейских в штатском у дальнего конца стойки бара.Скоро к нему все станут относиться с почтением. Разве не он договорился с водителями грузовиков компании «Океанский транспорт». Разве не он направил их на склад, прямо в руки мистера Гассо? Разве не он держал язык за зубами, после тоге как они исчезли навсегда, хотя один из них был его братом, а его невестка швырнула в него кастрюлю с горячими макаронами, поняв, что ее супруг никогда не вернется?Да, он не знал, где прячут эту большую партию. А все и не должны знать. Но он много чего знал. К примеру, что у Верильо есть босс, и не Верильо организовал эту партию.Вилли-Сантехник догадался об этом, так как в трудные моменты Верильо выходил из комнаты, звонил куда-то, а потом возвращался с готовым решением.Вилли-Сантехник много чего знал, но до поры до времени никому ничего не говорил. Подождите, с ним еще станут считаться.Он вытащил из кармана пачку денег – пусть бармен и посетители поглазеют, потом отсчитал две десятки.– Налей всем по рюмочке, – сказал Вилли-Сантехник, который собирался скоро совершить такое, что не по силам даже самому Гаэтано Гассо с подручными. Глава восьмая Римо остановил такси у мэрии и тут же заметил, что у него на хвосте две машины. Дуган или Верильо послали, но скорее Верильо. Дуган послал бы своих полицейских. А вот и они! На противоположной стороне улицы в неприметной машине двое в штатском. Так. Значит, оба: Дуган и Верильо.Все хорошо, что хорошо начинается, подумал он. Поднялся по стертым ступеням, остановился, чтобы его получше разглядели в профиль, потом вошел в здание. Справа киоск со сладостями и прохладительными напитками. В самом дальнем углу справа – кабинет администратора. Кабинет налогового инспектора – слева. Кабинет мэра, судя по черной с золотом табличке, посреди двухмаршевой лестницы, на полэтажа выше.Он поднялся, заглянул в зал заседаний муниципалитета – место, где осуществляется демократия, а также другие виды обмана. Разница между демократией и диктатурой, подумал он, заключается в том, что при демократии одни воры чаще сменяют других. Но ворам в демократическом обществе необходима организованность.«Если ты так считаешь, какого черта не бросишь свою работу?» – спросил он себя.Он знал ответ. В такой же ситуации находятся девяносто процентов населения Земли. Он работает потому, что это его работа, и ничего более путного в качестве объяснения он так и не мог придумать.Он прочитал на табличке: «Кабинет мэра», постучал и вошел. В приемной за пишущей машинкой сидела миловидная седая женщина.– Чем могу быть полезной? – спросила она.– Я Римо Барри. Работаю в журнале. Мэр Хансен назначил мне встречу.– Да, конечно, мы ждем вас, – сказала секретарша, которой, подумал Римо, следует читать лекции о том, как бороться со старостью. Эффектная женщина – седые волосы, тонкие черты лица, лучащегося энергией, несмотря на морщины.Она нажала на кнопку, и дверь открылась. Но появился не мэр, если только мэр не обладал фигурой Венеры Милосской и точеным лицом ожившей мраморной статуи. У молодой женщины были светлые волосы с темными прядями, темно-карие глаза и улыбка, способная сразить наповал даже монаха.Она была в черной кожаной юбке и облегающем сером свитере, без лифчика, на груди бусы. И впервые с тех пор, как закончилось его обучение в области секса, эти занудные ежедневные занятия для мускулов и психики, которыми изводил его Чиун, Римо ощутил вспыхнувшее желание.Он прикрыл блокнотом ширинку.– Вы – Римо Барри? – спросила женщина. – А я Синтия Хансен, дочь мэра и его секретарь. Я рада, что вы пришли.– Да, – сказал Римо, удивляясь своим мыслям о том, что он мог бы овладеть этой женщиной прямо здесь, в приемной перед кабинетом мэра, а потом скрыться навсегда.Вредно об этом думать, хотя это самая приятная мысль из всех посетивших его за последние месяцы и прекрасный способ отправиться на тот свет! Он заставил себя переключиться, сделал глубокий вдох и принялся размышлять о вечных силах природы. Возбуждение, правда, от этого не стало слабее, и он вошел к ней в кабинет по-прежнему весь во власти своей греховной плоти, все так же прикрываясь блокнотом. Потом, разозлившись на самого себя, усмирил разбушевавшуюся кровь.Отлично. Теперь он уверенно держит себя в руках. Очевидно, он оказал на девушку такое же действие – это было заметно сквозь серый свитер.Он сыграет на этом. Использует против нее ее возбужденное состояние, направив разговор в нужное ему русло, а ей некуда будет податься, потому что парадом командует он.В кабинете было почти пусто, только письменный стол, три стула, кушетка и фотографии на политические темы. Занавеси были задернуты.Она села на кушетку, положив ногу на ногу.– Итак, – сказала она, перебирая бусы, – с чего начнем?Великолепное начало! Прощай самоконтроль и проблемы спасения Америки и ее конституция.– Вот с чего, – воскликнул Римо и оказался на ней, его руки – под ее свитером, его тело – между ее ног, рот прижат ко рту. Прощай все, чему его учили. Овладеть ею во что бы то ни стало! И не успев сообразить, что он делает, он был уже в ней, она вобрала его в себя. И почти сразу – ба-бах! – финал. «С.С.С.» – семь секунд секса. Классический пример того, как не надо делать.Он вдыхал запах ее духов, ощущал нежную кожу на щеке.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики