науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она подняла глаза на посетителя.Римо, разумеется, заинтересовался. Он уже слышал эти слова.– По-моему, его еще называли Разрушителем миров… – и он медленно прочитал по памяти, – «Я – Шива…» – но дальше вспомнить не смог.В это время открылась дверь, и из кабинета выглянул джентльмен с волевым лицом.– Джоан, можно вас на секунду? О, добрый день! Вы, вероятно, из журнала? Я приму вас через минуту.– Я нашла для вас Шиву, – сказала секретарша.– Разрушитель миров; я – Шива, Дестроер… – произнес Римо.– Что? – спросил Верильо, и его глаза расширились от изумления.– Пытаюсь припомнить цитату. Вспомнил! «Я – Шива-Дестроер, смерть и разрушитель миров».– Вы Шива? – мрачно переспросил Верильо.Римо засмеялся.– Я? Нет. Я Римо Барри, журналист. Мы с вами беседовали вчера вечером по телефону.– Прекрасно. Я к вашим услугам через минуту. Джоан!Римо наблюдал, как секретарша взяла блокнот и карандаш и исчезла в кабинете. Через пять минут пригласили и его, и пришлось с притворным усердием записывать банальные рассуждения Верильо. В Гудзоне – те же проблемы, что и в других городах: свертывание промышленности, рост преступности и, конечно же, утрата надежды на лучшее будущее.Но Верильо верил в великое будущее Гудзона – он потратил почти полчаса, расписывая свои проекты. А потом пригласил Римо пообедать в казино «У озера».Об оптимистическом взгляде на будущее он продолжал распространяться и за устрицами, запеченными в тесте, и за телятиной по-голштински. Когда Римо заказал рис, просто рис, Верильо чрезвычайно удивился. Почему один рис? Это восточный обычай? Специальная диета?– А вы не можете допустить, что я просто люблю рис, мистер Верильо?– Нет, – ответил Доминик Верильо.– Со временем к нему привыкаешь…– А когда вы начинали его есть, он ведь вам не нравился, не так ли?– Да, не особенно.– Тогда почему вы продолжали его есть?– А почему вы едите моллюсков, запеченных в тесте?– Потому что я люблю их.Римо улыбнулся, а Верильо засмеялся.Римо пожал плечами:– Что я могу добавить к тому, что вы мафиози?Верильо расхохотался.– Знаете, если бы это не было так смешно, это было бы серьезно. Я полагаю, что итальянская община страдает из-за алчности некоторых итальянцев. Страдают доктора, юристы, зубные врачи, преподаватели, продавцы, трудяги, вроде меня. Я просто уверен, что всякий раз, как ФБР не может раскрыть преступление, оно норовит арестовать первого попавшегося под руку итальянца. Убежден в этом. Вы итальянец, ваши предки были итальянцами?– Возможно. Не знаю. Я вырос в приюте.– Где?– Мне не по душе эта тема. Согласитесь, не очень-то приятно быть в неведении, кто были твои родители, откуда ты родом.– Может быть, в вас есть восточная кровь?– Вряд ли. Я думаю о Средиземном море, к югу от Германии, и о Севере от Ирландии до Сибири на востоке. Вот примерно такой разброс возможностей.– Вы католик? – спросил Верильо.– А вы торгуете героином?На этот раз Верильо не засмеялся.– Это уже оскорбление. Что вы хотите этим сказать?– Ничего, просто хочу выяснить – мафиози вы или нет и не торгуете ли героином.– Это уже чересчур, – произнес Верильо, бросил салфетку прямо на тарелку с телятиной, наградил Рима полным ненависти взглядом и удалился.С Верильо хватит, подумал Римо, – зерно брошено в землю.Шефа полиции Брайана Дугана поддеть было не на чем. Он раз пятнадцать упомянул о своей приверженности католической церкви, об участии в социальных программах типа «Очисти – Отреставрируй – Почини» и особенно гордился своей программой укрепления общественных отношений.– Мы учим наших полицейских, как надо относиться к ним.Брайан Дугам сидел за письменным столом, над которым висел портрет Франклина Делано Рузвельта. Стол был завален всякими мелочами, и среди них – пресс-папье в виде статуэтки и американский флаг на небольшой подставке. Портрет Рузвельта пожелтел от времени.– К ним? – переспросил Римо.– Ну, вы понимаете. К ним. Проблемы города.– Не понимаю, – сказал Римо и, положив ногу на ногу, стал что-то рисовать карандашом в записной книжке.– Ну, сами знаете. Цветные. Черные. Выходцы из Африки.– А, они?– Да. Они, – гордо ответил шеф полиции. Лицо его сияло, ясные голубые глаза блестели; он нервно перебирал веснушчатыми пальцами.– Я слышал, ваш город становится героиновой столицей страны.Римо следил за голубыми глазами. Они оставались спокойными.– Героин – это серьезная проблема, – сказал шеф. – Растущая национальная проблема.– А какова ваша доля?– Не понял.– Какова ваша доля? Ваша прибыль от наркобизнеса? – повторил Римо небрежным тоном.Шеф полиции не принял этот тон. Он уставился на Римо сверкающими голубыми глазами – воплощенные неподкупность и мужество. Губы плотно сжаты.– Вы обвиняете меня в пособничестве торговле наркотиками?Точно такая же интонация была у бывшего шефа Римо, когда Римо, будучи полицейским в Ньюарке, однажды оштрафовал за неправильную парковку патрульный автомобиль, посланный шефом за выпивкой к Рождеству.– Но кто-то должен покрывать торговлю наркотиками, – сказал Римо.– Вы обвиняете меня? – возмутился шеф.– На воре и шапка горит, шеф.– Вон отсюда!Римо не двинулся с места.– Беседа закончена, – сказал шеф. – И предупреждаю, за клевету я могу привлечь вас к судебной ответственности.– Только в том случае, если я ее опубликую, – сказал Римо, улыбнулся и вышел. Еще одно зерно брошено в землю.Выйдя из кабинета шефа, он прошел мимо лейтенанта, исполняющего обязанности машинистки, вышел в холл, где на него пахнуло особой затхлостью, свойственной только полицейским участкам, и остановился в ожидании лифта. Интересно, подумал Римо, понадобился бы стране он, Дестроер, если бы полицейская служба работала лучше? Хотя как она может лучше работать? Не на Марсе же они людей набирают. Нет, полиция любого города отражает его моральный климат. Она не лучше и не хуже. Для взятки требуются двое.Дверь лифта открылась, и Римо вошел в кабину. Это был просторный старый лифт размером с небольшую кухню. Римо нажал на кнопку первого этажа.Металлическая дверь «под бронзу» медленно, по-черепашьи, закрылась. Лифт, погромыхивая, пополз вниз. На следующем этаже он остановился, чтобы забрать двух детективов и арестованного. Один из полицейских с худым загорелым лицом, ростом с Римо, в стандартной шляпе, заметив Римо, вежливо с ним поздоровался.Все трое встали в глубине кабины, а Римо остался у входа. Он кивнул полицейскому в ответ и тут вдруг понял, что он знает сыщика, а тот – его.Черт возьми, подумал Римо и повернулся лицом к двери, надеясь, что сыщик попробует его вспомнить, не сможет и перестанет о нем думать. К сожалению, профессия полицейского, особенно сыщика, не позволяет ему просто взять да забыть однажды встреченное лицо. Во всяком случае, опытному сыщику. Римо оставалось надеяться, что Билл Скорич так и не стал опытным сыщиком.Римо вспомнил первый год их совместной службы в Ньюарке. Тогда Скорич упускал разные мелочи, и все разговоры с сержантом, детективами, лейтенантом и капитаном заканчивались не в его пользу. Но чересчур серьезных промашек он не допускал никогда, и к начальнику полиции его не вызывали.Хотя негативный опыт – не самый лучший способ обучения, все-таки это тоже способ. Или человек привыкает к выговорам, или меняется так, чтобы их не получать. Если Скорич изменился, то сейчас стоит одной ногой на том свете.Уголком глаза Римо заметил, что Скорич шагнул вперед. Он всматривался в профиль Римо. Сделал еще шаг, потащив за собой заключенного, на что другой сыщик тоже был вынужден сделать полшага.Можно было бы прикрыть лицо рукой и убежать, но не из управления же полиции! Тогда уж точно фотографию Римо раздадут всем полицейским, особенно после его беседы с шефом!Римо не спеша повернулся к Биллу Скоричу в надежде, что пластическая операция изменила его скулы и нос, взглянул Скоричу в глаза и смутился. Он молил про себя: Билл, ну сваляй дурака. Ну, старик! Ошибись!"Лицо Скорича порозовело от смущения, и на сердце у Римо полегчало. Молодец, Билли, подумал он. Замечательно. Никто не держит в памяти лица мертвых. Особенно после пластической операции.Но тут Скорич просиял, на лице появилась улыбка, которая вдруг сменилась выражением ужаса при виде восставшего из мертвых. И Римо понял, что Скорич его узнал.Последнее, что произнес сыщик Билл Скорич из полицейского управления Ньюарка, было даже не слово, а один только слог, начало имени.Он произнес:– Ри…Прикрывшись телом Скорича как щитом, так что заключенный и другой сыщик не видели его, Римо вонзил палец Скоричу в солнечное сплетение, до самого сердца, пробив его. Это произошло мгновенно, и Скорич только успел произнести:– Ри…Это был плавающий удар, когда рука действует сама по себе, вне зависимости от движения тела. Такой удар имел то преимущества, что прерывал разговор мгновенно.Глаза Скорича расширились, он не успел еще рухнуть, а руки Римо были уже в карманах, под мышкой зажат блокнот. Скорич упал на Римо, который, не пытаясь удержаться, отлетел в дальний угол кабины с возгласом:– Поосторожней, приятель!Скорич, падая, потянул на себя арестованного. Шляпа упала на пол, а второй сыщик, на другом конце цепочки, резко развернувшись, наступил на нее и рухнул сверху на заключенного, повалившегося на мертвеца, лежащего на полу кабины.Дверь отворилась на первом этаже. Римо оттолкнулся от стенки лифта, и, отряхиваясь, вылетел наружу с криком:– На меня напал полицейский! Прямо в полицейском управлении! Так-то вы обращаетесь с прессой?!Римо стоял у лифта, тыча пальцем в груду тел. Оставшийся в живых сыщик пытался подняться и поднять заключенного.– Вон тот, – вопил Римо. – Он там, внизу. Я хочу возбудить дело! Он толкнул меня.Дежурному лейтенанту потребовалось три секунды, чтобы оценить ситуацию, десять секунд, чтобы вызвать скорую помощь, и три минуты, чтобы убедить этого гомика-журналиста, что на него никто не нападал, что сыщик упал на него, потому что умер, скорее всего, от сердечного приступа.– Умер? – спросил Римо, открыв рот и глядя полными ужаса глазами.– Да. Умер. Вот так-то. Так бывает с нами, фараонами, когда мы защищаем вас. Еще один легавый умер, приятель.– Я… я не нахожу слов, – сказал Римо.– Всегда старайтесь сперва во всем разобраться, а уж потом делайте выводы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики