ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если бы не страшные рубцы, его кисть была бы совершенным воплощением мощи и изящества. Микаэла неожиданно почувствовала странное тепло, как будто горца окружал защитный кокон, сплетенный из невидимых солнечных лучей. У нее появилось ощущение, что рядом с этим человеком она в полной безопасности. Закрыв глаза, она вдруг представила себе, как его сильные руки скользят по ее плечам, спине, груди…
Опомнившись, пунцовая от смущения, Микаэла кашлянула, прочищая горло, и сказала:
– Знаете, во Франции есть один хирург, который успешно лечит такие увечья. Техника операций на мышцах и сухожилиях очень сложна; ею в совершенстве владел мой муж Ибрагим, а я, к сожалению, знакома с ней недостаточно хорошо.
– Мне никогда не вылечить руку, – мрачно ответил Дайрмид, – я с этим давно смирился.
– Напрасно! – горячо возразила она. – Вы могли бы поехать в Париж, и там…
Неожиданно Дайрмид накрыл ее руку своей, и молодая женщина вновь ощутила волнующее тепло.
– Микаэла! – прошептал он. – Помните, что вы сделали во время нашей первой встречи?
Она нерешительно кивнула, ее рука, которую держал Дайрмид, задрожала. Его властное и в то же время нежное прикосновение снова дало ей ощущение безопасности, которого ей всегда не хватало, и от этого у нее захватило дух. Подняв голову, она встретилась с пронизывающим взглядом его серых глаз, сиявших, словно брызги дождя на солнце.
– Вы совершили чудо, которое не требует ни веры в древние предания, ни серебряных монет, ни молитв, – продолжал он низким звучным голосом. – Вы просто прикоснулись к раненому и этим его спасли! Обыкновенное чудо – простое и изумительное одновременно. Я помню каждое ваше движение, как будто это было вчера.
– А я помню другое чудо – ваше искусство хирурга, – возразила Микаэла. – Того человека спасли вы!
Дайрмид покачал головой:
– Если бы не вы, Ангус Макартур умер бы: ведь я не смог остановить кровотечение. Когда вы опустились возле него на колени и остановили кровь, я подумал, что вы святая, нет, ангел небесный! Мне никогда не доводилось видеть, чтобы раненый выздоравливал так быстро, как Ангус. А потом вы коснулись моего лба – и глубокий порез в мгновение ока зажил…
Микаэла заметила тонкий белый шрам у него над бровью, и перед ее мысленным взором с поразительной ясностью возникло окутанное утренней дымкой поле, на котором она впервые увидела Дайрмида. Как тогда кричали раненые, как ужасно пахли кровью ее руки…
– Как бы то ни было, – вздохнула она, – в тот день мне довелось увидеть великолепного молодого хирурга, полного сострадания к раненым…
– С тех пор многое изменилось.
– Удивительное совпадение! – пробормотала молодая женщина. – Нам обоим пришлось забыть о своих целительских способностях.
– Но в отличие от меня вы все-таки можете воспользоваться своим даром, – мягко заметил горец.
Она посмотрела на свои руки и вспомнила слова старой Джин: «Господь даровал тебе поистине чудесную способность…лечи людей, как бы тебе ни пытались помешать!» Глаза Микаэлы наполнились слезами.
– Вы ошибаетесь, – чуть слышно прошептала она и, поколебавшись, призналась: – Моего дара больше не существует.
Дайрмид вдруг погладил ее по щеке, и по телу Микаэлы снова пробежала теплая волна, мысли в голове спутались и куда-то исчезли.
– Так не бывает, – негромко проговорил он. – Сделайте это для меня, Микейла! Я знаю, вы можете.
Ее гэльское имя прозвучало в его устах удивительно нежно. Микаэла молчала, испуганно прислушиваясь к гулким ударам своего сердца. Еще немного, и она пообещает все, что угодно…
– Не надо, не просите меня больше! – наконец воскликнула она, и рука ее машинально сжала золотую брошь на груди. – Может быть, когда-нибудь я решусь попробовать… но не теперь!
– Я подожду, – спокойно произнес Дайрмид и показал на украшение: – Это ваш талисман?
– Можно сказать и так. Гэвин подарил мне эту брошь, когда я была совсем ребенком, и с тех пор я ношу ее, практически не снимая. Мне кажется, она приносит мне удачу.
– Разве вам нужна удача? – спросил он тихо.
– Удача нужна всем, – ответила она, поднимая на него глаза. – И вам тоже.
– Говорят, поцелуй на берегу священного пруда приносит удачу, счастье и душевный покой, – улыбнулся Дайрмид. – Не хотите попробовать? Кому-кому, а нам с вами все это придется как нельзя кстати!
Он придвинулся к ней и взял ее лицо обеими руками. Микаэла увидела близко-близко его глаза, и ей показалось, что земля уходит у нее из-под ног.
Губы Дайрмида коснулись ее рта на одно мгновение, но и этого было достаточно, чтобы Микаэла затрепетала. Никогда еще она не переживала ничего подобного! Неистово колотившееся сердце, казалось, заполнило всю ее грудь.
– Пусть священный пруд благословит нас и пошлет удачу, – пробормотал горец.
– Да будет так, – едва слышно отозвалась Микаэла, вспоминая сладостную мягкость его губ и чувствуя, что ее охватывает простое и сильное плотское желание… Она опустила голову, стыдливо избегая его взгляда.
– Поедемте, впереди еще долгий путь, – сказал Дайрмид, отодвинувшись от нее.
– Подождите минутку!
Микаэла подбежала к ореховому дереву, достала из кармана кружевной платочек и привязала его к ветвям. Лоскуток затрепетал на ветру среди радужного разноцветья других оберегов.
– Все-таки решили напомнить о себе святому Филлану? – раздался у нее за спиной голос Дайрмида.
– Нет, о вашей Бригит, – ответила она и, на мгновение задумавшись, добавила: – Впрочем, и о себе тоже!
Дайрмид и Микаэла ехали уже несколько часов, когда ярко-синее небо окрасилось на западе в оранжево-пурпурные цвета, впереди между склонами блеснула темная вода, послышался шум прибоя, пахнуло водорослями и соленым морским ветром. Собрав остаток сил, Микаэла пришпорила лошадь и вслед за Дайрмидом выехала на покрытый галькой берег большого озера. Оглядевшись, она оторопела: перед ней прямо из глубины черных вод поднимался такой же черный замок. Присмотревшись, она поняла, что удивительный замок построен на длинном низком острове. Это и был Даншен. «Слава богу, путешествие закончено!» – с облегчением подумала Микаэла.
Проехав еще немного, Дайрмид спешился и подошел к ней, чтобы помочь сойти с лошади. Она наклонилась, положила руки ему на плечи, и он легко поставил ее на землю. У молодой женщины тут же подогнулись колени, и она упала бы, если бы Дайрмид не поддержал ее за талию.
– Да вы просто с ног валитесь от усталости, – озабоченно произнес он.
Дайрмид привлек ее к себе, и Микаэла устало прислонилась к его груди, чувствуя на затылке тепло его дыхания. Опустив лицо в складки пледа, пропахшего смолой, дымом и крепким мужским потом, она закрыла глаза. У нее не было никаких мыслей, никаких желаний, кроме одного: чтобы эти блаженные минуты покоя длились вечно.
Увы, это было невозможно. Микаэла отстранилась и едва слышно пробормотала:
– Спасибо, мне уже лучше.
Дайрмид привязал лошадей к небольшому дереву на берегу и повел Микаэлу к зарослям камыша. Там была спрятана узкая дощатая лодка.
– Озеро Шен впадает в море, – объяснил он. – Во время отлива остров соединяется с берегом песчаной отмелью, но сейчас прилив, так что нам придется плыть.
Микаэла посмотрела на утлую лодочку, потом на темную поверхность озера и невольно вздрогнула. Она ужасно боялась воды, и любые путешествия, связанные с лодками или кораблями, всегда переносила с огромным трудом. Набежавшая волна лизнула ей туфлю, и молодая женщина испуганно отпрянула.
– А как же лошади? – спросила она, стараясь оттянуть время.
– Не беспокойтесь, я пошлю кого-нибудь за ними, когда мы доберемся до замка. Поедем, время позднее.
– А когда будет отлив? – спросила она слабым голосом.
– Завтра, – невозмутимо ответил Дайрмид.
Он легко подхватил ее на руки, перенес в лодку и усадил на вязанку хвороста, служившую скамьей. Закусив губы, тяжело дыша, Микаэла судорожно схватилась за грубо обструганные борта лодки и посмотрела на громадный черный силуэт замка далеко впереди. Темная вода озера рубиново поблескивала в последних лучах солнца.
Дайрмид сел напротив и направил лодку к острову. Внезапно набежавшая волна сильно качнула утлое суденышко, Микаэла испуганно вскрикнула и так вцепилась в борта, что костяшки ее пальцев побелели.
– Что с вами? – Он удивленно поглядел на нее.
– Не люблю лодок, – неохотно призналась она.
– Вот как? Если решите у нас остаться подольше, вам придется к ним привыкнуть!
Его слова повергли ее в уныние. Она никогда, никогда не сможет привыкнуть к лодкам и воде, это проклятие всей ее жизни! Хотя Дайрмид греб очень ровно, стараясь избегать толчков, молодая женщина очень скоро почувствовала дурноту и начала задыхаться, словно выброшенная на берег рыба. К счастью, черная громада замка быстро приближалась. Микаэла заметила, что освещено только одно из его длинных узких окон.
Дайрмид проследил за ее взглядом и поспешил объяснить:
– Сейчас в Даншене не так много народу: только мой младший брат, семья Мунго и Бригит.
– А ваша жена? – вырвался у нее бестактный вопрос.
– Ее здесь нет, – ответил он коротко.
Микаэла кашлянула, чтобы скрыть смущение, и спросила:
– Значит, у вас есть брат?
– У меня их целых трое, и я самый старший, – охотно ответил он. – Артур сейчас в море, Колин женат и живет далеко отсюда, а Гилкрист, самый младший, живет со мной. Наша мать умерла несколько лет назад, отца мы потеряли еще раньше. Мое хозяйство ведет двоюродная тетка по матери, Лили Макартур, бабушка Мунго.
Микаэла кивнула, стараясь не думать о том, что под ногами темная пучина, от которой ее отделяет только тонкое дно лодки. Чтобы укрепить свой дух, молодая женщина напомнила себе, что перенесла два длинных морских путешествия – из Шотландии в Италию и обратно. Правда, тогда она плыла на больших купеческих галерах, а не на утлой лодчонке…
К счастью, высокие стены и башни замка незаметно приближались и наконец нависли над ними, заслонив полнеба. Лодка уткнулась в узкую полоску песка и гальки. Вынув весла из уключин, Дайрмид положил их на дно и помог спутнице выйти на берег.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики