науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И никто не поймает нас?
– Не уверен, но иного выхода нет. Я прихватил с собой кое-что из еды и мужскую одежду для тебя, – он указал на котомку, лежащую в углу. – В пещере прохладно, тебе лучше переодеться прямо сейчас, если не хочешь замерзнуть.
– Ты очень заботлив, но я предпочту остаться в своей одежде.
Лали понимала, что стоило бы облачиться в более плотную одежду, позволяющую скрыть от глаз Селима ее тело, но упрямство мешало ей согласиться с его предложением. Если Лали переоденется, это будет означать, что она смирилась с похищением и принимает его предложение покинуть Стамбул.
Делая вид, что скучает, в то время как внутри все переворачивалось от страха и странного возбуждения, Лали сидела в молчании у водопада, рассматривая безбрежную гладь моря, проглядывающую сквозь пелену падающей воды. Сердце ныло, а в памяти то и дело проходили события последних дней: удушье, которое она испытала под водой, ласковые заботливые речи Гюльхар, бесстыжие глаза Мехмеда, ночь, когда он пытался погубить ее, приказ человека, которого она считала отцом, готовиться к свадьбе, ядовитый взгляд Зары, прощальные слова Маруфа, предавшего ее. Лали очень хотелось, чтобы все это оказалось дурным сном, ночным кошмаром. Но проснуться не могла, потому что все это было реальностью.
Подумать только, сколько раз Лали мечтала улететь из дворца легкокрылой птицей. И вот клетка распахнулась перед ней. Но теперь Лали предпочтет вернуться в свой привычный мир, нежели отправиться в неизвестность с человеком, о котором не знает ровным счетом ничего. Возможно, потом она будет безутешно рыдать, захлебываясь слезами и ругая себя за роковую ошибку. Пусть так, значит, такова ее горькая судьба, а сейчас Лали нужно собрать все свое мужество и придумать хитрость, чтобы убежать от этого обманщика, вообразившего себя ее освободителем. Она не собирается ему подчиняться.
Светлые глаза Селима, устроившегося на ложе из тонких веток, причиняли беспокойство, и девушка старалась не смотреть в сторону похитителя, опасаясь встретиться с ним взглядом. Этот мужчина пытался убедить свою пленницу, что похитил ее ради спасения. Но разве можно верить чужому человеку?
Похоже, у этой малютки упрямство затмевает голос рассудка. Но Карриоццо упорства тоже не занимать. Когда он задумал похитить девушку одновременно у двух мужчин – Ибрагим-паши и Мехмеда, ему казалось, что выполнить задуманное будет легче легкого. Еще во время прогулок по саду в сопровождении Гюльхар-ханум, он начал составлять план похищения и побега из Стамбула. Казалось бы, чего проще – спуститься по обрыву прямо к морю, переодеться и, изменив облик, пробраться в порт, а там заплатить капитану какого-нибудь судна и покинуть берег Босфора. Но весь его план может рухнуть из-за упрямства взбалмошной девчонки. Она, видите ли, желает вернуться обратно в гарем! Великим человеком станет тот, кто поймет женщину. Впрочем, быть может, она успела влюбиться в Мехмеда? И мечтала, чтобы ее доставили к нему во дворец?
Мысль о том, что девушка могла полюбить старого пашу, Антонио старательно прогнал прочь. Он не позволит еще одной дуре предпочесть ему – молодому сильному мужчине – покрытого морщинами старца. Довольно с него свадьбы Монны.
18
Дрожа от страха и ночной прохлады, Лали приблизилась к лежащему у выхода из пещеры мужчине и опустилась на колени рядом с ним.
– Мне холодно.
Антонио уставился на темные длинные ресницы, отбрасывающие тени на белоснежное лицо, взглянул на нежные губы девушки, похожие на нежные цветы, и почувствовал, что сгорает от желания прикоснуться к этим вишневым лепесткам, почувствовать их вкус…
– Ты хочешь, чтобы ночь прошла побыстрее? – он легко привлек девушку к груди и опалил жарким дыханием. – Тебе, наверно, с детства внушали, что женщина должна ублажать мужчину? А я, дурак, выросший в Европе, даже не смел надеяться, что ты решишься на поступок, достойный на моей родине крестьянской девки.
Девушке показалось, что ее наотмашь хлестнули по лицу, так стало жарко и стыдно от грубых слов. Она всего лишь надеялась согреться подле мужчины, ведь в своем шелковом одеянии Лали до невозможности замерзла в холодной пещере, но этот мерзавец истолковал все иначе.
– Ничего я от тебя не хочу! – рассерженно зашипела она, тщетно пытаясь освободиться. – Отпусти меня! Пусть я лучше умру от холода!
– Прости, я не хотел тебя обидеть. Успокойся, – мягко попросил он, укутывая девушку в теплых объятиях. – Ты хочешь, чтобы я согрел тебя?
Гордость заставляла Лали вырваться из рук похитителя, но от его сильного тела шло желанное тепло, и девушка против своей воли приникла к мужчине, пытаясь согреться.
– Спи, завтра у нас тяжелый день, – Антонио умерил силу своих объятий и позволил девушке свернуться клубочком рядом с собой.
Лали послушно закрыла глаза, пытаясь дать отдых своему измученному телу и душе. Но уснуть не могла – рядом лежал Селим.
– Почему ты решил оставить Стамбул? – осторожно спросила она, решив, что за разговором быстрее пройдет ночь. – Мехмед обидел тебя? Ты решил ему отомстить и поэтому похитил меня?
– Во всем, что со мной произошло, виновен я сам.
– Расскажи мне.
– Я родом из Пармы. Мое имя – Антонио ди Карриоццо. Мои невзгоды начались в тот день, когда Монна, девушка, на которой я мечтал жениться, предпочла другого. Более старого и богатого. Я не мог оставаться дома. Мой отец был дружен с мужем Монны, графом де Бельфлер, и мне пришлось бы волей-неволей встречаться с ними и бывать у них в гостях. Когда я сообщил отцу о своем решении покинуть отчий край, отец страшно разозлился на меня. Он кричал, что откажется от меня, лишит наследства, если я проявлю слабость и не сумею справиться со своими чувствами. Я не послушался его и отправился в странствия, – Антонио замолчал, решив не вдаваться в подробности главной причины своего путешествия на Восток. – Корабль, на котором я плыл, разбился о скалы вблизи Морей. Меня и других оставшихся в живых бедолаг «спасли» корсары твоего приемного отца. Ибрагим-паша оценил мои способности к живописи и решил преподнести меня в дар султанскому сыну. Вот так я оказался в Стамбуле. Как видишь, я такой же пленник, как и ты. И чтобы вернуться домой, нам остается надеяться лишь на самих себя.
– А остальные твои спутники?
– Я ничего не знаю об их судьбе. Скорее всего, их продали на аукционе или отправили на галеры. Хотя, кто знает… Быть может, кому-нибудь из них повезло больше, чем мне, и родственники уплатили за них выкуп.
– А почему твой отец не прислал выкуп? Сумма оказалась слишком огромной? – осторожно спросила Лали.
Антонио нахмурился. Он и сам хотел бы знать ответ на этот вопрос. Почему отец, с которым они были очень близки, отказался заплатить деньги? Конечно, отец противился отъезду Антонио, но это не могло быть поводом отказаться от сына.
– Я не знаю, не понимаю… Отец, конечно, очень упрям, но…
– Может, у них не нашлось требуемой суммы?
– Моя семья не нуждается в деньгах! – сердито рявкнул Антонио, разозлившись на себя за то, что разоткровенничался с этой девочкой.
– Значит, что-то произошло…
– Я обязательно это выясню. А теперь спи.
– Селим! – Лали прикоснулась к его груди.
– Меня зовут Антонио, – сердито буркнул мужчина. – И я не нуждаюсь в утешении.
– Я и не думала… Мне все еще холодно, я не могу уснуть.
Карриоццо послушно притянул ее поближе и прижал к своей груди. У Лали остатки усталости как рукой сняло, а голова закружилась, словно на качелях в солнечный день. Прямо перед ней было лицо мужчины, прекраснее которого она в жизни не видела. Именно его светлые глаза столько раз снились ей по ночам! Именно он спас ее от козней Зары и теперь спасает от свадьбы со стариком и унижения в постели султанского сына.
«Что же мне делать? Как справиться со своими чувствами?» – спрашивал себя Антонио, вдыхая чудесный аромат, исходивший от девушки. Борясь с желанием, он старался не думать о прильнувшем к нему девичьему телу и в очередной раз напомнил себе, что на карту поставлено слишком многое. Недопустимо, чтобы он поддался женским чарам. Мысли должны быть свободны от чувств, иначе он потеряет способность здраво рассуждать и совершит губительную ошибку. Все будет потом. Когда они покинут берега Босфора, но никак не раньше.
19
С первыми лучами солнца Антонио осторожно разомкнул руки, обвивавшие его шею, и встал на ноги.
– Уже рассвет. Нам надо спешить, – он бросил ей мешок с одеждой. – Одевайся.
– Я не пойду с тобой, – объявила Лали, сжавшись, словно кошка перед прыжком.
– Пойдешь. Даже если мне придется нести тебя на плече.
– Я не позволю тебе это сделать! Я выцарапаю тебе глаза!
– Попробуй.
Итальянец рывком поднял Лали и принялся стаскивать ее одежду. И тут же получил изрядную порцию оплеух. Девушка в мгновение ока превратилась в разъяренную фурию: она извивалась, кусалась, брыкалась, стучала кулаками по спине Антонио, а под конец и вовсе впилась зубами в его плечо. Выругавшись, Карриоццо оттолкнул ее от себя.
– С ума сошла?! Дикая кошка!
– Отпусти меня!.. – тяжело дыша, взмолилась Лали. – Уходи, плыви в свою Парму, а меня оставь здесь. Я вернусь обратно во дворец.
– Не глупи. Если ты вернешься, тебе не миновать наказания. Ибрагим-паша не поверит, что ты сбежала от похитителя.
– Мне все равно. С тобой я никуда не пойду.
– Пойдешь, маленькая дурочка, – пробормотал Антонио, осторожно коснувшись губами ее виска.
– Я буду дурой, если поверю тебе!
Кипя от негодования, девушка вновь принялась колотить Антонио. Мужчина терпеливо сносил все удары, пока наконец Лали не обессилела и устало упала к нему на грудь.
– Я решил, что спасу тебя. Пусть даже от самой себя. И сделаю это. Можешь драться со мной всю дорогу, но ты все равно отправишься в Италию.
– Нет!
– Поверь мне, там тебе понравится.
– Мне страшно, – всхлипнула Лали и поспешно вытерла слезы, вскипевшие на ее глазах. – Я не знаю тебя, не знаю другой жизни…
– А что тебя здесь ждет? Если Ибрагим-паша простит тебя, тебе придется выйти за него замуж. Твоим мужем станет старик, и ты всю жизнь проведешь за стенами гарема, если, конечно, тебя не отравят.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики