науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я сумею защитить своего спасителя. А евнухи подтвердят, что я вернулась домой девственницей.
Уголки рта Джаноцци растянулись в кошачьей улыбке. Как ужасно, что у этого мерзавца столь очаровательная улыбка, несмотря на гнусность его занятий.
– Значит, я не ошибся. Ты все еще невинна. Это повышает твою цену. К тому же, ты хорошеешь с каждым днем. Кожа становится более светлой. А волосы – просто венецианское золото. Похоже, твою мать привезли в гарем Ибрагим-паши из Европы. Не понимаю, почему ты так боишься повторить ее судьбу? Даже султанши поначалу были обычными рабынями, – мужчина протянул руку, чтобы коснуться роскошных прядей, но поймал лишь воздух.
Лали рывком отскочила в сторону, и кресло, попавшееся ей на пути, перевернулось и отлетело к стене.
– Презренный шакал, – произнесла девушка. – Ты не смеешь дурно говорить о том, чего не знаешь! Моя мать никогда не была рабыней! Родители мои – весьма состоятельные и знатные люди! Не моя вина, что меня маленькой выкрали из родного дома подлецы, промышляющие работорговлей!
«Откуда я знаю, кем были мои родители?» – удивилась девушка своим словам и тут же припомнила давний сон. Она почти наяву увидела залитый солнцем огромнейший зал, полный зеркал и цветов, увидела добрые глаза мужчины, обращенные к ней, услышала его слова: «Кара миа! Доченька моя»…
Лали остолбенело прислушивалась к своим воспоминаниям, почти явственно осязая запах горячих марципановых булочек, вкус которых почти забыла, и прикосновение к щеке мягкого золотого кружева на воротничке отца. Ее родного отца!
А Миккеле удивленно рассматривал побледневшее лицо замершей в растерянности пленницы. Похоже, у этой упрямицы имеется какая-то тайна.
– Ты ведь говорила, что Ибрагим-паша – твой отец? – заметил он, – Решила сочинить новую сказку?
– Я считала пашу своим приемным отцом все эти годы. Но он оказался не лучше всех прочих мужчин и вознамерился жениться на мне, – Лали горько рассмеялась. – Антонио похитил меня, чтобы спасти от старика.
– Тогда почему ты решила вернуться?
– Ибрагим-паша, по крайней мере, не продаст меня в рабство.
– Жизнь в гареме ничуть не лучше рабства, – прищурился капитан и, лукаво улыбнувшись, высказал предположение: – Скорее всего, ты решила заполучить любовника, которого не пришлось бы делить с другими женщинами?
– Я вообще не собираюсь иметь любовника, – отрезала она. «Антонио…» – промелькнуло в голове. – И не советую тебе принуждать меня, – с угрозой в голосе заявила Лали.
Нахмурившись, Миккеле провел рукой по лицу, сжал подбородок и в задумчивости уставился на носки своих сапог.
– Завтра ты увидишь одно милое развлечение. Полагаю, после этого станешь более сговорчивой.
26
Джаноцци решил показать Лали, что ждет ее в случае неповиновения; и для этого привел на рынок рабов. Жестокий урок заставил сердце девушки сжаться от тоски и ужаса, и она со страхом смотрела на томящихся у помоста девушек. Мысль о том, что она может оказаться среди этих несчастных, и ее продадут какому-нибудь мерзкому похотливому старику, заставляла тело Лади дрожать, словно от лютого холода, хотя девушка была тщательно закутана в чадру и покрывало.
Память услужливо нарисовала Лали картину из ее детства. Когда-то давно ее привезли в дом Ибрагим-паши в золотой клетке. Там были мягкие подушки, и обращались с ней весьма ласково, называли птичкой. А теперь перед ней предстали другие клетки: грязные, железные, с тяжелыми засовами. В них сидели и стояли мужчины, женщины и дети. Одни из них плакали, другие проклинали свою участь и мучителей, но большинство смирилось с тем, что их ожидает. Но Лали покоряться не собиралась, хотя с трудом представляла, как может помочь себе.
Шею грело ожерелье из янтаря. Вчера Лали хотела швырнуть его к ногам капитана-работорговца, но затем передумала. Если ей удастся сбежать, она сможет продать янтарь, а с деньгами будет легче выжить в мире мужчин. Ах, почему Карриоццо не связал ее покрепче? Нет, она ни в чем не винит Антонио, осуждения достойна она сама. Если бы не ее глупый побег, она могла бы находиться на борту корабля, идущего в Италию. Вместе с ним… Антонио, где же ты? Ты обещал заботиться о Лали, а теперь, наверно, уже и думать забыл о той, кого похитил из дворца. Сейчас ты свободен, словно птица, и, скорее всего, плывешь на корабле в свою любимую Италию. А что ждет Лали? В лучшем случае – она станет любовницей капитана Джаноцци, в худшем – окажется среди этих людей в клетках.
Крики аукциониста вернули Лали к реальности, в мир, сошедший с ума. На помосте стоял бронзо-воволосый гигант, облаченный в парусиновую рубашку и такие же штаны. Он был настолько силен и хорош собой, что даже в оковах не казался рабом. Его мускулистое тело трепетало от ярости, из груди вырывались громкие проклятия. Трое крепких мужчин-надсмотрщиков напряженно застыли поодаль с плетками в руках. Чтобы продемонстрировать мышцы выставленного на продажу раба, один из охранников сорвал рубаху с великана, и Лали увидела, что вся спина этого человека покрыта свежими рубцами.
– Черт возьми! – неожиданно выругался капитан. – Фернандо все же вляпался в дерьмо!
– Ты знаешь этого человека? – удивилась Лали.
– Одно время он плавал на моем корабле. Но у нас возникли некоторые разногласия.
– Миккеле, – Лали вцепилась в руку Джаноцци. – Ты поможешь ему?
– Каждому воздается за его поступки. Видишь эти шрамы на его спине? Человека не бьют с таким ожесточением, если он этого не заслуживает. Этому парню один путь – на галеры.
– Миккеле, пожалуйста, выкупи его! – Лали умоляюще смотрела на Джаноцци. – Умоляю…
– Выкупить его? Зачем? – пожал плечами капитан. – Я предпочитаю, чтобы на меня работали послушные парни. А этот пытался поднять бунт на моем «Таурисе», за что был высажен на одном из островов. Фернандо Аньес непредсказуем. Он – пират. Разве ты не чувствуешь ярость и испепеляющую ненависть этого мерзавца?
– Только дурак не станет испытывать таких чувств, оказавшись на помосте. Если ты не будешь торговаться, это сделаю я, – гневно предупредила Лали. – Я оплачу его твоим ожерельем.
Миккеле нахмурился.
– Пират в оковах стоит намного меньше.
В ответ на это девушка подняла руки, намереваясь расстегнуть ожерелье.
– Я так решила.
Капитан положил руку на ее плечо и пристально взглянул на Фернандо.
– Что ж, возможно, ты права. Аньес обладает огромной силой и пригодится на моей галере. Как гребец. Я покупаю его! – Джаноцци взметнул вверх руку.
И тут же еще один покупатель назвал цену, превышающую ту, которую предложил капитан. Миккеле нахмурился, но вступил в короткие торги.
– Я не дам больше ни гроша, – заявил он Лали после того, как его соперник назвал очередную сумму. – Не судьба этому парню получить свободу.
Фернандо потащили с помоста к новому владельцу, но бронзо-воволосый пират неожиданно резко взметнул руки и швырнул цепи прямо в стражников. От внезапной боли те отшатнулись, но тут же пришли в себя и принялись избивать плетьми неистового раба. Пирата от боли согнуло почти пополам, он на мгновение закрыл глаза и сжал зубы, а затем ринулся на стражу, намереваясь вцепиться зубами в горло одного из надсмотрщиков.
Собравшись, словно разъяренная пантера, Джаноцци в один миг оказался в центре потасовки и бросился на буйного невольника, оттаскивая его от окровавленного стражника. Волна воодушевления прокатилась по шумной толпе, выкрикивающей хвалу ловкому смельчаку.
Купивший пирата хозяин начал что-то объяснять, ожесточенно жестикулируя. Джаноцци слушал его, тяжело дыша. Очевидно, ему пришлось приложить почти всю свою силу, чтобы остановить драку. Наконец купец умолк, и Миккеле, криво усмехнувшись, протянул свою руку.
– Хорошо, но я дам лишь ту цену, которую назвал последней.
Купец немного повозмущался, а затем ударил с капитаном по рукам. Сделка была заключена, и строптивый раб стал собственностью капитана.
– Я исполнил твое пожелание, – проворчал Миккеле, подходя к Лали в сопровождении Фернандо, чьи руки по-прежнему «украшали» оковы.
– Благодарю тебя, – Лали кивнула головой.
– Не ожидал, капитан, такой щедрости, – сплевывая кровь, мрачно заявил пират.
– За щедрость благодари эту красотку. Она впервые увидела торги и прониклась сочувствием к твоей израненной спине. Но будьте уверены, что я взыщу с вас обоих полностью за эту глупую трату.
– Я не вижу твоего лица, но в глазах виднеются следы слез. Они дороже тех дукатов, которые уплатил за меня Джаноцци. Я буду Молиться Деве Марии Кастильской, чтобы она проявила милость к тебе. Добро всегда возвращается к человеку, сотворившему благое дело, – пират низко склонил голову перед Лали.
Затем двое подручных капитана повели Фернандо прочь с площади.
27
Торги продолжались, цены росли то постепенно, то вдруг бешено подскакивая. Пытаясь восстановить душевное равновесие и успокоиться, Лали зажмурила глаза, стараясь дышать глубоко и ровно. Неожиданно что-то нежное и теплое коснулось ее тела, обдало волной с головы до пят. «Ангел», – подумала она и, приоткрыв глаза, чтобы прогнать это неземное ощущение, наткнулась на удивительно знакомый взгляд. Горло сдавил спазм:
– Антонио…
Облаченный в богатый халат из золотистой парчи, в нарядные зеленые шаровары и светлый шелковый тюрбан, Антонио был похож на богатого османского купца. Узнать его было весьма сложно, поскольку тюрбан спускался низко на смоляные брови, а под тонким длинным носом появились густые усы. Но Лали точно знала, что видит перед собой именно Карриоццо. Его взгляд она узнала бы из тысячи других. Вне себя от радости Лали хотела броситься к нему, но мужчина отвел глаза и уставился на помост.
Неужели он не узнал ее? Чадра… чадра скрывает ее лицо, оставляя видимыми только глаза! Лали едва не сорвала с лица вуаль, но в последний момент опомнилась, сообразив, что тем самым привлечет внимание остальных мужчин. Мелкими шажками она стала приближаться к итальянцу, впившись в него глазами, в которых светились извинение, сожаление и радость.
Никогда прежде Лали не приходило в голову, что ангелы способны облечь свой бесплотный дух в конкретного человека, но сейчас она видела это воплощение – Антонио.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики