науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Зрители на трибунах то замирали от страха, то неистовствовали от восторга, но Лали так и не смогла ощутить удовольствие от подобных развлечений и с сожалением воспоминала словесные поединки поэтов и философов и чудесные состязания музыкантов, которые происходили во дворце Ибрагим-паши. Одно ее радовало – сражения, в которых принимал участие Антонио, ничем не напоминали ту яростную схватку, что произошла между ним и Бельфлером в первый день турнира.
Братья Карриоццо оказались в числе лучших бойцов. Антонио, одерживавший одну победу за другой, и раньше считался умелым воином, поэтому на его стороне были все симпатии зрителей. Но удачное участие в турнире Филиппо удивило всех: юноша сумел выиграть четыре боя из пяти. Когда младший Карриоццо в очередной раз торжествующе поднял копье, Лали заметила, как ее кузина, сидящая на центральной трибуне, смеялась и громко хлопала в ладоши, не скрывая своей радости. Графиня де Бельфлер радовалась вместе с ней. В отличие от синьоры дель Уци-ано, продолжавшей любезничать с епископом.
«Доминика открыто радуется успеху Филиппо, Кажется, она забыла о своем решении разлюбить бывшего жениха».
Когда прозвучало объявление перерыва между боями, скамейки на трибуне, где сидела Лали, быстро опустели: простолюдины, успев проголодаться, спешили к торговцам пивом, пирогами и сладостями. Смешавшись с толпой, девушка направилась вместе со всеми к палаткам рыцарей, устроенным неподалеку от места торговли. Пробравшись сквозь толпу зрителей, снующих возле шатров и жующих вкусные румяные пироги, Лали вскоре нашла огромную зеленую палатку Карриоццо, расчерченную красными полосками. Перед входом сидел оруженосец, начищавший доспехи.
Лали в нерешительности остановилась. Антонио, наверно, рассердится, увидев ее в своем шатре. Но она твердо решила повидаться с ним и сделает это. Кто знает, когда Лали сможет увидеть его еще раз? Может быть, он успеет жениться на другой девушке. Лали видела, какими томными взглядами окидывали его красавицы в нарядных платьях – точно такими, как наложницы в гареме.
Девушка помедлила, раздумывая: не уйти ли ей, пока не поздно, но, заметив, что оруженосец отвернулся в сторону, храбро откинула полог.
65
Антонио сидел на раскладном стуле, а Филиппо протирал его раны влажной губкой. Юноша с удивлением уставился на Лали, но не стал объявлять брату о ее появлении. Не отрывая взгляда от незваной гостьи, Филиппо продолжил ухаживать за ранами брата.
На полу шатра лежал толстый ковер, заглушавший шаги, поэтому Лали удалось близко подойти к Антонио. Филиппо, молча наблюдавший за ней, тут же протянул девушке губку и отошел. Дрожащими руками Лали окунула ее в травяной настой, осторожно приложила к ране Антонио и, не удержавшись, заглянула ему в лицо. Его глаза были закрыты. Тогда Лали, кусая губы, осторожно обошла Антонио. И едва не закричала от страдания, не в силах видеть зрелище, представшее перед ее глазами. Бесконечные сражения оставили на теле Карриоццо раны и иссиня-красные синяки. Выглядело все это достаточно устрашающе. Почему он не прекратил состязаться в храбрости и ловкости? Ради чего? Неужели ради денег, которые сможет получить за доспехи проигравших? Или он решил что-то доказать себе самому? Или еще кому-то?
– Что ты делаешь здесь? Твое поведение недопустимо и для Европы, и для Стамбула, – Антонио осторожно повел плечами, расслабляя сомлевшие от напряжения мышцы.
– Ты прав… – Лали почувствовала, что из глаз собираются хлынуть слезы. Но она не могла допустить такое унижение и горделиво приподняла подбородок. – Я пришла сюда, чтобы объявить своему противнику, что отныне надену на свое сердце доспехи, которые не пробьет ни одна стрела, – выпрямившись, как струна, готовая лопнуть, она положила губку в чашу и поспешила к выходу, стремясь уйти как можно дальше от этого бессердечного мужчины.
– Останься, Лали, – услышала она за своей спиной тихий голос, ударивший ее в сердце сильнее буйного ветра. – Давай поговорим.
Глубоко вздохнув, девушка обернулась и презрительно приподняла бровь:
– О чем, Антонио Карриоццо? О твоей любви к супруге моего отца? Или о твоей ненависти к моей семье? Или, может быть, о твоей жалости ко мне? Довольно слов. У тебя жестокое сердце. И мне не о чем с тобой разговаривать.
– Не о чем? А твоя любовь, в которой ты пытаешься меня уверить? Неужели она уже исчезла? Ты променяла ее на ухаживания смазливых мальчишек, подобных Бенедетто?
– Моя любовь все еще со мной. И мне стыдно, что я не могу избавиться от этого проклятого чувства, – в глазах Лали мелькнула предательская влага, но голос не дрогнул.
– Оставь нас, Филиппо, – глухо потребовал Антонио.
Младший брат мгновенно исчез.
66
Сжав кулачки, девушка отважно смотрела в глаза Антонио.
– Ты где-то оставила перчатки, – сказал он, указывая взглядом на ее обнаженные ладони. – Ты подарила их кому-нибудь в знак признательности?
Она загадочно изогнула бровь.
– Опять Бенедетто?
– Рыцарей на турнире много, – ей удалось многозначительно усмехнуться.
Антонио в один миг оказался подле нее.
– А что ты преподнесешь мне перед последним сражением? – сбросив с золотых локонов чепец, он распустил ее косы и утопил в них ладони.
Напоминая себе, что сердится на него, Лали боролась с искушением подставить губы для поцелуя.
– И что же ты хочешь получить? – как можно небрежнее спросила она. – Мой скромный поясок? Шелковые чулки? Кружевные подвязки?
Антонио довольно долго смотрел ей в глаза, потом пальцы его скользнули по нежной шее, заставив замереть сердце девушки.
– Мне нужна память, – сказал он, обжигая ее страстью и нежностью.
Девушка понимала, что должна оттолкнуть его так же, как он последнее время отталкивал ее, но была не в силах пошевелиться, когда его пальцы потянули платье с ее плеч, обнажая грудь. «Разозлись! – приказывала себе дочь Бельфлера. – Он растоптал твою гордость, не позволяй ему делать с собой все, что ему захочется».
Жесткая мужская ладонь накрыла грудь Лали, заставив ее вздрогнуть и прижаться к нему.
– Ты… не должен… – слабо запротестовала она. Большим пальцем мужчина нежно провел по ее губам.
– Кому ты принадлежишь, Лали – золотой тюльпан? – задал он вопрос на турецком языке и низко склонил голову. Его губы находились в нескольких дюймах от ее рта.
«Тебе, только тебе и никому другому!» – рвался из груди крик.
– Я… – девушка судорожно вздохнула и, подняв руку, осторожно дотронулась до его покрытого синяками лица. – Возьми меня в жены.
Мужчина нежно провел губами по ее рту.
– Не могу, – прошептал он и повторил вопрос: – Кому ты принадлежишь, моя госпожа.
– Тебе, – пролепетала она, понимая, что окончательно пропала. – Я принадлежу тебе, мой возлюбленный господин.
– Тогда почему ты медлишь? Подари мне себя… – прижимая податливое тело Лали к своей обнаженной груди, Антонио впился губами в сладкий девичий ротик.
Девушка мгновенно забыла обо всем. Застонав от желания, она сомкнула руки у него на шее, позволяя ему подхватить ее в объятия. Неужели ей суждено стать счастливой? Хотя бы на короткое время. Время для нее замерло, и ничто больше не существовало в этом мире, кроме любви. Сжимая тело Лали в своих жадных объятиях, Антонио осыпал частыми поцелуями ее лицо, закрытые глаза, осушал слезы, заставлял трепетать от страсти, и она отвечала ему все более горячими поцелуями.
– Возьми меня! Подари меня мне… – взмолилась она странным, хриплым голосом.
Антонио мгновенно замер и отстранился, дрожа от желания и досады.
– Нет. Не сейчас. Пора надевать доспехи.
Девушка крепко зажмурила глаза, надеясь, что ослышалась, и с ужасом поняла, что он вновь ускользает от нее.
– Прошу тебя, не надо сражений… Отец не поскупится на мое приданое.
– Помнится, в первый день праздника ты заявила, что я слишком беден, чтобы иметь жену? Я отвечу, что согласен с обычаем османцев, когда мужчина платит за женщину, и очень редко – наоборот.
Холодный, немигающий взгляд Антонио, в котором растаяли следы недавней страсти, заставил ее покраснеть от досады. Стараясь сдержать рвущиеся гневные слова, Лали прижала руки к губам и с отчаянием уставилась в пол, покрытый пестрым ковром. А Карриоццо, словно не замечая ее смятения, заботливо натянул платье на ее дрожащие плечи, одернул сбитые юбки и прикоснулся пальцем к ее припухшим губам.
«Упрямица придумала себе сказку о великой любви и теперь не перестает мучить и себя, и меня. Ее не останавливает ни обида, ни ревность. Как же заставить ее одуматься и забыть меня?» – размышлял Антонио, ясно понимая, что прежде всего сам не может разомкнуть круг, который возник вокруг них в тот день, когда он впервые заглянул в ее вишневые глаза и услышал ее дивный голос, полный итальянской нежности и турецкой страсти.
– Ты уверена, что любишь меня? – шепнул он ей на ушко, заставив замереть от призрачной надежды.
Лали торопливо кивнула, но убедить его оказалось не так просто.
– Посмотри на меня, – он развернул ее к себе лицом. – Сейчас я далеко не красавец, весь в синяках и шрамах. Ты же достойна стать герцогиней, и твой отец сумеет найти тебе мужа более достойного твоей красоты и богатого приданого.
– Я полюбила тебя раньше, чем увидела, – простонала девушка, запрокинув голову, и золотые волосы окутали кружевным плащом ее тонкую фигурку. – Именно ты снился мне долгими ночами во дворце Ибрагим-паши, – в жарких речах Лали слышались нега, страсть и покорность юной женщины, жаждущей любви, заставляя Антонио терять разум. – Именно тебя я желала увидеть в своей постели в ту ночь, когда ко мне обманом забрался Мехмед. Ты назвался евнухом, но и тогда был желаннее любого другого мужчины. Здесь бьется маленькая птичка, которую ты взял в плен, – девушка приложила руку к груди, где тяжело ухало и колотилось сердце. – И только ты можешь открыть дверцу клетки, в которой томится моя любовь. И тогда ты услышишь, как она поет, радуясь свободе и возможности, не таясь, отдавать себя тебе. Ты все время говоришь о деньгах и титуле. Какое мне дело до этих глупостей? Я полюбила тебя, когда не знала, кто ты и кто я.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики