науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Очень смутно Антонио слышал крик матери и стоны Филиппо, но остановиться не мог. А младший брат даже не пытался защищаться и, покоряясь судьбе, безропотно сносил страшные удары.
Неожиданно кто-то вцепился в волосы Антонио и с силой оттянул его голову назад. А через мгновение он почувствовал пару сильных пощечин и пришел в себя.
– Мерзавец! Ты убьешь его!
Тяжело дыша, он смотрел, как Доминика, мгновение назад похожая на разъяренную фурию, преобразилась в плачущего ангела и, бросившись к Филиппо, принялась дрожащими руками промокать текущую у юноши кровь из разбитых губ.
Только сейчас Антонио сообразил, насколько жестоко избил младшего брата: у Филиппо был разбит нос, расквашены губы, глаза заплыли от синяков, а тело юноши, наверняка, страдало от страшных ударов.
– Что же ты остановился? – с трудом проговорил Филиппо, отодвигая от себя плачущую Доминику. – Покончи со мной, я ничего другого не заслуживаю.
Анна с ужасом смотрела на сыновей. Голова ее кружилась от пережитых за последний час событий, но женщина не могла позволить себе остановить старшего сына. Филиппо совершил подлость, и покойный супруг Анны поступил бы сейчас не менее жестоко с предателем. Только сам Антонио вправе судить и прощать поправшего братские чувства Филиппо.
– Оставить тебя жить – самое худшее из всех наказаний, – рыкнул Антонио. Слизнув кровь с разбитых костяшек, он взглянул на себя и медленно стащил с плеч испачканные кровью рубашку и камзол. – Ты пожалел истратить на меня наследство отца. Я, в свою очередь, отплачу тебе тем же. Интересно… – Карриоццо криво усмехнулся в лицо Доминики, – что скажет твоя невеста, когда узнает, что отныне ты будешь жить в моем замке из милости? Так же, как жил я в доме султанского сына. Впрочем, будет существенное отличие: я надеялся, что моя семья спасет меня из плена. А ты будешь жить здесь как свободный человек, но надеяться тебе не на что. Ты сам сказал, что дела в феоде идут не очень хорошо, и я не могу позволить себе выделить тебе часть состояния.
– Я скажу, сударь, что все равно выйду замуж за Филиппо, – Доминика высоко вздернула подбородок. – Мне больно узнать о том, что Филиппо проявил малодушие! Но я не стану судить его. Я помню заповедь Христа: кто без греха – пусть бросит камень в оступившегося.
– И на что же вы будете жить? Насколько я знаю, синьор дель Уциано не столь богат, чтобы принять нищего зятя.
– Мой дядя дает мне в приданое серебряные рудники!
– Вы ошибаетесь. Майано – собственность его дочери, которая как раз сегодня вернулась в родной дом. Я лично вручил ее графу де Бельфлер.
– Мальвина вернулась? – на лице девушки вспыхнула радостная улыбка.
Антонио с удивлением уставился на невесту своего брата. Неужели Доминику не волнует, что возвращение кузины лишило ее богатого приданого?
– Ты еще не все знаешь, девочка. Твой отец отказывается выдать тебя за младшего в роду Карриоццо, – усмехнулся Антонио. – И собирается найти тебе другого жениха, более состоятельного. Так что Филиппо ты ничем помочь не сможешь.
Доминика облизнула внезапно пересохшие губы.
– А я лучше уйду в монастырь, чем выйду за другого, – и в знак своей клятвы девушка поцеловала крест.
– Да, братишка, тебе повезло с невестой, – с удивлением покачал головой Антонио. – А вот ей с тобой – вряд ли.
– Я не стану причиной ее несчастья, – отвергая помощь невесты, юноша с трудом поднялся на ноги и подошел к старшему брату. – Алтонио, отец хотел, чтобы семьи Карриоццо и Бельфлер породнились. Я не нарушу его последнюю волю, – Филиппе, тяжело дыша, смотрел из-под опухших век на невесту. – Доминика, если судьбе так угодно, ты должна выйти замуж за моего брата.
– Ты отказываешься от меня? – не веря своим ушам, переспросила девушка.
– Он более достоин тебя, нежели я.
– Дурак! Эгоист! – вспыхнула Доминика. – А мои чувства тебя не волнуют?!
Она бросилась к выходу из зала, но на полпути неожиданно остановилась и резко обернулась к Антонио:
– А почему бы вам, синьор, не жениться на вновь обретенной невесте? И тем самым выполнить волю синьора Алессандро? Уверяю, что я возражать против этого не стану. После женитьбы на богатой невесте вы сумеете поправить дела вашего драгоценного феода, о судьбе которого вы оба так рьяно печетесь. Уверяю вас: граф и – особенно – графиня де Бельфлер не пожалеют денег на приданое своей дочери.
Карриоццо нервно провел рукой по спутанным волосам. Доминика все больше напоминала ему Лали, и не столько внешностью, как своим вздорным характером. Подумать только, что лепечет эта негодница! Она предлагает ему жениться на дочери Бельфлера ради богатого приданого и в память о последней воле его отца. Но Антонио не может так поступить с Лали, которая, которая… достойна лучшей участи.
Конечно, всего лишь неделю назад его и Лали неумолимо влекла в постель сумасшедшая страсть. Но Антонио был уверен в том, что эти чувства временны. Лали выросла в гареме и считала, что самое главное для нее – стать женой. Все равно чьей. И тут в ее жизни появился он – Карриоццо. Они три недели провели бок о бок, и неудивительно, что почувствовали взаимную тягу друг к другу.
Но теперь все изменилось. Лали – дочь весьма состоятельного человека и вправе рассчитывать на более выгодную партию, нежели Антонио. Если Филиппо не лжет, и дела в феоде идут плохо, то хозяин Карриоццо не может быть завидным женихом дочери графа де Бельфлера. И думать об этом нечего. К тому же, есть еще пара причин, из-за которых он не может позволить себе породниться с домом Бельфлер.
Странная смерть отца на охоте – главная из этих причин. Кому-то очень было на руку, чтобы хозяином феода стал юный Филиппе. Отдавая в приданое племяннице земли, граничащие с поместьем Карриоццо, граф де Бельфлер, не иначе, как что-то замыслил.
А вторая причина – Монна. Стать ее зятем немыслимо и невозможно.
Почувствовав сильнейшую усталость, Антонио повернулся к матери:
– Мне нужна горячая ванна.
– Я прикажу, чтобы тебе доставили воду в спальню на южной стороне, – сказала Анна и, печально улыбнувшись, вышла из зала.
«Боже, как я устал», – Антонио потер щетинистый подбородок, лениво размышляя, чего ему больше хочется – мыться, спать или есть. Плечи тянуло к земле, словно их придавил какой-то груз, веки стали почти свинцовыми. Короткий сон явно не повредит. Нет, сначала нужно принять ванну, а еду пусть принесут в постель.
Только напрасно он надеялся уснуть. Когда Антонио, насытившись, откинулся на подушки, то перед его глазами неожиданно, против его желания, появилась Лали.
И все потому, что ложе, на котором он устроился, было семейным и раньше принадлежало его родителям, как и сама спальня на южной стороне дворца. А еще раньше – всем прочим правителям Карриоццо. Когда Антонио решит жениться, то рядом с ним в этой постели будет лежать его супруга. Вот тут в памяти и появилась эта негодница – девчонка из гарема капудан-паши, дочь графа де Бельфлер.
Ночь уже вступила в свои права, и Антонио окружала темнота. Но ему все время чудилась Лали. Лали, лежащая подле него в постели. Он почти реально видел, как ее золотые волосы разметались по подушке, а распростертые руки зовут его…
Карриоццо до самого утра пролежал без сна, мучая свою раненую душу воспоминаниями о радостном смехе Лали, соблазнительных изгибах ее тела во время танца. Он вспоминал ее удивительное, ни на что не похожее пение и нескромное желание любовных утех. Девушка, от любви которой он добровольно отказался, стала для Антонио манящим огоньком, мерцающим в ночи, милым чудесным призраком, ворвавшимся в его жизнь из далекого детства. Его мучением и болью.
50
Отец и дочь, не замечая того, что подступает ночь, сидели, обнявшись, в зале у портрета покойной матери Лали и вели нескончаемый разговор, стараясь посвятить друг друга в годы, прошедшие в разлуке.
Граф де Бельфлер с трудом сдерживал слезы, слушая рассказ дочери о ее жизни в Стамбуле. Время от времени Людовико отворачивался, и его спина вздрагивала от безмолвных страданий. Лали почти ничего не помнила о своем похищении, но подробно описывала свою жизнь в гареме, хвасталась знаниями, которым ее обучили приглашенные по приказу Ибрагим-паши учителя, описывала козни и зависть женщин, спорную доброту Гюльхар-ханум, знакомство с Антонио и побег из дворца, ужасные воспоминания о капитане Джаноцци, посещение рынка рабов, путешествие на галере и праздник в Венеции.
«Только в одном я не могу признаться отцу, – думала девушка. – О своих чувствах к Антонио».
Лали с самого начала почувствовала душевную близость с отцом. Моментами ей казалось, что она начинает узнавать в нем того человека, с которым ей пришлось расстаться больше десяти лет назад. И ей было жаль, что Антонио никак не хотел примириться с Бельфлером. Неужели он до сих пор не избавился от любви к Монне? В любом случае, она не могла винить свою мачеху за то, что она предпочла Антонио графа де Бельфлер. Отец – не только красивый и умный мужчина, но и удивительно добрый и щедрый человек. Даже сейчас он то и дело возвращался в разговоре к делам в феоде Карриоццо, переживая за обоих братьев.
С большой осторожностью Лали задала не дающий ей покоя вопрос:
– Антонио и Филиппо, они поймут друг друга?
– Очень на это надеюсь, – граф улыбнулся. – Мне кажется, Антонио понравился тебе?
Лали смущенно передернула плечами.
– Конечно. Он ведь спас меня.
– Я был бы рад вашему браку, – проговорил граф, с нежностью глядя на свою удивительно взрослую дочь. – Антонио мне всегда нравился, поэтому я с радостью согласился, когда Алессандро предложил устроить вашу помолвку.
– Мне кажется, Антонио и слышать об этом не захочет, – с грустью пробормотала девушка. – Он уехал такой злой!
– Что произошло между вами? – глаза Людовико перестали улыбаться.
– Между нами? – Лали густо покраснела, догадавшись, что именно хотел узнать отец. Антонио был очень добр со мной.
– Ты не ответила на мой вопрос.
– Он не позволил себе совершить ничего предосудительного, – с трудом выговорила Лали.
– А что ты скажешь о своих чувствах к нему?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики