науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Разве это не дозволено делать невесте?
— Спроси у леди Шелтон. — Лукас поймал губами ее ухо и обвел языком ушную раковину. Это ей понравилось, особенно потому, что одновременно его дыхание участилось и стало прерывистым. Он нащупал руками поясок ее пеньюара и развязал его. Распахнув пеньюар, он прижался губами к ее шее, и Татьяна вздрогнула от удовольствия. Дюйм за дюймом он раскрывал пеньюар, покрывая поцелуями каждый новый открывшийся участок ее тела. Губы его добрались до ее груди, пальцы прикоснулись к напрягшимся соскам.
— Я уверена, что леди Шелтон… — начала Татьяна.
— Не забудь после спросить у нее, — сказал он и поймал губами сосок. — Боже правый! Ты восхитительна на вкус! — Его язык обласкал по очереди каждый розовый сосок, и Татьяна окончательно потеряла голову от желания. Наслаждаясь щедрыми ласками, она, ухватилась за плечи Лукаса и негромко постанывала, чувствуя, как нетерпеливо напряглась его плоть.
— Я не могу ждать! — Она потянулась к нему, но он отвел ее руки.
— Остановись. Не искушай меня.
— Я тебя искушаю? Не ты ли сам провоцируешь меня? — Она снова потянулась к нему, но он приподнял ее тело, заставив принять менее соблазнительную позу.
— Я вела себя слишком дерзко, — смущенно прошептала она. — И наверное, оскорбила тебя…
— Оскорбила? — Он рассмеялся, насколько это позволило ему тело, скованное желанием. — О нет, любовь моя. Просто в отличие от шахмат некоторые игры нельзя продолжать бесконечно.
— Я желаю закончить эту игру.
— Я тоже. — Он поцеловал ее очень нежно, едва прикоснувшись губами. Но даже этого прикосновения было достаточно, чтобы вновь возбудить страстное желание, которое заставило его остановиться. Он прикрыл пеньюаром ее грудь. — Даже без леди Шелтон ты понимаешь, что есть вольности, которые не следует допускать.
— Я не понимаю, — прошептала она.
— Петр, наверное, не раз просил тебя позволить заняться с тобой любовью? Но ты не позволяла, не так ли?
— Я никогда не позволила бы этого до свадьбы! — сказала Татьяна и покраснела, осознав смысл своих слов.
— Значит, ты понимаешь, что помолвка и свадьба — не одно и то же.
Она опустила взгляд.
— Я упала в твоих глазах из-за того, что произошло между нами? Из-за того, что я была такой…
— Страстной? Нет. Это лишь убедило меня окончательно, что я не смогу жить, если ты не станешь моей женой. — Он кивнул на свое возбужденное естество, нетерпеливо натянувшее ткань халата. — Почти в таком состоянии, как сейчас, я пребывал с того самого дня, как впервые увидел тебя. Помнишь, как ты танцевала со мной вальс и как неожиданно я ушел? Ты разбудила во мне желания, которых я не испытывал в течение долгих двенадцати лет.
— С тех пор, как расстался с Джиллиан, — обиженно сказала Татьяна.
— Джиллиан не стоит ноготка на твоем мизинце. Если бы я действительно верил, что ты можешь ревновать к ней… — Он заметил, как на ее лице промелькнуло странное выражение. — Но ведь ты не ревнуешь, не так ли?
— Я ее выкорчевала, — прошептала Татьяна.
— Ты сделала — что?
— Я вытащила ее из земли. Тимкинсу пришлось помочь мне. Она слишком глубоко укоренилась.
Он на мгновение озадаченно застыл, глядя на нее. Потом запрокинул голову и расхохотался — громко, весело, от души, как любила она.
— Молодчина! Мне нужно было поступить так много лет назад! А что ты сделала с ней потом?
— Выбросила в компостную кучу. — Она поморщилась. — Трудно поверить, но даже это ее не убило. Пришлось разрубить ее на мелкие кусочки и сжечь их. Прости меня. Я знаю, как ты дорожил этим кустом.
Он усмехнулся:
— Жаль, что я не видел. Интересно, что сказал Тимкинс по поводу этого акта вандализма?
— По правде говоря, это была его идея — сама бы я, наверное, никогда не решилась.
Он снова расхохотался.
— Значит, вы устроили заговор? Пожалуй, я удвою ему жалованье. Нет, утрою.
— Ты действительно не сердишься?
Он поцеловал ее в губы.
— Разве могу я сердиться на тебя?
— Ты говоришь неправду, потому что почти всегда на меня сердишься.
— Нам никогда не будет скучно вместе, — сказал он и обнял ее за талию, но сразу же поспешно убрал руку. — Увы, я принял решение. До бракосочетания я не поддамся своим низменным инстинктам.
— Почему? — с сожалением спросила она, игриво перебирая волосы на его груди.
— Потому что ты этого заслуживаешь. — Лукас легонько шлепнул ее по пальцам.
— Но это не то, чего я хочу.
— Ты мне льстишь, — усмехнувшись, сказал он.
— Нет, — откровенно призналась Татьяна.
Он прижал ее к себе и погладил по голове.
— Послушай, любовь моя, ты прожила здесь несколько месяцев в полном уединении: ни посетителей, ни увеселений. Неужели все эти молодые люди, которым ты вскружила головы в Брайтоне…
— Ни один из них не был мне нужен. Я хотела только тебя.
— Если это так…
— Если?
— …то твоя страсть выдержит период помолвки. — Он легонько прикоснулся губами к ее губам. — Я не хотел бы, чтобы наши будущие дети были незаконнорожденными.
— Сколько времени должен продолжаться период помолвки?
— Как правило, от двух до четырех лет.
— От двух до четырех? — воскликнула Татьяна с такой безнадежностью в голосе, что он рассмеялся.
— Значит, я не так уж плох!
— Верно, — подтвердила она, и рука ее снова скользнула к утолщению под его халатом.
У него участилось дыхание.
— Конечно, на самом деле требуется всего лишь три воскресенья подряд огласить в церкви имена вступающих в брак.
— Сколько времени это займет?
— Три недели.
Татьяна вздохнула, крепко обхватив пальцами объект своих желаний.
— Три недели — это целая вечность.
— Мы могли бы, — пробормотал он, — попробовать получить специальное разрешение.
— А на это сколько времени потребуется?
— Всего несколько дней.
Подумав, она неохотно покачала головой:
— После всего, что пришлось из-за нас пережить твоей матушке, мы не можем отказать ей в возможности хотя бы три недели заниматься приготовлениями к свадьбе.
— Трех недель ей покажется недостаточно, — предупредил Лукас.
— Дадим ей шесть месяцев. — Татьяна с трудом подавила тяжелый вздох.
— Шести месяцев ей будет так же мало, как и трех недель…
Татьяна улыбнулась.
— Нам остается положиться на твое умение обуздывать ее темперамент, — сказала она.
— Я мог бы съездить в Лондон и раздобыть специальное разрешение еще скорее.
— Неужели я отпущу тебя, когда ты только что вернулся? И не надейся! — Она наклонила голову и обвела языком гладкую округлую головку его члена. — А тем временем…
— Ты права. Тем временем мы всегда можем воспользоваться нашим правом на кое-какие вольности.
Глава 24
Пальчики Татьяны нерешительно застыли в воздухе над столом, заваленным отрезами великолепного шелка, бархата и тончайшего, как лепестки розы, кружева.
— Я никак не могу сделать выбор, — призналась она.
Стоявшая рядом Далси пританцовывала на месте от нетерпения.
— Ты должна принять решение сегодня, иначе мадам не гарантирует доставку к первому июня.
Татьяна взяла со стола образчик легкого мягкого атласа.
— Мне кажется, он очень красив, — с надеждой в голосе сказала графиня.
— Не уверена, что Лукасу понравится этот цвет. Вот если бы можно было спросить его мнение…
Далси и Тернер одновременно вытаращили глаза.
— Но он не должен видеть… — начала горничная.
— Подвенечное платье? Я это знаю. Но я хочу лишь, чтобы он взглянул на образчики тканей…
— Это принесет несчастье, — мрачно напомнила Тернер.
— Петр сам покупал ткань для подвенечного платья. В России такой приметы не существует.
— А надо бы ее соблюдать, учитывая, что произошло с ним, — ядовито заметила Далси. — Постарайся сосредоточиться. Кроме подвенечного платья, нам еще предстоит выбрать ткани для бальных платьев, костюмов для визитов, накидок, белья и прочего.
Татьяна вздохнула:
— Мы никуда не уезжаем на медовый месяц, так что мне не потребуется полное приданое — у меня, Бог свидетель, предостаточно одежды для сельской жизни.
— Это тебе сейчас так кажется, — убежденно заявила Далси. — Через месяц-другой, как только пройдет новизна супружеской жизни, ты будешь умолять Лукаса отвезти тебя в Лондон.
«Уверена, что не буду», — подумала Татьяна, но промолчала. Когда они с Лукасом сообщили о своем решении сочетаться браком здесь, в церкви Святого Эйдана, Далси даже, заплакала, почувствовав себя униженной.
— Я рассчитывала на церемонию бракосочетания в соборе Святого Павла, — жалобно сказала она, прерывая речь всхлипываниями, — и большой прием в лондонском доме!
— Едва ли удалось бы организовать это за столь короткий срок, — заметил Лукас.
— Насколько короткий? — в ужасе спросила Далси.
— За три недели. Столько времени потребуется для трех оглашений в церкви.
— Но это невозможно! — заявила графиня. — За такое время даже приглашения не успеют напечатать.
— Мы надеялись, что вы сами напишете приглашения, — ласково заметила Татьяна. — У вас такой изящный почерк.
Но Далси не поддалась на лесть.
— Даже если бы я согласилась это сделать, мне пришлось бы заказывать веленевую бумагу. И каким образом их рассылать? Неделя потребуется, чтобы написать приглашения, еще одна неделя — чтобы доставить их адресатам. Остается всего одна неделя, чтобы нашим гостям собраться в дорогу!
— Вот как? — Лукас удивленно поднял брови. — Но ни одному из гостей в нашем списке не придется преодолевать расстояние больше пятнадцати миль!
— Значит, в твоем списке неправильные сведения, — оборвала его графиня. — А как же леди Шелтон? Как же лорд и леди Бартон? Еще Паркеры и герцогиня Портсмут, не говоря уже о Принни, которого я должна пригласить, хотя он, без сомнения, не приедет. Его милое отношение ко мне…
— Если ты думаешь, мама, что я намерен пригласить этого жирного мерзавца на свою…
— Лукас! — предостерегающе прервала его Татьяна.
— Ни до одного из тех людей, которых ты перечислила, мне нет никакого дела, как и им до меня; так почему я должен принимать их и кормить?
— Ах, мне не следовало забывать, — презрительно заметила графиня, — что в конце концов все сведется к твоему нежеланию раскошелиться!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики