науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Лорд Бартон! Я Лукас Стратмир. Извините, но мне нужны ваши лошади. Именем короля!
Платов тем временем выпряг с помощью сабли великолепных гнедых.
— Что вы себе позволяете?! Вы не можете так просто…
— Как себя чувствует ваша очаровательная супруга, сэр? Знаете, я наконец вспомнил, где мы виделись в последний раз. Это было наверху, в доме…
— Какая наглость…
— Все готово! — торжествующе крикнул Платов, последним взмахом сабли разрезая остатки сбруи.
— Послушайте, — попытался остановить его возница, — эти лошади не годятся для верховой езды, они обучены ходить в упряжке, не говоря уже о том, что у вас нет седел…
Вместо ответа Платов вскочил на гнедого, ухватился руками за его гриву и, испустив дикий крик, сорвался с места.
Лукас, следуя его примеру, взобрался на вторую лошадь.
— Вперед, чертова кляча! — Он хлестнул лошадь, и она, чуть не сбив случайного прохожего, стрелой понеслась вперед.
Платова Лукас догнал на повороте к Уайтхоллу.
— Ты в состоянии ехать верхом? — спросил он, глядя на увеличивающееся кровавое пятно на груди атамана.
— Верхом на коне я могу продержаться сколько угодно, — заявил Платов.
Они поскакали следом за пароконным экипажем, который едва виднелся впереди.
— Ничего, сейчас мы их догоним! — Платов пригнулся к спине лошади.
Лукасу вспомнилось искаженное ужасом лицо Татьяны. А вдруг Камберленду придет в голову просто выбросить ее из экипажа или задушить?
— Быстрее, еще, еще! — прошептал он своей гнедой. — Лети как ветер!
Камберленд, стоя в полный рост, как сумасшедший нахлестывал лошадей. Лукас понимал: придется обогнать его, чтобы заставить остановиться. Он пришпоривал гнедую.
— Поднажми, милая! Неужели это все, на что ты способна?
Они мчались вдоль берега Темзы, мимо Парламент-сквер и Вестминстерского аббатства по направлению к набережной Миллбанк, где перед Ламбетским мостом находился безлюдный, пустынный участок. Вот если бы ему удалось там обогнать Камберленда…
Лукас взглянул на свою гнедую. Лорд Бартон не слыл особенно большим любителем лошадей, и все же…
— Матвей! — крикнул он. — Ты поезжай по дороге, а я срежу угол по этой пустоши и выскочу на мост.
Платов кивнул и тоже посмотрел не гнедую.
— Как ты думаешь, она умеет брать препятствия?
— Скоро узнаем, — мрачно ответил Лукас и направил кобылу к зарослям кустарника.
Должно быть, среди дальних предков его лошади были понтеры, потому что, попав на открытое место, она помчалась, словно чемпион, красиво подбирая под себя ноги в галопе; но не успел Лукас поздравить себя с отличной интуицией, как на его пути возникла высокая зеленая изгородь. Кобыла сбилась с ритма и заупрямилась.
— Ты это сделаешь! — подбодрил ее Лукас. — Что тебе такая жалкая изгородь, ты и во сне возьмешь такое препятствие! Ну давай, давай, милая! — Он ослабил поводья. — Осталось десять футов. Семь. Пять. Три… Пора.
Кобыла взлетела в воздух, без труда взяв препятствие и уверенно приземлившись по другую сторону изгороди. Трудно сказать, кто из них был удивлен в большей степени.
— Неплохо, совсем неплохо! А теперь надо достать этого мерзавца!
Лукас взглянул вперед. Экипаж как раз показался из-за поворота перед въездом на мост. Платов следовал за ним в пятидесяти ярдах. Если повезет, то он скоро нагонит Камберленда.
Когда они миновали покрытый травой склон, Лукас увидел впереди преграждавшую путь каменную стенку высотой по колено его гнедой.
— Ну, это для нас пара пустяков, красавица! Бартон тебя не заслуживает. Доставь меня на мост раньше Камберленда, и я тебя выкуплю у него, а потом отправлю отдыхать в Со-мерли — будешь там бездельничать до конца жизни, есть овес да щипать травку.
Однако лошадь неожиданно остановилась перед препятствием как вкопанная. Лукас попытался уцепиться за гриву, но почувствовал, как длинные жесткие волосы выскальзывают из пальцев. Перелетев через голову лошади, он постарался защититься от удара…
Он лежал, распластавшись на земле, словно жаба, и даже не мог дышать. В ушах у него гремело: экипаж Камберленда несся прямо на него. Приподнявшись на локтях, он увидел грохочущие о землю копыта и услышал крик Татьяны: «Лукас!»
Он успел лишь вытянуться вдоль дороги, и копыта передних ног едва не угодили ему в живот. Головы лошадей пронеслись над ним — одна слева, другая справа. Над их взмыленными крупами промелькнули торжествующая физиономия Камберленда и лицо Татьяны, которая отчаянно вырывала у него вожжи. Очевидно, ей это удалось, потому что в тот самый момент, когда над ним проносилось днище экипажа, Лукас увидел волочащуюся по земле вожжу. Сделав усилие, он ухватился за нее и на спине помчался по дороге вперед, лежа прямо под двуколкой. Его больно колотило на ухабах, но он не сдавался.
Камберленд в ярости погнал лошадей, изо всех сил нахлестывая их кнутом, в то время как Лукас обвил ногами поперечину, укреплявшую днище, и подтянулся к ней, чтобы не разбиться о попадавшиеся на дороге камни.
Наконец, выбрав момент, он изловчился и изо всех сил дернул конец вожжи. Лошади замедлили бег, и экипаж, по инерции проехав еще немного, остановился посередине Ламбетского моста.
Во внезапно наступившей тишине было слышно, как что-то грозно кричит по-русски Платов, приближаясь с тыла.
— Лукас! — раздался дрожащий голос Татьяны. Она стала спускаться вниз, но вдруг вскрикнула от боли. — Убери руки, мерзавец!
— Отзови своего человека, Стратмир, — с угрозой произнес Камберленд, — и отпусти вожжи!
— Лукас, нет!
— Делай, что я сказал, иначе она умрет.
— Матвей! — крикнул Лукас по-русски. — Стой! Не стреляй в него!
Изогнувшись и глядя между ног, Лукас увидел, что Платов замедлил бег лошади.
Камберленд удовлетворенно крякнул.
— А теперь вожжи!
Под прикрытием облучка Лукас мало-помалу продвинулся вперед.
— Отпускаю.
— Перебрось их мне в руки, вежливо и аккуратно.
«Вежливо и аккуратно», — подумал Лукас, надеясь, что Камберленду придется наклониться вниз с облучка… Он обвил ногами ось и ухватился рукой за ступени.
— Готовы?
— Давай сюда, черт бы тебя побрал!
Лукас поднял вверх кожаный ремешок, но так, чтобы Камберленд не смог до него дотянуться.
— Выше, придурок!
Лукас поднял вожжи выше таким образом, чтобы набросить петлю на шею наклонившегося Камберленда, и Татьяна мгновенно все поняла. Поймав концы вожжей, она резко дернула их вверх, так что здоровый глаз Камберленда чуть не вылез из орбиты, когда на его шее затянулась петля. Лукас, наблюдая это, испытал огромное удовольствие. Он выглянул из-под экипажа и жестом подозвал Платова.
— Полюбуйся, Матвей. Татьяна поймала крупную рыбу!
— Ты… ты! — бормотал Камберленд. Лицо его побагровело.
— Не задуши его, — по-русски предупредил Лукас Татьяну..
— Это еще почему? — спросила она и резко рванула вожжи вверх.
— Ты знаешь почему, — тихо сказал он.
Она прекратила тянуть, и глаз Камберленда снова вернулся на место. Тем временем Платов, подойдя к экипажу, наклонился и поднял с пола пистолет герцога.
— Отпусти его, душенька.
Татьяна неохотно подчинилась. Тяжело дыша, герцог упал спиной на подножку.
— Какой негодяйкой надо быть, чтобы покуситься на жизнь собственного отца!
— Который пытался убить свою дочь! — четко произнесла Татьяна.
Камберленд потер шею.
— В этом вопросе есть кое-какое недопонимание.
— Напротив, — вмешался Лукас, — все наконец-то стало ясно. Вы играли на руку бонапартистам, не так ли? И довольно продолжительное время…
— Ты совсем спятил, Стратмир.
— Вот как! Откуда же в таком случае Джиллиан Иннисфорд знала, что вы отец Татьяны?
Камберленд расхохотался.
— Эта шлюха скажет что угодно, чтобы спасти свою шкуру.
— Уже нет. Она мертва.
— Неужели? Вам не повезло. Мертвые не могут говорить.
— Но живые могут. Великая княгиня Олденбургская, например, жива и здорова.
— Она будет молчать как рыба, — усмехнулся герцог. — Побоится сгореть со стыда.
— А вы? — не выдержав, спросила Татьяна. — Или у вас совсем нет стыда? Так обойтись с сестрой хозяина в чужой стране…
Он пожал плечами:
— Уверен, что у нее есть своя версия этой истории. А моя версия такова: она сама этого хотела.
Даже при лунном свете было заметно, как покраснела Татьяна.
— Лжец!
— Что он сказал? — спросил Платов, хватаясь за саблю.
— Что великая княгиня с готовностью отвечала на его заигрывания, — аккуратно перевел ему Лукас.
Сабля сверкнула в руке Платова, и серебряная пуговица, срезанная возле самого горла Камберленда, запрыгала по дороге.
— Я заставлю его сначала думать, а потом говорить! Спроси, как он узнал, где находится Татьяна.
Лукас охотно выполнил его просьбу.
— Слухом земля полнится, — уклончиво ответил Камберленд, поправляя съехавший набок галстук.
— Это был Уиллоуби? — спросил Лукас.
— Возможно.
Услышав это имя, Платов бросился на герцога, и Лукасу с трудом удалось удержать его.
— Матвей, его придется оставить в живых! Он родной брат принца-регента!
— Но он убил Казимира! Кровь за кровь!
— Еще он убил Петра и других, — медленно произнесла Татьяна. — Он заслуживает смерти.
— О чем они говорят? — спросил Камберленд, встряхивая кружевными манжетами.
— Они хотят убить вас, — спокойно пояснил Лукас.
Герцог рассмеялся.
— Но вы ведь не позволите им, не так ли, Стратмир? Патриотизм и все такое.
Лукас любезно улыбнулся в ответ.
— Нет, я им не позволю. — Он наклонился вперед и выволок герцога из экипажа. — Я сделаю это собственными руками.
— Ты не посмеешь! — завопил Камберленд. — Тебя за это повесят!
— Возможно, — задумчиво произнес Лукас и, схватив герцога в охапку, подтащил его ближе к перилам моста. — Дело в том, ваша светлость, что убийство не обязательно выглядит как убийство. Разве трудно представить, что однажды темной ночью на мосту такого человека, как вы, — человека, который много лет был осведомителем, — замучили угрызения совести?
Камберленд поморгал здоровым глазом, потом взглянул вниз на неприветливые темные воды Темзы.
— Я? Покончил с собой? Да этому никто не поверит!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики