науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Силы небесные! — воскликнул какой-то молодой человек, стоявший неподалеку от входной двери; другой, в нескольких шагах от него, тихо присвистнул.
Графиня, стоявшая возле дородного джентльмена с моноклем, заметила всеобщий шок при появлении своей протеже с ниспадающими на спину великолепными белокурыми волосами. Скрыв удивление, она направилась ей навстречу. Изящно очерченные алые губки Татьяны дрогнули в улыбке, в которой, присмотревшись, можно было заметить вызов.
— Извините за опоздание, дорогая кузина. Спускаясь по лестнице, я нечаянно оборвала подол своего платья. Мне, как видите, пришлось переодеться.
Подавляющее большинство мужчин, присутствовавших в комнате, повернули к ним головы, словно солдаты, услышавшие приказ «изготовиться к бою».
Далси подставила щеку, и когда Татьяна целовала ее, то почувствовала, что графиня дрожит. Однако ее наставница тут же взяла себя в руки.
— Пустяки. Со мной такое случалось не раз. — Она ловко провела Татьяну к тому месту, где стояли дородный джентльмен с моноклем и седовласая дама в голубом атласном платье. — Позвольте представить вам мою кузину, мисс Гримальди. Татьяна, это герцог и герцогиня Морнскис.
Герцог вставил монокль и стал бесцеремонно разглядывать Татьяну. Девушка постаралась присесть в реверансе таким образом, чтобы оказаться лицом к лицу с его супругой. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем герцогиня протянула ей руку.
— Дорогая девочка, я рада с вами познакомиться. Умоляю вас, скажите, как называют на континенте прическу, которая украшает вашу головку?
— Китайский каскад, — ответила Татьяна с такой самоуверенностью, что графине оставалось лишь промолчать, потом она окинула взглядом собравшихся. — А видно, эта мода еще не дошла до здешних мест. Надеюсь, я не приобрету за это дурную репутацию, ваша светлость?
— Боюсь, этого не избежать, — улыбнулась герцогиня. — Но злословить будут те, кому не удастся сделать такую же эффектную прическу. Ты согласен со мной, Морис?
Герцог приложил согнутую ладонь к уху, чтобы лучше слышать.
— О чем ты, Арабелла?
— Я поздравила мисс Гримальди с нововведением в мире моды! — громко сказала герцогиня.
— О да, ты абсолютно права. Я еще никогда в жизни не видел более миловидной девушки… кроме, конечно, тебя, моя дорогая, — с некоторым опозданием поспешил добавить герцог.
Потом графиня сделала с Татьяной круг по гостиной, знакомя ее с дамами. Разумеется, Татьяна не забывала похвалить их наряды, восхититься драгоценностями, спросить адреса их сапожников или изготовителей сумок. Мужчины ждали своей очереди, но девушка не торопилась подходить к ним, хотя, смеясь и болтая с дамами, чувствовала на себе их взгляды. Боковым зрением она заметила Лукаса, стоявшего у камина, он недовольно оглядывался вокруг.
— Ужин подан, — объявил Смитерс, появляясь на пороге.
Когда гости расселись, Татьяна оказалась между герцогом Морнским и его не слишком молодым наследником. Оба они, судя по всему, горели желанием поближе познакомиться с кузиной хозяйки. Она заметила, что Лукас сидит между Горацией Каммингс и мисс Олберли, которая беспрестанно хихикала. Он почти не разговаривал ни с той ни с другой; беседой за столом, которая затрагивала разные темы — от политики до сплетен, — дирижировала графиня. Ни от кого не укрылось, что ее протеже с удовольствием и со знанием дела принимала участие в разговоре, но мало кто знал, что к этому она готовилась в течение долгих месяцев.
Однако рубикон ей предстояло перейти лишь в конце ужина, когда все встанут из-за стола: освободившись от влияния мужчин, леди — даже такие, как герцогиня Морнская, которая с удивлением наблюдала, как ее супруг оказывает мисс Гримальди знаки внимания — могли превратиться в разъяренных кошек! Графиня, должно быть, тоже опасалась неожиданностей и поэтому, когда они шли в малую гостиную, тихо спросила:
— Как ты себя чувствуешь, дорогая?
— Вполне сносно, — вежливо ответила Татьяна. — Вы считаете, выбор черного платья был ошибкой?
— На ком-нибудь другом — безусловно, но ты, очевидно, не можешь совершать ошибок. Где, скажи на милость, ты его взяла?
— Неужели не помните? Это вы убедили меня заказать платье на случай, если нам придется присутствовать… на похоронах.
— Но что заставило тебя… Впрочем, это не важно. Дорогая, я обещала первый танец с тобой герцогу.
Далси обернулась к оркестру:
— Вальс, пожалуйста!
Лукас расположился в кабинете за письменным столом, на котором стоял наполовину опорожненный коньячный бокал; сигара в хрустальной пепельнице догорела дотла, обратившись в пепел. Не в силах заснуть, он принялся подсчитывать, во что обошлись нынешние развлечения: креветки, паштет из гусиной печенки, бесконечные подносы с шампанским. Однако он знал, что причина его беспокойства не имеет отношения к затратам.
Отхлебнув бренди, Лукас стал вспоминать события этого вечера.
Он не собирался присутствовать, видит Бог, совсем не собирался, но в конце концов, когда дом наполнился гостями и взрывы смеха стали доноситься к нему наверх, где он укрылся ото всех с кларетом и книгами, ему захотелось присоединиться к ним.
Человек не может быть островом, затерянным в океане. Кто это написал? Только не Шекспир.
Но неужели ему не хватает косых взглядов и шепота за спиной? Все они знали, что он сделал. Неужели общество стало настолько беспринципным, что ему безразлично? Если так, он не желает иметь с ним ничего общего.
Что до русской девчонки, она ничего собой не представляет. Правда, внешность у нее как у богини, а манера держаться — как у герцогини.
А сила воли, кажется, даже выше человеческих возможностей, думал Лукас, забираясь в постель. Интересно, что она чувствовала сегодня, глядя на толпу раболепствующих поклонников, пышно разодетых дам, на роскошные деликатесы, затраты на которые могли бы в течение года прокормить все население Мишакова?
Впрочем, Бог с ней. Скоро она исчезнет из его жизни. С этой мыслью Лукас повернулся на бок и наконец провалился в сон.
Глава 9
Брайтон
1813 год
— А этот от кого? — спросил Лукас, глядя, как Татьяна шествует через комнату с букетом анютиных глазок.
— От Фредди Уитлза. «Анютины глазки для того, чтобы помнили» — написано на карточке, но он ошибся. Анютины глазки — для того, чтобы думали. Это розмарин — чтобы помнили. Так говорит Офелия в «Гамлете». — Татьяна сунула носик в цветы.
Сам того не желая, Лукас оторвал взгляд от тарелки с говяжьим филе и увидел ее высокие скулы на фоне ярких цветов. Он торопливо опустил глаза.
— Жаль, что вы не смогли пойти вместе с нами, чтобы посмотреть Бракстона в «Гамлете». Великолепная пьеса.
— Я ее видел, — сухо заметил Лукас и позвонил, чтобы принесли еще тостов.
Татьяна пожала плечами:
— Вас не назовешь приятным собеседником…
— Значит, ты считаешь меня занудой?
Графиня постучала ножом по краю тарелки.
— Прекратите оба! Вы препираетесь словно брат и сестра. Если бы я хотела, чтобы у тебя была сестра, Лукас, то она была бы именно такой.
— Вместо этого ты нашла мне кузину.
— Разве это она нашла? — Лицо девушки выразило искреннее удивление.
— Довольно! — устало прикрикнула Далси. — Татьяна, сядь и поешь.
— Я выпила шоколаду с бисквитом в своей комнате. Больше у меня ни на что нет времени — мы с Сюзанной Катберт отправляемся за покупками.
Лукас вынул бумажник и демонстративно вывалил его содержимое на стол.
— Этого будет достаточно, или мне следует выписать чек?
— Но, миледи, вы же сами сказали, чтобы я подобрала новую сумочку и шаль к муслиновому платью цвета морской волны!
Графиня нахмурилась:
— Не будь таким скупердяем, мой мальчик, и положи свои банкноты назад в бумажник.
— Что в этом толку, если они все равно окажутся у портнихи или у шляпницы?
— Лукас!
— Не обращайте внимания, миледи. Что еще можно ожидать от человека, который три месяца не может решиться купить себе лошадь?
Эти слова задели Лукаса за живое — он и сам понимал, что давным-давно истек срок действия предлога, выдуманного им специально, чтобы сопровождать мать и ее подопечную в Брайтон на летний сезон.
— Я остаюсь здесь, — сказал он, поджав губы, — поскольку хочу убедиться, что у меня хватит денег на покупку, если я найду подходящего коня.
— Если бы даже вам попался боевой конь самого Александра, вы бы и тогда раздумывали! — Татьяна презрительно фыркнула.
Лукас уперся ладонями в крышку стола.
— Прошу не забывать, кузина, кто именно оплачивает вашу одежду, крышу над вашей головой, постель, в которой вы спите, шоколад и бисквиты, ложу в опере, а также…
— Довольно! — Графиня хлопнула в ладоши. — Прекратите перебранку!
Зеленые глаза Татьяны сверкнули.
— Как, кузен Лукас, я могу забыть о том, о чем вы напоминаете мне при каждом удобном случае?
Внимание воюющих сторон отвлек стук в дверь.
— Мисс Катберт к мисс Гримальди, — громко объявил Смитерс.
— Я только на минутку поднимусь наверх за шляпкой, — сказала, помедлив, Татьяна. — Какие у вас планы на сегодняшний день, миледи?
— Никаких, вплоть до визита леди Борнмут. — Далси недовольно поджала губы. — Шесть часов — что за странное время для начала приема! Надеюсь, ты сумеешь собраться вовремя?
— Обещаю. — Татьяна улыбнулась и затем, не удержавшись, обернулась к Лукасу: — Если вдруг я увижу хромую клячу, то пришлю ее сюда, чтобы вы приценились. — Проговорив это самым любезным тоном, она помчалась к лестнице.
Далси некоторое время смотрела ей вслед, потом, искоса взглянув на сына, сказала:
— Знаешь, а она ведь совсем не экстравагантна.
— Вот как? Возможно, по твоим стандартам?
— Нет, правда, Лукас. На этой девушке простое муслиновое платье смотрится так, как на других не смотрится шелк. Все дело в ее осанке, в умении носить вещи. На ней все великолепно выглядит.
— Я знаю, что она с блеском сокращает мои доходы.
— Если тебе так мучительно видеть это, ты мог бы… — Далси замолчала.
— Уехать домой? — закончил Лукас. — Эта идея кажется мне соблазнительной. Правда, леди Шелтон сказала вчера, что надеется увидеть меня здесь четырнадцатого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики