науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Если ты подразумеваешь под этим, что я буду ходить на задних лапках перед этим жирным боровом, которого называют принцем-регентом…
Далси поспешно зажала руками уши, Лукас сделал глубокий вдох, сосчитал до десяти, потом до тридцати, потом до пятидесяти и наконец громко, отчетливо произнес:
— Извини, мама, что я не оправдал твоих надежд. Извини, что я не дал тебе внуков. Ну, довольна?
Далси опустила руки.
— Я хочу, чтобы ты женился не ради меня, дорогой. Если бы ты только понял, какое счастье идти по жизни рука об руку с человеком уважаемым, с человеком достойным… — По выражению его лица графиня увидела, что ему надоели разговоры на эту тему, и глубоко вздохнула. — Ладно, поступай как знаешь. Ты обратился ко мне за помощью, и я с радостью помогу. Скажи мне только, что от меня требуется?
Лукас медленно выдохнул. Могло быть хуже, подумал он и, встав, подошел к камину.
— Не знаю, что с ней делать, мама. Я несу за нее ответственность, но, судя по всему, она этого не желает.
— Наверное, у нее где-нибудь есть какая-то родня. Ты не навел справки?
— Пытался. Но меня насторожило то, что случилось… в ее деревне. Они разыскивали ее. И мне не хочется, чтобы кто-то узнал, что она находится здесь.
— Ты написал послу в… в страну ее происхождения?
— А что я могу ему написать? Что у меня в Дорсете находится крестьянская девушка? И спросить, не разыскивает ли ее кто-нибудь?
— Ты сказал, что убийца назвал тебя по имени. Тебе не кажется, что ты подвергаешь себя опасности, скрывая ее здесь?
— Не знаю. Не думаю. Как-никак с тех пор прошло семь месяцев.
— Гм-м, пожалуй. И твой друг — тот, который дал тебе эту записку, — он тоже погиб?
— Я наводил справки. Умер от дизентерии. Ничего подозрительного в связи с обстоятельствами его смерти не было.
Леди Стратмир вздохнула. Видит Бог, она надеялась найти здесь что-то другое. Обеспеченную дорсетширскую пастушку, например, — это по крайней мере означало бы, что Лукас постепенно выходит из глубокой хандры, в которую погрузился после скандальной истории с Джиллиан Иннис-форд.
Она бросила взгляд на сына, стоявшего опираясь рукой на каминную полку. У него было отцовское самообладание и такое же чувство собственного достоинства, несмотря на то что эта рыжая бестия приложила немало усилий, чтобы опозорить его. Насколько помнила Далси, он впервые в жизни обратился к ней за помощью.
— Почему ты поехал туда и привез ее? — тихо спросила она.
— Я поехал туда не для того, чтобы привезти ее: у меня есть обязательство перед… перед старым другом. Все остальное случилось само собой. — По выражению лица было видно, что этот разговор дается Лукасу нелегко. — Мой друг не из тех, кто стал бы обременять кого-нибудь пустяками — должно быть, у него были веские причины для того, чтобы послать меня туда, и я не мог оставить девушку в руках негодяев, которые только что уничтожили население всей ее деревни.
Есть немало людей, которые смогли бы это сделать, подумала Далси. Некоторые вообще не поехали бы туда, считая, что обязательство перед человеком, которого нет в живых, совсем не является обязательством. Некоторые — только не Лукас. Он как две капли похож на адмирала. И все же это весьма запутанная история: ей придется потратить немало времени, чтобы разобраться в ней. А в Лондоне вот-вот начнется новый сезон…
Графиня с тоской подумала о праздничном веселье в столице, о светских развлечениях, непринужденном общении с друзьями, об азартных играх, званых вечерах и сплетнях, но это продолжалось всего лишь какое-то мгновение — чувство долга было присуще не только мужской части их семейства.
За задернутыми шторами продолжали, захлебываясь, лаять доги. Далси поставила на столик рюмку и отложила в сторону надкушенный бисквит.
— Полагаю, — произнесла она с невозмутимым спокойствием, которого отнюдь не чувствовала, — мне пора поближе познакомиться с этой девушкой.
Глава 3
Два часа спустя Лукас стоял в коридоре возле комнаты матери, стараясь побороть непреодолимое желание прижаться ухом к двери. К великому сожалению, Сомерли-Хаус был построен на совесть: с тех пор как он привел упирающуюся девчонку сюда и закрыл за ней дверь, ни единого звука не проникло изнутри сквозь хорошо подогнанные планки дубовых дверей.
Наконец он начал всерьез беспокоиться: кто знает, что способна выкинуть Татьяна, которая считала его виновником гибели своей семьи? Вдруг ей взбредет в голову заставить Далси расплатиться за их гибель своей жизнью? Лукас уже начал представлять себе мать лежащей без движения на залитом кровью кресле, но неожиданно услышал у себя за спиной вежливый голос: «Прошу прощения, милорд». Вздрогнув, он круто повернулся и увидел Смитерса с чайным подносом в руках. Дворецкий постучал и вошел в комнату, а Лукас тем временем пытался, вытянув шею, заглянуть внутрь, да так, чтобы никто не застукал его за этим занятием. По крайней мере в одном он убедился: Далси еще была жива, иначе как бы она смогла позвонить лакею, чтобы им принесли чай?
Лукас снова взглянул на циферблат карманных часов. Чем, черт возьми, они там занимаются? Он хорошо знал, что мать не понимала ни слова по-русски, и с трудом представлял себе Татьяну, в течение нескольких часов разыгрывающую бесполезную пантомиму.
Как только Смитерс показался в дверях, Лукас нетерпеливо поинтересовался:
— Что, черт возьми, там происходит?
— Графиня угощает девушку чаем, — невозмутимо сообщил дворецкий и, чопорно выпрямившись, удалился по коридору.
Прошло еще три четверти часа. К этому времени Лукас, совершенно сбитый с толку, продолжал стоять на своем посту, в изнеможении прислонившись спиной к дверному косяку, как вдруг дверь распахнулась, и он, едва удержавшись на ногах, влетел в комнату матери. После этого Татьяна, вздернув подбородок и расправив плечи, прошла мимо него с таким гордым и независимым видом, что Лукас с удивлением подумал, как ему могло прийти в голову, будто из нее можно сделать служанку. Он некоторое время озадаченно смотрел ей вслед, потом, наконец придя в себя, торопливо сделал шаг вперед и закрыл за собой дверь.
Графиня не торопясь складывала салфетку, и по ее голубым глазам решительно ничего нельзя было прочесть.
— Хочешь чаю, дорогой? — спросила она. — Надеюсь, он еще не остыл. Или приказать заварить новый?
— К чертям чай! — прорычал Лукас. — Что, скажи на милость, здесь происходило?
— Не надо говорить со мной таким тоном, Лукас Кимбалл Стратмир! — Далси с демонстративной неторопливостью налила себе еще чашку чаю и лишь потом ответила на его вопрос: — Мы с ней приятно поболтали.
— Поболтали? Как, черт возьми, вы могли болтать? Девчонка не говорит по-английски!
— Ошибаешься, говорит, и вполне прилично. К сожалению, она то и дело сбивается на лексику, принятую на конюшне. Надеюсь, что эту привычку девочка приобрела от общения с Костнером, а не с тобой.
Лукас от удивления даже рот раскрыл.
— Говорит по-английски? Но… каким образом?
— Она сказала, что у нее «ушки на макушке». Насколько я понимаю, это означает, что она воспринимала язык на слух. Это очень смышленая девушка. Не вздумай недооценивать этого.
Наблюдать и слушать в течение семи месяцев?
Пожалуй, для особы с силой воли, которая позволила ей так долго не разговаривать, это было более чем возможно.
— Но как тебе удалось заставить ее заговорить?
Губы Далси дрогнули в улыбке.
— Я всего лишь спросила, что она предпочитает: выйти замуж за Костнера или за великого князя? Девушка сказала, что, конечно, за великого князя, потому что он больше похож на Петра.
Лукас с облегчением рассмеялся:
— Великий князь, похожий на Петра? Она просто ничего не понимает.
— Ничего, скоро поймет, — с уверенностью сказала графиня. — У этой малышки сильный интеллект. Ты, наверное, не заметил, что, если ее отчистить и отшлифовать как следует, она на редкость красива — правда, довольно своеобразной красотой. Я думаю, когда ты ее представишь, она произведет фурор.
— Представлю ее? — рассеянно переспросил Лукас.
— В обществе, — уточнила Далси.
У Лукаса от неожиданности дрогнула рука, бренди выплеснулось из бокала на пушистый ковер.
— Что ты сказала?
Далси встретилась взглядом с такими же, как у нее, выразительными глазами сына и продолжила самым невозмутимым тоном:
— Мы с ней договорились, что это будет компенсацией за ту трагедию, которая произошла по твоей вине.
— По моей вине? Черт возьми, что ты имеешь в виду? Да я спас ей жизнь!
Далси погрозила ему пальцем.
— Она считает, что ее жизнь была вне всякой опасности, пока ты не появился в Мишакове.
— Предполагается, что тебе не следует знать, откуда она… — начал было Лукас, однако то, что предлагала Далси, заставило его на сей раз забыть об интересах государственной безопасности. — Ты не имеешь ни малейшего права предлагать подобные сделки!
— Раз уж ты испортил ей жизнь, — невозмутимо продолжала Далси, — то, видит Бог, было бы справедливо заново ее устроить, тем более что у нее есть для этого все данные.
— Невероятно! — воскликнул Лукас. — Девчонка неотесанная и крайне своенравная, спроси у миссис Смитерс. А что она натворила в ее шкафах! Ты хочешь представить ее светскому обществу, но из нее даже обычная служанка не получится. — Он вздрогнул, представив себе последствия.
— Не вижу ничего общего между служанкой и супругой великого князя, — заметила Далси и, отхлебнув чаю, добавила: — Кстати, представлять ее будешь ты, а не я.
Только тут Лукас понял, что она затевает, и инстинктивно попятился.
— Ну нет, мама, и не надейся. Думаешь, что, воспользовавшись этим предлогом, ты заставишь меня вновь вернуться в свет? Забудь об этом. У тебя, черт возьми, нет ни малейшего шанса.
Далси спокойно поставила чашку на стол.
— Татьяна плакала, когда говорила о Петре. Это было так трогательно! Она называла его своей единственной любовью. — Графиня промокнула глаза кончиком салфетки. — А сколько слез она пролила из-за кошки!
— Что еще за кошка?
— Та самая, которую ты не позволил ей взять с собой.
Лукас начал терять терпение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики