науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Оглянувшись на своих людей, Арион увидел, что они заняты тем же самым. Он нагнулся за кольчугой, стараясь не замечать острой боли, пронзившей раненое плечо.Фуллер был уже рядом. Лорен Макрай следила за его приближением внешне спокойно, но Арион видел, что ее пальцы легко, чуть заметно касаются рукояти кинжала. Солнечный луч озарил ее, разбрызгав щедрые искры в медно-рыжих кудрях. Сейчас она была совершенно такой же, какой Арион впервые увидел ее, истекая кровью на этом же берегу.Он вновь оглянулся — Хэммонд и другие молча ждали его приказа. Арион жестом велел им идти вперед.— Нынче ночью, Макрай, — сказал он Лорен и пошел прочь по песчаной полоске берега, от которой начинались его владения на этом диком и прекрасном острове. 4. Еще меньше полугода назад Арион пребывал в блаженном неведении касательно перемен, которые уготовила ему судьба.Он жил в Лондоне, наслаждаясь всеми благами своего рыцарского сана, занимая при дворе короля Генриха высокое и почетное место королевского советника. И хотя показная пышность придворной жизни не слишком манила Ариона, все же он предпочитал ее угрюмым стенам родового замка, где полновластно правил его дядя, граф Морган.Замок Морган стоял на высоком зеленом холме, возвышаясь над изобильными равнинами. Впрочем, сами владения Морганов были невелики и состояли в основном из плодородных пахотных земель. Арендаторские хозяйства были небольшие, но собирали хороший урожай. Дохода с них хватило бы для сытной жизни всякому обычному человеку — вот только Райдера Моргана никак нельзя было назвать обычным.Арион частенько представлял себе, как дядя Райдер, затаившись, точно паук, в угрюмом великолепии своего замка, плетет паутину все новых и новых интриг. И с каждым новым злодейством его паучья душа становится все чернее.Именно Райдер много лет назад заново открыл богатства Шота — давно забытого владения Морганов. Именно Райдер обнаружил, что в его распоряжении имеются изобильные пастбища и плодородные пашни, которые давно ждут прикосновения плуга. Именно Райдер выкачивал из земли Шота баснословные прибыли, годами превращая зерно и мясо с островных земель в золото, словно колченогий тролль из детской сказки.Райдер был равнодушен к красотам острова — его влекли только сказочные барыши, которые приносил Шот. С годами владения Морганов на материке все богатели, родовой замок обрастал почти варварской роскошью, а аппетиты Райдера становились все неуемней. Он правил в своих владениях твердой рукой, с такой легкостью прибегая к жестокости, что Арион, не мог припомнить ни одного зависящего от графа Моргана человека, который был бы способен поднять глаза на своего хозяина.И вот в этом страшном мире появились осиротевшие дети — Арион и его сестра.Хотя Арион почти все детство провел в замке Морган, никогда это место не было для него домом. Ему не по душе был холод, царивший в угрюмых стенах, хотя виной тому был не столько замок, сколько его хозяин. Никогда в жизни Арион не видел, чтобы Райдер Морган хоть кого-нибудь пожалел. Арион и Нора жили в страхе перед этим человеком с того самого дня, как детьми впервые появились в замке Морган, после того как болезнь унесла жизни их родителей.Бедная Нора! Хрупкая и нежная Нора, старшая сестренка Ариона, которая так и не сумела повзрослеть.Арион, который был шестью годами ее младше, не мог защитить ее от Райдера. Дядю раздражал медлительный, причудливый ток ее мыслей, странности ее поведения. Для него она была выродком в семье, свидетельством того, что ее мать — низшее существо, что брак младшего брата был проклят с самого начала.Сам Райдер так и не сумел обзавестись наследником, хотя в бесплодных попытках замучил трех горемычных жен. Наконец он, как видно, свыкся с мыслью, что его наследником станет сын младшего брата. И с той поры жизнь Ариона превратилась в сущий ад.Дядя хотел, чтобы его племянник вырос точной копией его самого, то есть мучителем и тираном. Он вцепился в Ариона, точно клещ, и не оставлял попыток переделать его по своему образу и подобию. Непрестанно терзал он мальчика, вынуждая его учиться на собственном примере, как надо бить и калечить людей, истязать их плетью, как обманывать и лгать, как говорить и действовать с той непредсказуемой жестокостью, которая пробуждает в сердцах вассалов и слуг один лишь непреходящий страх.Маленький Арион внутренне корчился, отводил глаза, стараясь не видеть, не слышать, не понимать.— Никогда не давай поблажки, — учил его Райдер. — Ломай, Арион, дави, покуда кровью не изойдут, не попросят пощады. Только так и научишь уважать себя.Опасаясь за свою жизнь, Арион таился, помалкивал, прятался от жестоких уроков дяди. Одно, впрочем, он заучил твердо: никогда он не станет тем чудовищем, каким хотел видеть его Райдер Морган.А после смерти Норы он научился еще одному — прятать свой гнев, выжидать, стиснув зубы, пока не подрастет и не сможет законным путем покинуть замок Морган.Ему неслыханно повезло. Королевский двор проявил интерес к племяннику Моргана. Райдер был так ослеплен возможностью приблизиться к королю, что отправил Ариона в Лондон с одним лишь снисходительным повелением слушаться старших. К тому времени, когда он разгадал тайный замысел племянника, было уже поздно. Арион уехал из замка Морган и решил, что никогда туда не вернется.Лондон, ослепительный и грязный, изысканный и смердящий, показался ему раем. Этот город дал ему то, к чему Арион более всего стремился, — избавление от ужасной опеки графа. Арион поселился в Лондоне и уезжал оттуда лишь на очередную войну. Из оруженосца он превратился в рыцаря, затем стал королевским советником. За годы жизни в Лондоне Арион постепенно свыкся с мыслью, что ему и не суждено лучшей жизни, чем эта — фальшивое величие, броская роскошь бок о бок с чудовищной бедностью, бесконечные заговоры, интриги, рискованные шутки и острые мечи, тайные любовные интрижки, которые на самом деле ни для кого не были тайной.Казалось, что лучшего ему и не добиться. В Лондоне он мог сам принимать решения и действовать, как сам считал нужным. Его уважали равные, ему благосклонно внимал король, и всегда находились женщины, готовые ублажать его на ложе страсти сколько и как ему было угодно.«Разве этого не довольно?» — размышлял, бывало, Арион, лежа ночью без сна в своей постели. Да, вполне. Его устраивает эта странная, зыбкая, быстротечная жизнь. Иначе и быть не может.И все же… все же в глубине души жила сосущая пустота. Даже в шумной, расфранченной толпе придворных Арион неизменно чувствовал, что он совершенно одинок — быть может, так, как был одинок всю жизнь его дядя. Его окружало множество людей, но ни один из них не был ему по-настоящему близок и дорог.Это одиночество и породило в душе Ариона пустоту, которая разрасталась с каждым годом, с каждой льстивой улыбкой или выспренней похвалой, которыми его так часто одаряли. Отчасти эта пустота была ему даже приятна, поскольку не несла с собой ни боли, ни страха — все человеческие чувства бесследно растворялись в ней. Правда, и счастья она тоже не приносила.Всего пять месяцев назад — после десяти лет жизни в Лондоне — Арион понемногу стал подозревать, что скоро пустота в его душе поглотит его целиком.К смутному своему изумлению, он обнаружил, что это его нисколько не пугает.И тут умер Райдер. Вначале Арион в это не поверил: он решил, что это лишь новая уловка дяди, чтобы заманить его в замок Морган. С тех пор как Райдер понял, что его воспитанник не собирается возвращаться, он неустанно пытался так или иначе заполучить его в свои руки. Но известие оказалось правдой — старый дьявол и впрямь испустил дух.С некоторым отвращением Арион осознал, что он теперь новый граф Морган. Все вокруг ожидали, что он вернется домой, чтобы приступить к своим обязанностям. Даже король пригласил его на личную встречу, чтобы пожелать доброго пути.Арион ничего не мог поделать. Если уж Генрих велел ему отправляться в путь — надо возвращаться. Не важно, что он предпочел бы больше никогда в жизни не видеть родового замка. Неважно, что его мутило при одной лишь мысли о том, чтобы увидеть Райдера, пускай даже и в мраморной усыпальнице.Арион вернулся. Прибыв в замок, он первым делом зашел в домашнюю церковь и, опустившись на колени, помолился за упокой души своей сестры. Затем он долго молился о том, чтобы Райдер был проклят навеки. О себе Арион молиться не стал — все равно сомнительно, что господь его слышит.Постепенно он свыкался со своим новым положением. Слуги и челядь замка Морган не сводили с него глаз и тревожно перешептывались у него за спиной — как будто ожидали, что у него вот-вот вырастут рога. За каждым поворотом коридора Ариона подстерегали недобрые воспоминания, в каждой комнате и зале перед ним всплывало лицо, которое он предпочел бы забыть. Люди сломя голову бросались исполнять его приказ, даже если он был высказан самым мягким и вежливым тоном. Женщины тряслись от страха, стоило ему подойти поближе. И старались незаметно спрятать за юбки своих детей. Арион делал вид, что не замечает всего этого.Изо дня в день он старался словом и делом убедить людей, что совсем не похож на своего дядю, но так и не добился успеха, покуда не поговорил по душам со своим наместником Фуллером.Понадобился целый месяц, чтобы этот человек осмелился сесть, когда сидел Арион. Еще месяц ушел на то, чтобы он начал смеяться незамысловатым шуткам. Постепенно наместник оттаял. Покуда Арион, стиснув зубы, учился своим новым обязанностям и боролся с призраками прошлого, обитатели замка Морган тоже понемногу изменялись. Теперь они уже меньше боялись Ариона и относились к нему чуточку доброжелательней. Мало-помалу дела шли на лад. Быть может, он и сумеет доказать своим людям, что способен править ими без той звериной жестокости, какая была присуща его дяде.Он трудился без устали, стараясь стать одним целым со своей землей и с теми, кто жил на ней. И это было так здорово… почти великолепно.Потому что Арион знал, что обманывает сам себя. Ежедневные труды и заботы были всего лишь скорлупой, под которой пряталась его истинная суть. Все так же он, одинокий, лежал ночами без сна — правда, уже в другой постели, — но душу его пожирала все та же пустота.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики