науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Ты сказал, что любишь меня. Это ложь? — не отступала Лорен.Он выпрямился, запрокинул голову к ночному небу.— Да или нет?— Нет, — почти со злостью признал Арион. — Я не лгал.Одним гибким, порывистым движением Лорен поднялась на ноги.— Тогда возьми меня в Элгайр. Позволь мне остаться с тобой. Или же увези меня с острова — в свой родовой замок, в Лондон, куда угодно. Я поеду с тобой, куда пожелаешь.— Лорен, ты сама не знаешь, что говоришь.— Нет, знаю! Я хочу быть с тобой, Арион Морган. И мне наплевать, правильно это или нет. И неважно, женишься ли ты на мне. Просто увези меня. Позволь мне остаться с тобой.Он молчал, стиснув зубы и угрюмо глядя себе под ноги. Руки его дрожали.Лорен коснулась ладонью его плеча.— Арион, я хочу быть с тобой, и пусть будет что будет.Он резко, почти гневно стряхнул ее руку.— Не могу.— Значит, ты солгал, что любишь меня. — В голосе Лорен был убийственный холод.— Да нет же, черт побери! — Арион вдруг заключил ее в объятия, рывком притянул к себе. Губами он коснулся ее виска и тихо, безнадежно добавил: — Господь свидетель, никогда еще я не был так искренен. Я люблю тебя, моя прекрасная Лорен Макрай.— Но тогда почему?— Именно поэтому я и не могу увезти тебя. Не могу и не хочу. Я не погублю твоей жизни, Лорен. Никогда и ни за что. Ты мне слишком дорога.Мужество, которое до сих пор питало силы Лорен, вдруг оставило ее. Девушка прижалась щекой к плечу Ариона, всем своим существом сознавая, что решения он не изменит. Мысль об этом вонзалась в ее сердце, точно острый нож… но она не заплачет. Нет, не заплачет.— Мой дядя был жесток и безжалостен, — негромко, отрешенно говорил Арион. — Он думал лишь о том, как ублажить себя. Он довел до смерти собственную племянницу, бесстыдно измываясь над ней, подвергая нас обоих наказанию за малейшую провинность. После того как я освободил тебя, он впал в бешенство. Многие, слишком многие стали жертвами его ярости.Он умолк, погрузившись в мрачные глубины своей памяти, безмерно далекий от Лорен. Он все так же крепко сжимал ее в объятиях, но думал о чем-то своем. Девушка вцепилась в его плащ, онемев от бессильного отчаяния.— Я не смог спасти свою сестру, — уже тверже продолжал Арион, — но тебя я, господь свидетель, спасу. Я не буду таким, как Райдер. Я не поставлю свои желания превыше всего. Я не обреку тебя ради своей любви на мучения от угрызений совести. Нет, этого я не сделаю. Я слишком хорошо тебя знаю, любовь моя. Ты не хочешь войны. Ты не хочешь, чтобы из-за тебя гибли ни в чем не повинные люди. Для этого ты слишком добра и справедлива.Лорен плакала, ненавидя себя за эти слезы, зажимая рот ладонью, чтобы не выдать рыданий, чтобы не закричать во весь голос:«Нет, не надо! Не прогоняй меня! Не отдавай меня ему!»— Для меня в этом мире нет ничего и никого дороже тебя, — мрачно продолжал Арион. — А потому — уходи. Ступай домой, Лорен. Возвращайся в Кейр.Он разжал объятия, отстранил ее руки и отступил на шаг. Ночная тьма сомкнулась вокруг него, ледяная и безжалостная, как его слова. Казалось, он хотел сказать что-то еще, но промолчал, повернулся и пошел по заснеженной поляне туда, где оставался его конь.Лорен смотрела, как он уходит, слегка прихрамывая, как становится все меньше и меньше, пока ночь совсем не поглотила его, оставив лишь смутную, почти бесформенную тень. Потом и эта тень исчезла в сумраке леса.Лишь тогда Лорен отвернулась и, едва ступая, двинулась в мучительно долгий путь — назад в Кейр. 14. А ведь убедить Ариона было бы так легко…Лорен поняла это уже позже, безмолвно сидя на одной из общих трапез в главном зале Кейра, рядом с Мердоком, среди буйно веселящихся сородичей.Легко. Всего лишь несколько слов — и Арион мгновенно позабыл бы о своих благородных намерениях. Он увез бы ее в Элгайр, поселил бы в своей спальне с ее разноцветными гобеленами и огромной кроватью. Всего лишь несколько слов:«Он истязает меня. И будет делать это всегда».Несколько слов — и добродетельный английский рыцарь укрыл бы ее за надежными стенами своего дома, взял бы ее под свою защиту.Потом бы он погиб.Хвала небесам, что Лорен смутно понимала это, когда только еще приступила к исполнению своего безрассудного замысла. Уже тогда она в глубине души знала: ради нее Арион и впрямь ввязался бы в войну, а Мердок и клан Макрай не пожалели бы сил, чтобы их уничтожить.Ее отняли бы у Ариона силой. Хуже того — вынудили бы смотреть на мертвого Ариона, как когда-то смотрела она на убитого отца.Да, если бы она осталась с Арионом, то принесла бы ему неминуемую гибель. Лучше ей погибнуть самой. Она с радостью примет самую злую участь, только бы уберечь от нее того, кто навеки завладел ее сердцем. Так пусть же они расстанутся навсегда — и когда-нибудь забудут друг друга.С горькой насмешкой Лорен обнаружила, что теперь, после прибытия Мердока, обитатели Кейра почти не замечали ее. Все были целиком поглощены предстоящей свадьбой. Лорен Макрай оказалась лишь невзрачной нитью в красочном гобелене грядущего торжества.Никто из сородичей не видел, как она молчалива и подавлена. Никто не спросил, откуда у нее на лице и на шее свежие синяки.Одна лишь Ханна могла бы заметить неладное, но Лорен старательно избегала ее. Ей было бы нестерпимо увидеть, как опечалится подруга. А еще нестерпимей услышать от нее слова сочувствия.И потому Лорен старательно прикрывала тартаном шею, якобы спасаясь от сквозняков, а на самом деле скрывая красноречивые следы поучений своего жениха.Мердок, хотя и мучил ее, всегда был осторожен. Во взглядах и речах его таилась скрытая угроза, но ведь с этим не обратишься к совету или Квинну, не станешь просить о расторжении помолвки. Что бы сказала им Лорен? «Он слишком сильно сжимает мои руки.Он так зловеще смотрит на меня.Его поцелуи горьки, точно пепел и прах.Он ненавидит меня». Легко представить, что ответили бы на это Квинн и старейшины. Они попросту велели бы Лорен уйти к себе и не докучать им глупостями. Ее брак с Мердоком слишком важен для всего клана, слишком ценен, чтобы затевать вражду с человеком, которого ее сородичи мечтают видеть другом и союзником. С этим браком связаны все их мечты и надежды.Лорен чудилось, что жизнь ее превратилась в составленную из разных кусочков головоломку. Вот-вот станет на свое место последняя деталь, а потом ее забудут, как ребенок забывает надоевшую игрушку. Впрочем, эти мысли Лорен держала при себе и покорно делала все, чего от нее хотели. Она подчинялась желаниям и воле своего клана, своего жениха, и с каждым разом что-то умирало в ней безвозвратно.Хуже всего для нее было оставаться наедине с Мердоком. Лорен быстро поняла, что наилучшая тактика при этих встречах — не сопротивляться. Она знала, что Мердок ждет, даже жаждет ее непокорности. За его ледяными речами и нарочито грубой хваткой таится кровожадный азарт охотника, подстерегающего добычу. И потому наедине с ним Лорен была безвольной, вялой, безразличной, словно все это происходило и не с ней.И этого тоже никто не замечал.Той памятной ночью — когда же это было? Три дня назад? Четыре? — она пробралась в Кейр вместе с вернувшимися пастухами, в вечном полумраке замка беспрепятственно добралась до своей комнаты и обнаружила, что обман ее не раскрыт и никто не потрудился принести ей ужин. Никто.Все были так счастливы. Все с таким воодушевлением толковали о скорой свадьбе, о свадебном пире, о торжествах и плясках. И о том, как после этой свадьбы удвоятся силы клана.Пэйтон Мердок, почетный гость клана, с подкупающей искренностью шутил и смеялся вместе со своими гостеприимными хозяевами. Его солдаты пили виски и пиво из погребов Кейра и так бурно ухлестывали за местными девушками, что казалось, ко всеобщей радости, вслед за свадьбой Лорен не миновать новых венчаний.Теперь Лорен носила, не снимая, серебряную фибулу Мердоков и рубиновое кольцо. Никогда еще у нее не было таких роскошных украшений.Она думала об отце, о том, что бы он сказал, увидев все это. Лорен владело безраздельное отчаяние, потому что она никак не могла услышать отцовский голос.
Арион обнаружил, что честь и благородство — не слишком интересные сотрапезники.Он съел свой поздний ужин в одиночестве, в дядиной спальне, угрюмо глядя на привычные стены и знакомую до тошноты обстановку. Чернильное пятно на ковре, старательно выскобленное, обрело уже светлосерый цвет, но все же не исчезло — единственный его след в этой постылой комнате.Как будто прошла вечность с тех пор, когда Фуллер принес письмо Лорен и надежда вспыхнула в Арионе таким ярким огнем, что, казалось, осветила весь мир.Теперь все иначе. Надежды больше нет. Осталось только отчаяние.Арион взглянул на сундуки, выстроившиеся в ряд у стены, — в них уже уложены его одежда, вещи, оружие. С утренним приливом, если позволит погода, они выйдут в море. Душой и телом он уже готов покинуть Шот. Осталось только убедить сердце.Он твердил себе, что там, на поляне под звездами, поступил правильно. Арион обнаружил в себе удивительную, почти что величественную черту — готовность жертвовать собой ради любимой. Он покинул Лорен, чтобы она могла жить своей жизнью и следовать путем, который ей предначертан. Лорен Макрай станет Лорен Мердок, и когда-нибудь он, Арион Морган, будет для нее лишь бледным, ничего не значащим воспоминанием.Арион откинул голову и горько усмехнулся, глядя в потолок. Ему такого не дождаться. В его душе образ Лорен навсегда останется чистым, живым и ярким. Любовь и боль, которые поселились в его сердце, сохранят этот образ неприкосновенным до конца его дней. Но остаться здесь, на острове, знать, что она так близко, почти рядом, — для него невыносимо.Он уедет. В конце концов, викинги побеждены и бежали. Вряд ли у них достанет смелости скоро вернуться сюда. Если же достанет, тогда вернется и он. Или же пошлет кого-нибудь вместо себя. Лучше ему больше никогда не видеть Шот.Слабый, едва слышный звук донесся из темного угла комнаты, и Арион равнодушно повернул голову.Пара призрачных блестящих пятнышек таращилась на него из темноты. Арион не шелохнулся, и миг спустя пятнышки шевельнулись. Около крайнего сундука притаился, замерев, мышонок, и пламя свечи отражалось в его крохотных глазках.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики