науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Горная вершина, клановый знак Макраев.Сердце Ариона на миг замерло, а потом пустилось вскачь. Кровь живее помчалась по жилам. Даже боль, снова вспыхнувшая в раненом боку, показалась теперь ничего не значащим пустяком.В письме было всего три слова. Почерк незнакомый, но Ариону и не требовалось его узнавать. Буквы выписаны твердо, с красивым наклоном, без малейших потуг на изящество:«Каменный дуб. Сегодня ночью».Подписи не было. Но, боже милостивый, к чему подпись? Арион оттолкнулся от стола, встал, крепко стиснув в кулаке письмо. Он заходил по комнате, чувствуя, как с каждым шагом возвращаются к нему прежние силы. Он остановился, еще раз перечел письмо, просто чтобы убедиться, что это ему не приснилось, что это не игра его услужливого воображения.Нет, письмо настоящее. Буквы нисколько не изменились, и все так же ясен был заключенный в них зов.Арион подошел к очагу, бросил письмо в огонь и долго смотрел, как бумага корчится в пламени, истаивая сизым дымом.Выглянув из окна, он увидел, как на землю медленно и неуклонно надвигается ночь, и направился к двери.Арион скакал слишком быстро. Он почти явственно ощущал, как снова открываются незажившие раны, как пульсирует кровь, желая вырваться из плена повязок и жаркой волной хлынуть наружу. Ариону сейчас недосуг было заботиться о своем здоровье. Покуда он оделся, покуда велел оседлать своего коня, прошло слишком много драгоценных минут. Конюх возился со сбруей медленно и неловко, словно желторотый мальчишка. Явился Фуллер и, покуда седлали коня, истово умолял графа вернуться в постель или же, по крайней мере, взять с собой охрану.Арион отказался наотрез. С почти привычной ловкостью вскочив в седло, он направил коня к воротам. Фуллер и все прочие — почти неразличимые в темноте силуэты — сумрачно смотрели ему вслед.Никто не осмелился поехать за ним. Уж это Арион давно сумел внушить своим людям: того, кто не подчинится его приказу, ждет суровая и быстрая кара. В чем-то он все же был похож на покойного Райдера и потому не задумался бы подкрепить свою угрозу делом.Итак, он скакал один, вспоминая дорогу так уверенно, словно проезжал здесь уже сотню раз, хотя на самом деле побывал у каменного дуба лишь однажды. Когда только-только был заключен его шаткий союз с Лорен Макрай.На поляне никого не было.Арион подавил вспышку жгучего разочарования, спешился, подвел коня поближе, однако на поляну не вышел — остановился на опушке леса, в густой тени деревьев. Ночь уже вступила в свои права, луну заволокло тучами, но Арион ясно видел, что у каменного дуба нет ни души. Ни следа на редких сугробах, ни шороха, ни дыхания — вообще ни единого звука.Он приехал слишком рано. Или же она опоздала.Или вообще не пришла.Нет. Она где-то здесь. Она должна быть здесь. От этого зависит все, чем он живет и дышит, на что надеется.Он ждал, и все его чувства обострились многократно. Он слышал малейший шорох, малейшее движение. Наконец Арион понял, что по ту сторону поляны, в тени тесно растущих сосен затаилась еще более густая тень — не от камня и не от ствола.Она выступила из гущи леса. Арион бросил поводья коня и пошел вперед, все убыстряя шаг, ничего не видя, кроме Лорен, которая шла ему навстречу, откинув капюшон плаща и не сводя с него глаз.То ли это была судьба, то ли слепой случай, но они встретились у самого каменного дуба. Арион заключил Лорен в объятья, прильнул к ее губам, и у нее вырвался беззвучный, пьянящий, восхитительный стон.Губы ее были податливы и сладки, продрогшие руки обвили его так сильно, что он едва не задохнулся. Жаркое, прерывистое дыхание Лорен обжигало лицо Ариона, пальцы ее запутались в его жестких волосах.Они обнялись так крепко, что, казалось, тела их вот-вот сольются воедино.— Лорен, Лорен, Лорен… — твердил Арион, точно в забытьи, увлекая девушку за собой к каменному дубу. Привалившись спиной к камню, он притянул Лорен к себе, упиваясь каждым прикосновением ее нежного покорного тела. Он припадал к ее губам, как измученный жаждой путник припадает в пустыне к последнему глотку воды. Он пил, и все никак не мог насытиться сладким, головокружительным нектаром ее губ. Лорен с неистовым, ненасытным жаром отвечала на его поцелуи. Каждое ее прикосновение отзывалось сладостной болью в его изголодавшейся плоти.Лорен ощутила, как руки Ариона скользнули под тяжелый плотный плащ, как отыскали под рубашкой ее напрягшиеся груди. Словно жгучая молния пронзила ее, растаяв томительным жаром в продрогшем теле. Это было так прекрасно, что Лорен, зажмурившись, застонала. Жаркое, тяжелое дыхание Ариона щекотало ее висок, и она не увидела, но ощутила, как он улыбается. Лорен открыла глаза и встретилась с его взглядом — изумрудным, горячим, неистовым.Они стали на коленях, лицом к лицу, и в улыбке Ариона было столько страсти, что кровь тяжело и гулко застучала в висках Лорен. Отбросив свой капюшон, Арион притянул девушку к себе. Руки его жадно, как в лихорадке, бродили по ее телу, лаская то грудь, то округлые податливые бедра, словно он хотел разом обнять ее всю.— Лорен, — прошептал он хрипло, щекоча дыханием ее шею, — Лорен, Лорен, зачем ты пришла сюда?И, не дожидаясь ответа, он снова стал целовать ее. Все ее тело затрепетало, отзываясь на эти быстрые, жгучие, пьянящие поцелуи, в которых чувственная страсть сливалась с почти благоговейной нежностью. Лорен оробела под этим неистовым натиском, но кровь уже закипала в ее жилах, и женским чутьем она угадала свою власть над этим сильным и бесконечно нежным мужчиной. Теперь она дерзко отвечала на его ласки, восполняя неопытность чувственным пылом юной страсти. С губ Ариона, восхищенного ее смелостью, сорвался хриплый, почти звериный стон.— Лорен, — дрогнувшим голосом прошептал он и чуть слышно, изумленно рассмеялся. — Бог мой, что же мы, делаем здесь…Лорен вынудила его замолчать единственным, доступным ей сейчас способом — закрыла ему рот поцелуем.— Молчи! — жарко прошептала она, на миг оторвавшись от его губ. — Молчи, прошу тебя.И вдруг — это произошло в одно непостижимое мгновение — Арион склонился над ней, накрыв ее своим жарким, тяжелым телом. Над ними высился, вонзаясь в ночное небо, каменный дуб, а выше его, в разрывах облаков, мерцали далекие звезды.Властным движением Арион раздвинул ее бедра, и Лорен покорилась, с восторгом ощутив, как охватывает все тело томительный жар предвкушения. Сейчас она не замечала ни холода, ни снега — только этот жар да сильные, уверенные руки Ариона, только страсть и нетерпение, охватившие их обоих.Это не сон. Сейчас она, Лорен Макрай, отдаст всю себя мужчине, любимому, заклятому врагу, за которого она готова умереть. Еще недавно Лорен казалось, что она готова к этой минуте, но лишь сейчас…Арион овладеет ею — ее девственностью, телом, сердцем, помыслами и душой. Эта мысль пугала ее своей откровенностью. Но Лорен знала, что желает этого всем своим существом. Она замерла, боясь пошевелиться, даже вздохнуть, ожидая, когда темная и жаркая волна страсти захлестнет ее с головой.Арион обхватил ладонями ее лицо, и странная боль промелькнула в его глазах — словно все происходящее было для него источником не наслаждения, а муки.«Я люблю тебя, — подумала Лорен. — Я хочу быть твоей».Она чуть заметно шевельнулась — и Арион замер, словно оцепенев. Возле губ его легли горькие, напряженные складки.— Что же мы делаем? — прошептал он.Вместо ответа Лорен крепче притянула его к себе.— Не надо, — пробормотал он, закрыв глаза, и мучительная гримаса исказила его лицо. — Подожди…— Нет, — негромко, но твердо ответила она и прильнула к нему всем телом, ощутив меж бедер жаркую, упоительную и путающую твердость его мужского естества.Арион, глухо застонав, вошел в нее.У Лорен перехватило дыхание, когда сладкая, неведомая прежде боль обожгла ее. Как будто что-то вспыхнуло во влажной глубине ее естества.Он остановился, так и не довершив начатое. Она вцепилась в его плечи, притянула его к себе, безмолвно моля и требуя продолжать.— Что же… — начал Арион, но тут же оборвал себя, со свистом втянув воздух сквозь стиснутые зубы. В его широко раскрытых глазах металось смятение. Дрожащими пальцами он отвел с ее лица непослушный влажный локон. — Лорен… на поляне, в снегу — так нельзя. Это неправильно.— Нет, правильно! — с силой выдохнула она.Арион замер, не сводя с нее глаз. Он был так близко, что Лорен слышала частый, лихорадочный стук его сердца. Потом он отстранился от нее, приподнялся на вытянутых руках. Его била чуть заметная дрожь.Что-то в нем изменилось неотвратимо. Взгляд его, прежде затуманенный страстью, теперь обрел горькую, трезвую ясность.— Нет! — почти простонала Лорен, с ужасом осознав, что сейчас расплачется, как дитя.— Я не могу, — покачав головой, тихо сказал Арион. — Так — не могу.И, к безмерному разочарованию Лорен, он встал и отошел прочь, оставив ее одну — униженную, покинутую, дрожащую.Лорен села, одернула платье и запахнула плащ.— Это значило бы развязать войну, — тяжело проговорил Арион в пустоту.Лорен промолчала.— Это разлучило бы тебя с твоим кланом, родными, со всем, что тебе дорого, — продолжал он, все так же не глядя на нее. — Это погубило бы тебя.— Мне все равно, — бросила она, не поднимая глаз.— Неправда, — возразил Арион, повернувшись к ней. — Не пытайся мне лгать.— Да наплевать мне! — яростно выкрикнула Лорен.Арион серьезно и грустно смотрел на нее сверху вниз, почти неразличимый в призрачном свете звезд.— А мне — нет, — сказал он. — Мне не наплевать.Он шагнул к Лорен и, присев на корточки, легонько коснулся ладонью ее щеки. Она стиснула зубы, стараясь не морщиться, когда его пальцы задели оставленный Мердоком синяк.— Зачем ты это сделала? — едва слышно, с болью спросил Арион. — Зачем прислала мне это письмо?Лорен не разомкнула губ. Гордость не позволяла ей говорить. Арион вдруг помрачнел, глаза его жестко блеснули:— Бог мой, да что это с твоим лицом? Ты выглядишь так, словно уже побывала в бою: синяки, царапины.— Возьми меня в Элгайр, — перебила она. Арион тяжело вздохнул:— Пойми, Лорен, какие бы чувства ты ко мне ни испытывала, они непременно поблекнут. Со временем. Сейчас в твоей памяти еще свежи дни нашего союза, сражений плечом к плечу, но, когда ты выйдешь замуж, обзаведешься детьми, все это останется в далеком, зыбком прошлом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики