ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Доктор переключил внимание на приборы, ведущие магнитометрическое
наблюдение поверхностных слоев солнца. Он изучил диаграммы мощности полей,
отображенные на соседнем экране и полученные с помощью устройств,
позволяющих преодолеть интерференцию корпуса судна. Но и по этой
информации невозможно было сделать каких-либо выводов. Безусловно, в
данную минуту магнитометры корабля фиксируют невероятно сильное магнитное
течение у южного полюса. Сейчас, вне всякого сомнения, зафиксировать
магнитное возмущение возле экватора невозможно. А если возмущения нет?
Все это не предвещало ничего хорошего.
Именно для изучения таких аномалий на солнечной поверхности и
построил свой корабль Фриде. Практически он оснастил его за собственный
счет, забрав деньги из капиталов семейного треста и добавив субсидии от
благотворительных и заинтересовавшихся его проектом организаций.
"Гиперион" был построен по его проекту на одном из лунных заводов Лагранжа
и выведен на весьма расточительную по времени, но экономичную орбиту.
Такое расположение обеспечивало скольжение корабля по краю бездонной
гравитационной пропасти Солнца.
Экипаж "Гипериона" состоял из двух человек: самого Фриде, капитана
корабля и его жены Анжелики, которая одновременно являлась старшим на
корабле, вторым рулевым, младшим астрономом-наблюдателем, главным
инженером и системным техником, а по совместительству еще и поваром,
посудомойкой и компаньоном. Согласно намеченной программе, им предстояло
совершить еще восемь из десяти оборотов вокруг Солнца. Такой промежуток
времени, как много лет назад высчитал Фриде, поможет получить достоверные
данные и сделать выводы относительно необъяснимых всплесков и затуханий
солнечной активности.
Взять хотя бы эту трещину или расселину, или вообще нечто,
ускользнувшее из поля зрения. Возможно, что на обратной стороне сферы,
недоступной ученому сейчас, скрываются и другие фотосферные провалы. В
силу стесненных финансовых обстоятельств Фриде мог позволить себе
осуществлять наблюдение лишь за той частью звезды, которая была доступна
исследовательской платформе на настоящий момент. Как бы ему помогла целая
сеть из спутников-обсерваторий, передающая информацию доктору при помощи
радиорелейной связи. Однако на данный момент об этом приходилось только
мечтать.
Фамильное достояние. Фриде живо вспомнились широко открытые от
изумления глаза поверенных в финансовые дела семьи. Годовые поступления
были действительно велики, пока он не вложил деньги в частную
астрономическую экспедицию. Теперь на Земле его поджидали только груды
счетов и скромная сумма денег, уцелевшая после трат.
Даже возвращение вместе с Анжеликой обратно на Землю и то
представлялось нелегким делом. Сначала им придется вывести "Гиперион" со
стабильной солнечной орбиты в форме эллипса и, подобно комете, описать
дугу, выйти за орбиту Венеры, оказавшись в трех четвертях пути от системы
Земля - Луна. Затем, в соответствии с соглашением, заключенным между Фриде
и юристами, с Земли будет запущена быстроходная ракета, которая в условной
точке места назначения встретится с летящим по новой орбите "Гиперионом",
заберет экипаж и сделанные записи, облетит на высокой скорости Солнце и
доставит путешественников на одну из космических линий неподалеку от
Юпитера. Фриде должен будет включить сигнал бедствия и отправиться домой
на первом же пролетающем мимо корабле, пускай даже беспилотном, согласно
международным законам, регулирующим спасение людей и груза.
Такое не совсем джентльменское окончание важной научной экспедиции
было простительно, ибо прекрасно отвечало возможностям Фриде и всем
необходимым затратам. В конце концов, на что только не приходится идти во
имя науки. Проблема возвращения на Землю занимала доктора меньше всего.
Куда хуже было то, что из-за стесненных обстоятельств он был начисто лишен
вспомогательных средств, таких как спутники радиорелейной связи.
Но если на солнечном экваторе и впрямь что-то происходит, тогда
возможно, что кто-нибудь, находящийся на спутнике другой планеты или
вообще где-либо на эклиптике, подтвердит его наблюдения. Если Фриде
предупредит их сейчас и опишет явление, следы которого им будет необходимо
отыскать, то право первооткрывателя в любом случае окажется за ним.
Фриде перебрал в памяти всех, у кого могло возникнуть желание помочь
ему в поисках, но ни один из них не занимал лучшей позиции, чем сам
ученый. Доктор мог бы несомненно положиться на небольшую группу его
последователей, студентов-дипломников, которые слышали его доводы и
приняли решение изучать Солнце, хотя в глазах ученых такой поступок
выглядел чудачеством. Но увы, сейчас все они на земле. И как назло, орбиты
Земли и корабля сойдутся на одной солнечной плоскости, в то время как
трещина окажется на другой.
У Фриде мелькнула мысль запустить маневрирующий ускоритель,
простенькое устройство, работающее по принципу синтеза и заряженное
высокоскоростными частицами солнечного ветра. С помощью ускорителя,
расположенного на главной оси корабля, он сможет вписаться в орбитальный
треугольник и изменить траекторию полета. Однако при запуске ему придется
отключить основные теплообменники и укрывшись в кабине, ждать, пока все
сгорит. Похоже на последний приют...
Да этого и не нужно. Чтобы он там не заметил, эта, так называемая,
аномалия не успеет исчезнуть за те тринадцать дней, пока она будет
находиться в зоне видимости Фриде. К тому моменту "Гиперион" пройдет еще
около пятидесяти четырех миллионов километров в ходе своего трехмесячного
пути. Корабль облетит одну шестую часть солнечной поверхности, и доктор
снова получит возможность исследовать аномалию, к тому же в гораздо более
выгодной позиции. Наконец-то он разгадает, что за явление ему удалось
увидеть.
Если он, конечно, вообще что-либо увидел.
Щелк!
Бульк!
Пшик!
Хлоп!

ИНСТИТУТ ПЕРСИВАЛЯ ЛОУРЕНСА, КАЛЬТЕК, ПАСАДЕНА,
ШТАТ КАЛИФОРНИЯ, 7 МАРТА 2081 Г.
"Доктор, повторите! - прокричал в микрофон Пьеро Моска. - Очень
плохая слышимость!"
Моска отчаянно пытался восстановить в памяти последние слова ученого,
потонувшие в разряде статического электричества, испущенного с Южного
полюса Солнца, но все оказалось тщетным. На экране монитора доктор
продолжал говорить, но голос исчез, а вскоре горизонтальные черные полосы
заслонили изображение.
Через шестнадцать минут телеизображение снова вплыло на экране.
Удостоверившись, что после задержки сигналов и синхронизирования его снова
слышат, Фриде схватил микрофон и принялся повторять свое сообщение. Он
говорил короткими, намеренно разорванными предложениями, надеясь
преодолеть помехи, и на этот раз уловка удалась.
"...по, я повторяю, что... нечто. Когда мы приблизились... к
полюсу... уже было... Конечно, от твоего местоположения... ...ратная
сторона... Огромная... Сейчас я не наблюдаю, но смогу, когда вращение
выведет... Надеюсь, что там останется..."
"Мне удалось сделать несколько снимков феномена. Честно говоря,
похвастаться особо нечем. Похоже на большое облако или, по крайней мере,
так видно с... Возможно, пенумбра, а может, обыкновенный всплеск
энергии... тепла..."
"В любом случае, поищи... восточного лимба градусов... и двенадцать
градусов к востоку... моего нынешнего положения. Возможно, тебе раньше
удастся разгадать загадку."
Доктору хватило времени еще лишь на то, чтобы скороговоркой передать
приветствия своим земным коллегам, многие из которых даже не передадут
ничего в ответ. Еженедельный сеанс связи с Землей - единственное, что
могла позволить себе экспедиция - закончился.
По Моска положил микрофон и принялся задумчиво изучать линии на
ладони. Итак, доктору удалось обнаружить нечто интересное. Похоже на
облако, но сейчас вне поля видимости. М-да...
Естественно, что Моска был готов поверить доктору Фриде даже после
того, как компьютерное реконструирование присланных доктором цифровых
изображений не прояснило ситуацию. Изображение оказалось практически
полностью засвеченным разрядами статики. Тщательно исследуя с помощью
ручного бинокуляра каждую часть снимков, По сумел различить лишь обычное
потемнение лимба.
Безусловно, По будет сам исследовать дальнюю сторону Солнца в течение
двух следующих недель, когда наблюдение станет возможным. Ему придется
извлечь из запасников восьмидюймовый телескоп фирмы Шмидт-Кассеграйн,
сохранившийся с детства. Из кусочка алюминированного пластика нужно будет
приготовить солнечный фильтр, чтобы непрерывный тепловой поток не причинял
вреда трубе и нежным линзам, а прямой солнечный луч не сжег сетчатку
глаза. После двадцать первого марта, или немного позднее, Моска будет
готов наблюдать за каким-то темным пятном где-то в районе экватора. Даже
если там и впрямь что-то есть, отыскать пятно будет более чем непросто.
Но что он сумеет доказать? С его крошечным телескопом он может
рассчитывать получить весьма спорное пятно на слабочувствительной
тридцатипятимиллиметровой пленке или изображение, почти на двадцать
процентов уступающее нормальным образцам. В лучшем случае ему удастся
поучаствовать в научной дискуссии или серьезном разговоре, а так придется
оставить снимки себе на память.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики