ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она напомнила себе, что этот вечер – этап на пути к тому заветному дню, о котором, не переставая, твердила мать.
– Я жду Питера Хобарта, – сказала Тесс, не решаясь взглянуть на зал ресторана за спиной метрдотеля.
– Тесс! – позвал ее голос. – Я здесь!
Питер стоял у камина и махал ей рукой. Его темные волосы были длиннее, чем их помнила Тесс, и у него были совсем другие очки. Они делали его старше. В вельветовых брюках и спортивном свитере он выглядел настоящим студентом Амхерста, очень просто одетым по сравнению с Тесс. Она подняла голову выше, чтобы скрыть смущение.
Метрдотель провел ее к столику перед камином.
Питер наклонился и поцеловал ее в щеку.
– Господи, как я рад тебя видеть, – сказал он, – я и забыл, что ты учишься в Смитовском колледже.
Она почти упала на стул, и ее сердце упало вместе с ней. «Я забыл, что ты учишься в Смитовском колледже». Значит, он не вспоминал о ней все полтора года со времени их последней встречи.
– Тебя не узнать, ты выглядишь... по-другому.
– По-другому? – выдавила из себя Тесс.
– Да. Совсем по-другому. Старше. Вообще здорово.
Тесс ловила его слова, черпая в них уверенность. Она улыбнулась, не решаясь сказать ему, что он тоже выглядит здорово. Она представила его в белом смокинге рядом с собой перед алтарем. Представила себе улыбающуюся мать, и ей стало необыкновенно хорошо. Будь она лесбиянкой, вряд ли бы она испытывала подобное чувство.
– Хочешь вина? – предложил Питер и потянулся за бутылкой в ведерке со льдом.
– С удовольствием, – согласилась она.
Пока Питер наполнял ее бокал, Тесс смотрела на меню в красной кожаной обложке, лежавшее на ее тарелке. Она вдруг заметила, что метрдотель куда-то исчез.
Тесс подвинулась на неудобном стуле и задела рукой край белой льняной скатерти, чуть не стащив ее со стола. Она откашлялась.
– Как твои родители? – вежливо спросил Питер, ставя бутылку обратно в ведерко.
– Хорошо, – ответила Тесс. – А как твоя мать?
– Ты же знаешь мою мать, – коротко рассмеялся Питер. – Она не меняется.
Тесс кивнула и положила на колени, на свое чересчур нарядное платье бордового цвета, салфетку.
– Ты, наверное, удивляешься, почему я так нарядилась?
Питер замялся, потом сказал:
– Мне нравится.
Тесс убрала за ухо прядь волос.
– После обеда мне надо обратно в колледж. Сегодня там встреча с выпускницами прошлых лет. Представляешь, какая скучища, – объяснила она, надеясь, что он ей поверит, и одновременно думая, что нет ничего скучнее этого старомодного ресторана и пронзительных звуков скрипок, лившихся откуда-то с потолка.
– Ты дочь выпускницы вашего колледжа, и это ко многому обязывает, – заметил Питер. – Я знаю, что это такое. За меня, правда, теперь отдувается брат. Он на первом курсе Амхерста.
– Как хорошо, – заметила Тесс.
Она всего раз видела брата Питера Джона. Это был абсолютный болван. Тесс отпивала из бокала, изучая меню, и решила остановить свой выбор на паровой лососине. Она еще раз отхлебнула из бокала, стараясь расслабиться.
– Как тебе нравится твой колледж?
Она чуть не ответила, что больше всего ей там нравится церковь.
– Ничего. Нравится.
– Ты на первом курсе?
«Господи, на первом курсе! Да он действительно ни разу не вспомнил обо мне».
– Нет, я на втором, – поправила она с деревянной улыбкой.
– Я буду скучать по Амхерсту. Наверное, на последний год я переведусь в Гарвард.
Тесс слушала, улыбалась и вставляла, где надо, подходящие слова. И все это время ей не удавалось заглушить внутренний голос, твердивший: «У тебя свидание. У тебя свидание с парнем, за которого ты столько лет планируешь выйти замуж». Она не могла заглушить этот голос и не могла расслабиться, сколько бы ни отпивала из бокала.
Тесс ковыряла вилкой рыбу, пока Питер с аппетитом расправлялся с бифштексом. Где-то в середине обеда столик поблизости заняла еще одна пара, и Тесс окончательно смутилась. Наверное, они догадались, что у них с Питером не настоящее свидание и что она его любит, а он относится к ней, как к сестре.
Любит ли она его? Так ли это? Любит ли она Питера Хобарта? Тесс слушала, с каким энтузиазмом Питер говорит о текстильной компании «Хобарт» и о планах на будущее. «Да, – думала она, – наверное, я все-таки влюблена в Питера Хобарта».
– Пройдет время, и ты поймешь, что сделала правильный выбор, – часто повторяла мать, и, видимо, она была права.
– Ты едешь домой на День благодарения? – спросил Питер за десертом, состоящим из шоколадного мусса и кофе.
Тесс кивнула.
– Я тоже, – продолжал Питер, – и хочу кое-кого прихватить с собой, но, боюсь, у матери случится удар.
У Тесс он тоже чуть не случился. Не зная, что сказать, она потянулась за чашкой. Кофе был горячим. Он обжег ей горло и вызвал слезы на глазах.
– Она учится в Масуниверситете, – рассказывал Питер, не подозревая о боли в ее горле и сердце. – Ее зовут Лидия. Она тебе понравится.
Тесс нашла в себе силы, чтобы кивнуть. «Он ведь не догадывается, что я чувствую, – напомнила она себе. – Он совершенно ничего не знает о моих планах».
– Она из Тринидада. Представляешь, что будет с матерью?
Насколько Тесс помнила мать Питера, вряд ли она была способна одобрить хотя бы одно существо женского пола. За исключением разве Тесс. По крайней мере Тесс на это надеялась. Ведь ее отец верой и правдой служил текстильной компании «Хобарт».
Тесс пыталась улыбаться, но думала только о том, чтобы все поскорее закончилось. Ей хотелось бежать отсюда, от столиков под белыми льняными скатертями, от рыдающих скрипок и вообще подальше от ресторана «Лорд Джеффри». Бежать до самого Нортгемптона и никогда больше не видеть Питера Хобарта.
– Она необыкновенная девушка, – продолжал Питер, и у Тесс застучало в висках; она с трудом приподняла руку и взглянула на часы.
– Не сомневаюсь в этом, Питер, – сказала Тесс. – С удовольствием бы послушала о ней, но мне пора. Мне надо возвращаться в колледж. Я уже говорила тебе о той самой встрече.
Питер положил на стол салфетку.
– Боже мой, какой же я осел. Расхваливаю Лидию и совсем забыл, что у тебя другие планы на вечер.
Тесс еле кивнула головой.
Питер сделал знак официанту.
– Не надо брать такси, Тесс. Я тебя подвезу.
Тесс отодвинула стул и встала.
– Спасибо, Питер, но не следует усложнять жизнь. Зачем тебе делать два конца?
Он тоже встал.
– Ладно, – легко согласился он. – Рад был с тобой повидаться.
Питер наклонился и поцеловал ее в щеку, в ту самую, что поцеловал при встрече.
Тесс боялась, что она закричит, расплачется или упадет в обморок.
– Может, мы еще где-нибудь налетим друг на друга, – проговорил Питер. – Если что надо, звони.
Почти бегом Тесс бросилась вон из ресторана. Скорее бы добраться до общежития, чтобы смыть с лица краску, расчесать кудряшки и навсегда позабыть об этой встрече и о том, что Питер Хобарт вообще существует на свете.
* * *
Тесс сидела перед мольбертом в студии на верхнем этаже особняка родителей на Ноб-хилл, фешенебельном районе Сан-Франциско. Она вытерла мокрую кисть о свою старую синюю блузу и посмотрела на акварель. Еще один вид на Рыбацкую гавань. Тесс не обладала особым талантом, ей было далеко до отца. Она отложила кисть в сторону и принялась разглядывать размыв синих и коричневых тонов акварели. Вроде бы все на месте: вереница ресторанов и лавок у кромки воды, ослепительно белые лодки, украшенные яркими флагами. Но в отличие от произведений отца, его «маленьких пустячков», которые всегда были в поле зрения критиков и выставлялись в самых модных художественных галереях на тихоокеанском побережье, в работах Тесс не было души. Она не умела выразить в акварелях нюансы своих переживаний.
– Вот ты где, – донесся до нее голос матери. – Почему ты здесь прячешься? Ты ведь приехала погостить всего на несколько дней. И еще: интересно, что стало с той модной одеждой, которую мы тебе накупили перед возвращением в колледж?
Тесс взяла на кисть немного краски из многоцветья палитры.
Салли Ричардс обошла мольберт и наклонилась, вглядываясь в лицо дочери.
– Кстати, с тех пор как ты вернулась домой, я ни разу не видела, чтобы ты хотя бы чуточку пользовалась косметикой. Не понимаю, Тесс, почему ты не хочешь сделать себя более привлекательной. У тебя такое прелестное личико.
«Такое прелестное личико». Тесс хотелось провести кистью с краской по уже не слишком прелестному личику матери.
Миссис Ричардс села на табурет рядом с дочерью.
– Расскажи мне, кто тебя приглашал в этом году. Я хочу знать все о твоих поклонниках.
Тесс вздохнула. Мать не понимала главного. Она не могла примириться с тем, что ее дочь невзрачна и неуклюжа и что молодые люди не приглашают ее на свидания. Мать не могла примириться с тем, что Тесс Ричардс не Чарлин О’Брайан или принцесса Марина. Она была всего-навсего Тесс Ричардс, и никто не обращал на нее внимания.
Тесс поднесла кисть к бумаге и остановилась, делая вид, что изучает предварительный набросок.
– Так вот, был один парень из Масуниверситета, – начала она, имея в виду тот ужасный вечер в прошлом году, когда она пошла с Чарли на свидание.
Лицо матери выразило огорчение.
– Ну и еще несколько человек, – быстро соврала Тесс. – Ничего особенного.
– А как насчет ты знаешь кого?
– Кого?
Тесс делала легкие мазки.
– Ты такая шутница! – пронзительно взвизгнула Салли Ричардс, как только она одна умела делать. – Я говорю о Питере. Как насчет Питера Хобарта?
Первым поползновением Тесс было вообще не отвечать. Но потом она подумала о том, что скажет ей мать. «Ты недостаточно стараешься. Чего же в таком случае можно ожидать? Кому ты нужна, если ты за собой не следишь?»
Тесс водила кистью по безоблачно-голубому небу на мольберте.
– Я его видела! – выпалила она.
Мать вскочила с табурета.
– Ты встречаешься с Питером! Как чудесно!
– Мы просто друзья, мама.
Но Салли Ричардс только кивнула с понимающей улыбкой.
– На прошлой неделе мы ужинали с ним в ресторане «Лорд Джеффри». Вы там с папой когда-нибудь бывали?
Усмешка на лице Салли стала еще шире.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики