демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Если не уйдёте сами, мы выживем вас отсюда! Завтра мы дадим вам Великое Сражение!
— Что ж, — согласился Вождь Кузнечиков, — если вам так этого хочется…
На следующий день обезьяны спустились в долину вооруженные тяжелыми дубинами.
— Выходите, кузнечики! — воскликнули они. — Где вы?
— Да вот же мы! — ответили кузнечики, уже начавшие скакать по своим противникам.
Шмяк, шмяк, шмяк — в дело пошли дубины, которыми обезьяны принялись обрабатывать друг друга, ведь кузнечики для дубин оказались слишком проворными. А Вождя Обезьян тут просто передёрнуло от отвращения: Вождь Кузнечиков приземлился ему прямо на нос.
— Я проучу его, о Повелитель! — воскликнула обезьяна, оказавшаяся рядом.
И она нанесла своей дубиной свирепый удар, не попав по кузнечику, который тут же отпрыгнул подальше, но зато глубоко вминая между глаз нос Обезьяньему Вождю. Так и пошло: нос за носом, у одной обезьяны за другой… В конце концов изувеченные обезьяны, пошатываясь, побрели прочь, и в долине опять воцарился мир.
С тех пор обезьяны избегают долин, а носы у них так и остались вдавленными.
Во-вторых, действительно ли огромная корпорация надёжнее маленькой компании? Эта древняя мастодонтская точка зрения в конечном счёте не слишком помогла когда-то динозаврам, и, видимо, не слишком хороша она и для нынешнего бизнеса.
Когда-то динозавры, как рассказывают нам в школе, были наиболее совершенными существами на этой планете. Однако географические и климатические изменения привели к вымиранию этих действительно могучих животных: они не умели Приспосабливаться и не были готовы конкурировать с малыми, более лёгкими и живучими существами, занявшими их место. Дальние потомки этих существ живы и сегодня: это, как рассказывают нам ученые, обычные птички — маленькие, подвижные и быстро приспосабливающиеся.
В течение недавнего времени большими компаниями скупались малые фирмы, но лишь для того, чтобы быть купленными, в свою очередь, гигантскими корпорациями, которых позднее скупили межнациональные конгломераты. Чем крупнее и чем более зависимыми друг от друга становятся они в процессе, тем более уязвимыми оказываются в результате. Худшим из врагов любого гиганта обычно оказываются его собственные размеры. И, как показывают недавние события, требуется вовсе не так уж много усилий, чтобы ввергнуть большую компанию в серьёзные неприятности. И чем более громоздкой оказывается компания, тем тяжелее будет её падение. Возможно, в течение какого-то времени Выживание Крупнейших было условием делового процветания. Но на смену ему приходит Успех Малых. В поисках новых продуктивных подходов нынешние творчески мыслящие бизнесмены изучают тактику и кодексы самураев. Они могли бы добиться большего успеха, думаем мы, читая в «Даодэцзине»: «Мягкое слабое одолевает твёрдого сильного» или «Могучее, крупное — принижается; нежное, слабое — возвышается». Просто мысли.
В углу позади стола послышалось шуршание, и вскоре к ним опять присоединилась Сова.
— Так, Пятачок, — сказала Сова, глядя с некоторым неудовольствием. — А где Пух?
— Так сразу и не скажешь, — отозвался Пух.
И, наконец, последнее по поводу «Большое — Лучше»: действительно ли взрослый мудрее ребёнка? На индивидуальном уровне, конечно, всё зависит от того, какой именно взрослый и какой ребёнок. Но для даоса, в общем случае, мудрость присуща именно ребенку. Дети рождаются мудрыми; большинство взрослых мудрость эту, или многое из неё, утрачивает. А те, кто не утрачивает, так или иначе подобны детям. Неужто это Простое Совпадение, что китайский суффикс цзы, который принято понимать и переводить как «мастер, учитель», буквально означает ребёнок, младенец? Как писал конфуцианский, но, как это ни странно, и даосский философ Мэн-цзы, «Великий человек сохраняет в себе ум ребенка». И, как показывает следующая история из Чжуан-цзы, великий человек ещё и уважает ум ребенка:
Сопровождаемый шестью из своих мудрейших мужей, Жёлтый Император направлялся к горе Чу Цзу (Chu-T'zu), чтобы побеседовать с мистиком Да Куаем. В окрестностях города Сян Чэн процессия сбилась с пути. Проблуждав некоторое времени, они наткнулись на мальчика, пасшего лошадей.
— Не знаешь ли ты, как найти путь к горе Чу Цзу? — спросили они его.
— Знаю, — ответил мальчик.
— В таком случае, — сказали они, — может быть, ты знаешь и как нам отыскать пещеру отшельника Да Куая?
— Да, — ответил мальчик, — я могу сообщить вам и это.
— Что за дивный ребёнок! — сказал император спутникам. — Он знает так много… Позвольте мне испытать его.
Император вышел из экипажа и подозвал мальчика к себе.
— Скажи-ка мне, — сказал Жёлтый Император. — Если бы ты был ответственным за всю Поднебесную, что бы ты мог сказать по поводу управления ею?
— Я разбираюсь только в том, как пасти лошадей, — ответил мальчик. — Сильно ли отличается от этого управление Поднебесной?
Не удовлетворившись таким ответом, император спросил его снова:
— Я понимаю, что управлять Поднебесной — не твоё дело. И всё же я хотел бы знать, не приходили ли тебе какие-либо мысли по этому поводу?
Мальчик не отвечал. Император спросил его еще раз. В ответ мальчик опять повторил свой вопрос:
— Сильно ли отличается управление Поднебесной от ухода за лошадьми?
— Расскажи мне об уходе за лошадьми, — сказал Жёлтый Император, — и я отвечу тебе.
— При уходе за лошадьми, — сказал мальчик, — необходимо удостовериться, что ничто им не навредит. Поступая так, мы удаляем в самих себе всё, что могло бы повредить лошадям. Управление Поднебесной сильно отличается от этого?
Жёлтый Император дважды поклонился до земли и воскликнул: «Небесный Наставник!».
— А он был в горшочке с крышкой? — спросил Пух.
— Кто в горшочке? Пух, ты о чём?
— Мёд…
— Какой мёд?
— Мёд, о котором ты недоговорил: «Если кто мой мёд…». Это ты сказал.
— Ах, «Если кто ПОЙ-МЁТ»! Ты просто ослышался.
— Ох, твой мёд ещё и поёт?
— Слушай, Пух, у тебя когда-нибудь бывает, чтобы ты совсем-совсем не думал о желудке?
— Я очень редко думаю о желудке, — сказал Пух.
— Да? Я рад это слышать.
— Я думаю в основном о еде.
— М-да! — сказала Сова. — Хорошенькие дела!
— Пух, надо, наверное, что-то делать? Может что-нибудь придумаешь? — попросил Пятачок.
— Ну, я только что подумал кое о чём, — сказал Пух. — Так, об одном пустяке.
И он запел:
Я лежу на животе
С чем-то твёрдым на хвосте,
С видом, будто просто отдыхаю.
На спине удобней мне,
Но лежу не на спине,
И жужжалку вот стене напеваю.
Если б кто-нибудь пришёл
И вернул на место пол,
Я не возражал бы, конечно,
Потому что так лежать
Да к тому же и жужжать
Если долго, то неинтересно.
Сколько здесь — апчхи! — вокруг!
Эта мне — апчхи! — не друг.
Неизвестно, кто вообще с нею дружит…
Мне — апчхи! — набилась в нос,
Нос встревожен мой всерьёз,
Так же, как глаза, да и уши,
Не говоря уж о хвосте, лапах и прочих
куда менее чувствительных местах.
— Только и всего, — сказал Пух.
Сова, пренебрежительно фыркнув, сказала, что, если Пух, конечно, закончил думать о своём личном «только и всего», то можно, наконец, задуматься и над Проблемой Общего Спасения.
— Потому что, — сказал Сова, — мы не можем выйти через то, что раньше было дверью. Теперь её чем-то привалило.
Но вернёмся ненадолго к даосским принципам. Как только мы устраняем вмешательство Эго, энергия Универсума оказывается способна течь через нас беспрепятственно. Это является одной из причин, почему даосы подчеркивают важность Малого, Ничтожного, Младенческого, как это делает и Лао-цзы в двадцать восьмой главке «Даодэцзина»:
Мужское ведая,
придерживайся и женского.
Стань рекою
всему в Поднебесной.
Как воды речные плавные,
движим будь неизменною Добродетелью;
Возвратись к состоянью младенца.
Ведая свет,
придерживайся и тени.
Стань образцом
всему в Поднебесной.
Как образец, себя повторяющий,
действуй с неизменною Добродетелью;
Возвратись к началу.
Ведая высшее,
придерживайся и низкого.
Долиною стань
всему в Поднебесной.
Подобно долине,
наделяющей всех изобилием,
давай с неизменною Добродетелью;
Возвратись к естественной простоте.
Взаимодействуя с Силой Малого, мы следуем Пути, как сказано в тридцать четвёртой главке Лао-цзы:
Великий Путь растёкся повсюду,
слева и справа.
Жизнь десяти тысяч вещей
от него зависит.
Он их всех опекает,
никому не отказывая.
Совершает всё то, чему быть надлежит,
но не ставит себе в заслугу.
Укрывает всех и питает,
однако не требует
себя полагать властелином.
Не требует ничего возвращать.
Может быть назван Ничтожным.
Десять тысяч вещей
ему следуют,
к нему возвращаясь.
И всё же не требует
себя полагать властелином.
Потому достоин назваться
Великим.
Так же и мудрый великим становится,
стремясь быть малым.
А тем временем в домике Совы…
— Но как же отсюда выйти по-другому? — спросил с тревогой Пятачок.
— Это и есть та Проблема, Пятачок, которую я предлагаю обдумать Пуху.
Пух уселся на пол, который когда-то был стеной, и пристально поглядел на потолок, который когда-то был другой стеной, — тою, которая со входной дверью, которая когда-то была настоящей входной дверью в домике Совы, и постарался всё обдумать как следует.
На бывшей входной двери Совы висел решетчатый почтовый ящик…
— Сова, ты сможешь долететь до почтового ящика с Пятачком спине? — спросил Пух чуть погодя.
— Нет, — быстро отозвался Пятачок. — Она не сможет.
А Сова объяснила про Не-при-спо-соб-лен-ность Своих Спинных Мышц. Она уже как-то объясняла Пуху и Кристоферу Робину этот важный момент и вот, наконец, дождалась возможности повторить это ещё раз, потому что про Мышцы это такая штука, которую проще объяснить дважды, чем надеяться, что кто-то поймёт её с первого раза.
— Понимаешь, Сова, если получится засунуть Пятачка в почтовый ящик, он сможет протиснуться через щёлку, куда бросают письма, спуститься вниз по дереву и сбегать за помощью.
Пятачок поспешно пояснил, что, хотя это не очень заметно, но за последнее он очень подрос, и потому, видимо, не сможет, как бы ему самому этого не хотелось, а Сова сказала, что её почтовый ящик как раз недавно расширили на случай, если вдруг будут приходить большие письма, потому, возможно, Пятачок сможет, на что Пятачок сказал, «Но ты сама сказала, что для этого нужны ещё сама-знаешь-какие-эти, потому не получится», и Сова подтвердила, что «Да, они не-при-спо-соб-ле-ны, потому нет смысла думать об этом дальше», и обрадованный Пятачок сразу же подытожил:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики