ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ликовать — одобрять убийство. Кто одобряет убийство, объединить Поднебесную не способен… Мудрый правитель видит в военной победе траур.
* * *
Насильствующие умирают от насилия — вот суть моего учения.
* * *
Уступай и возвысишься. Изогнись и распрямишься. Опустошись и будешь тождественен… Объемлющий сердцем Единое — идеал для всех в Поднебесной. Не бахвалящийся, он славится. Не добивающийся — становится известным. Не ставящий себе в заслугу, он приветствуется. Не собою гордящийся, он возглавляет. Поскольку ни с кем не соперничает, с ним соперничать нет способного. Древними сказано: «Уступай и возвысишься». Разве это — пустые слова? Уступай, и всё сущее к тебе устремится.
Многие говорят, что советы Лао-цзы, обращённые к тем, кто управляет другими (или направляет собственную жизнь), приятно звучат, но непрактичны — что в реальной жизни они не срабатывают. И всё же в реальной жизни они работают. Можно было бы даже сказать, что работают они совершенно чудесным образом. Но Мохандас K. Гандхи, в отличие от Лао-цзы, не стал бы прибегать к таким эпитетам. Он слишком хорошо знал, из чего состоят эти «чудеса»: терпеливое, постоянное следование законам духовного преображения — особенно такому, как Положительное Привлекается Положительным.
— Мы вернулись! — сообщил Пух.
— Миссия Выполнена, — отрапортовал Кролик.
— И у нас есть в некотором роде сюрприз для Пятачка, — сказала Сова.
— Ну и что же вы обнаружили? Что вся эта почта — для Пятачка?
— Именно, — сказал Пух.
— От Поклонников, — добавила Сова.
— Мне? — сипло пискнул Пятачок. — Я… я не знаю, что сказать.
— Тогда не говори ничего, — уныло заключил Иа.
— Иа, — предостерёг я. — Припомни, что Пятачок недавно говорил о…
— Я просто имел в виду, — пояснил Иа, явно приободряясь, — что в таких случаях, как этот, говорить ничего и не нужно.
— Так уже лучше.
— Особенно, если ты Исключительно Скромен и Выдержан. Как Пятачок.
— Просто замечательно.
— Или как я сам.
— Ну-у-у-у…
Наблюдательные даосы заметили, что всё, достигшее в своём развитии предела, обращается в свою противоположность: Предельный Ян (мужское начало) обращается в Инь (начало женское) и так далее. Нынешний период развития человечества достиг своего предела, если вообще можно говорить о таковом. И точнее всего было бы назвать этот период Эпохой Воинственности. Человек против человека, человек против земли… Потому, согласно этому даосскому принципу, наступающий период будет Эпохой Целительства или чего-то в этом роде. Но сначала наступит то, что можно назвать Великим Очищением.
Поскольку наша планета принимает меры, чтобы освободить себя от ядов, произведенных на ней человеком, и залечить раны, нанесенные ей человеком, несомненно, что у многих из её разумных обитателей появятся основания для страха. Многие из них будут цепляться за могущественные по видимости религии класса «мы-богоизбранный-народ», рассчитывая, что тем самым спасутся от гнева Карающего Бога (не признавая, что в действительности приближающаяся «кара» будет аналогом действий самого человека, ему же возвращаемых, — и не сознавая, что Беспредельная Сила Вселенной намного влиятельнее и бесстрастнее какого-нибудь, пусть и самого бдительного, сторожа эксклюзивного Религиозного Сельского клуба). Многие же попросту обнаружат себя в «неправильном» месте в «неправильное» время, потому что уделяли недостаточно внимания тому, что сообщал им естественный мир. И многие проклянут этот мир, полагая, что сами им прокляты.
Однако на самом деле мы — самое счастливое поколение со времён начала человеческой истории, поскольку, когда произойдёт необходимое очищение, мы окажемся свидетелями волшебного преображения всего окружающего мира силами земли. И сможем воочию убедиться, что понимали древние даосы под Эпохой Совершенной Добродетели.
Когда рассеются последние остатки нынешней антиземной цивилизации, мы окажемся в том чистом и благодатном мире, который существовал до Великого Разделения. Урок Человечества, без сомнения, будет постоянно изучаться. А мудрое правление и ненасильственные правительства, описанные Лао-цзы и воплощённые Мохандасом Ганди, воцарятся повсеместно. Это и будет День Пятачка.
Прощание
Нам хотелось бы завершить всю эту даосскую Экспозицию, или Искпозицию, или что-бы-это-ни-было тремя цитатами, взятыми почти наугад оттуда-отсюда. Первая — буддистское изречение, вторая — фрагмент из письма сэра Артура Конана Дойля, а третья — наше сокращенное изложение одной из историй Ханса Кристиана Андерсена. Ну, вы понимаете: ассорти для пущей демократичности.
— Ты, кажется, очень любишь брать слова напрокат? — сказал Пятачок.
— Именно, — скорбно добавил Иа. — И никогда не возвращает их обратно.
Ну, как бы там ни было, а начнём мы с буддистского изречения:
В мире истины нет никакого Востока, никакого Запада. Где тогда Юг, где Север? Иллюзия делает мир закрытым. Просветление снимает все границы.
Теперь слово Шерлоку Холмсу, из рассказа «Морской Договор»:
«Если чему индукция подлинно необходима, так это религии, — сказал он, прислоняясь к ставням. — Логик способен поднять религию до уровня точной науки. Высшим свидетельством существования божественного Провидения, как мне кажется, являются цветы. Всё остальное — наши способности, наши желания, наша еда — это то, что необходимо нам именно для существования. Но роза — сверх того. Её цвет и запах, украшающие жизнь, не являются условием существования. Роза является просто данным нам свыше свидетельством Провидения. Потому повторю ещё раз: пока существуют цветы, у нас есть надежда.»
И наконец — наша сокращённая версия андерсеновского «Соловья»:
Император Китая любил слушать пение соловья, доставлявшее ему истинное наслаждение. Однажды ему подарили механическую птицу, покрытую золотом и осыпанную драгоценными камнями. К изумлению императора, она исполняла соловьиные трели с безупречностью часового механизма и к тому же была готова петь по первому же его желанию. Весть об этом разнеслась по всей империи, о ней узнали все — от крестьянских детей до придворных чиновников, и каждый (или почти каждый) восхищался удивительной птицей, которая пела столь безупречно, вновь и вновь повторяя свои напевы. А тем временем настоящий живой соловей, забытый всеми, улетел.
Но шло время, и механизм заводной птицы разрушился. Без песен, так когда-то его успокаивавших, император заболел. Его здоровье становилось всё хуже и хуже, и вот он уже оказался на грани смерти. И в этот момент под его окном вдруг запел вернувшийся соловей. В императоре вновь проснулось желание жить, и вскоре он поправился.
А теперь, поскольку это всё-таки его книга, появится Пятачок и исполнит всем нам ещё одну песню.
— Пятачок, ты готов?
— Да, я (ик)… кажется, да (ик!) — сказал икающий от смущения Пятачок. — Вышло что-то вроде этого…
Всех поисков суть -
Обрести Путь,
Путь, в Завтра ведущий.
Этим Путём,
Подобным воде — идём,
Природа движенью учит!
Давай оставим
Сзади все старые
Вещи, по сути — лишние,
И наши жизни
От хлама очистим,
Их посвящая высшему.
Давай внимательней,
К природе-матери
Прислушиваться, помня о бытие — не о быте,
И, может быть, снова
Обретём основы,
Нами давно забытые.
Под солнцем высоким -
Путь широкий…
Начало — здесь, под ступнями.
Никому невдомёк
Насколько далёк
Путь этой волшебной яви.
Незримый — не взглянешь,
Уходит — не схватишь -
За мыслимые все кордоны;
Пресный — безвкусен,
Течёт — без русел,
Плавной воде подобный.
Не мечтай — будь!
Избавься от пут!
Отыщи Путь.
— Просто великолепно! — сказал я. — Я знал, что ты сможешь.
— Так уже что, конец? — спросил Пятачок.
— Да, — ответил я. — Думаю, ты прав.
— Похоже, и вправду конец, — сказал Пух.
— Ага. И всё же…
— Да, Пятачок?
— Как на меня, всё это похоже ещё и на начало.
НЕ-КОНЕЦ:)

Об авторе
Бенджамин Хофф — американский (штат Орегон) писатель, фотограф, музыкант, и композитор, преисполненный великой нежности к Лесам и Медведям. И, конечно же, к Пятачкам.
Бакалавр Искусств (он полагает, что его учёная степень относится куда-нибудь к Искусству Дальнего Востока, но так вышло, что некоторое время он не вспоминал об этом, и, возможно, это уже не так), сравнительно недавно прошедший подготовку в Японии в качестве замечательного специалиста по художественной обрезке деревьев и кустарников. Теперь он пишет круглосуточно. Ну, во всяком случае — большую часть суток. Всё остальное время посвящает дaoсской йоге, тайцзицюань, трюковому запуску воздушных змеев, выстругиванию и (ай!) метанию бумерангов, а также даосскому теннису, чем бы это не оказалось на самом деле. Кроме этого любит поспать и поваляться на полу.
Он автор книг «Дао Пуха», «Дэ Пятачка», а ещё — The Singing Creek Where the Willows Grow: The Mystical Nature Diary of Opal Whiteley (все вышли в издательстве Penguin).
© Behjamin Hoff, 1992.
© Yu Kan, перевод на русский, примечания, 2002.
В настоящем переводе использованы оригинальные русскоязычные имена персонажей А. А. Милна, впервые введенные в литературный оборот первым переводчиком книг о Пухе на русский, Б. В. Заходером, а также — притчи Чжуан-цзы в переводе В. В. Малявина.
Кроме этого, выражаю искреннюю признательность Наташе и Игорю Терновским, не только ни с того ни с сего %) презентовавшим мне англоязычный двухтомник Хоффа, но и терпеливо оказывавшим любезную помощь консультациями в процессе перевода.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики