ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Были тут жаворонки, куропатки, четыре диких утки. Набражничавшись
вторично, стали они рядиться. Доктор Фауст приказал, чтобы каждый на-
дел белую рубаху, а он уже будет дальше распоряжаться.
Так и сделали. Посмотрели тут студенты друг на друга, и видит каж-
дый, будто у другого нет на плечах головы. Так и стали они ходить по
соседним домам, а люди там страх как напугались. Когда же хозяева, по-
дав им пирога, сели за стол, они снова приняли свой обычный вид, и тут
их узнали. А после этого они снова переменили образ, и оказались у них
самые настоящие ослиные головы и уши, и так они потешались до самой
полночи и тогда отправились каждый в свой дом и в этот день кончили
праздновать масленую и отправились спать.

48
О четвертом праздновании масленицы в четверг
Последняя вакханалия состоялась в четверг. Тогда как раз выпал
большой снег. Доктор Фауст был зван к студентам, и они устроили ему
добрую пирушку. Он стал показывать свое искусство и наколдовал тринад-
цать обезьян, которые явились в комнату и там чудно паясничали, как
никто еще не видал. Они прыгали друг на друга, затем взялись за лапы и
стали плясать вокруг стола хороводом, а потом выскочили в окно и про-
пали. Подали Фаусту жареную телячью голову, когда же один из студентов
хотел ее разрезать, она стала кричать человеческим голосом: "Караул!
На помощь! Ох, что ты меня тащишь!". Они очень испугались, а потом
стало им смешно, и съели они ату телячью голову. Между тем Фауст пошел
домой, пообещав еще раз вернуться. В скором времени при помощи своего
волшебства снарядил он сани. Сделаны они были наподобие дракона, на
его голове сидел сам доктор Фауст, а в середке студенты; на хвосте же
уселись четыре волшебных обезьяны, они весело паясничали, одна из них
дудела в дуду, а сани бежали сами собой, куда они только ни хотели.
Так продолжалось до самой полночи, с таким шумом и треском, что один
не слышал другого, а студентам казалось, будто несутся они по воздуху.

49
Как Фауст в Фомино воскресенье
вызвал заклинаниями Елену
В Фомино воскресенье явились опять упомянутые студенты неожиданно к
Фаусту на ужин и как любезные гости захватили с собой еду и питье.
Когда же дело дошло до вина, заговорили за столом о красивых женщинах,
и тут один из них сказал, что он ни одну женщину не желал бы так уви-
деть, как прекрасную Елену из Греции, из-за которой погиб славный го-
род Троя. Хороша, должно быть, она была, раз ее похитили у мужа и
из-за этого поднялась такая перепалка. На что доктор Фауст ответил;
"Раз уж вы так жаждете увидеть прекрасный образ царицы Елены, Менелае-
вой супруги и дочери Тиндара и Леды, сестры Кастора и Поллукса (той,
что будто была красивее всех в Греции), то я ее вам представлю, чтобы
вы собственными глазами узрели ее дух в той оболочке и в том образе,
как она была при жизни, подобно тому, как я сделал по желанию импера-
тора Карла V, показав ему Александра Великого и его супругу". Потом
Фауст наказал, чтобы ни один из них не смел говорить и не вставал
из-за стола и не позволил себе приветствовать ее, и вышел вон из ком-
наты. Когда же он снова вернулся, царица Елена следовала за ним по пя-
там, и была она так дивно хороша собой, что студенты не знали, в уме
ли они или нет, так они смутились и воспламенились. Явилась эта Елена
в драгоценном черном платье из пурпура, волосы у нее были распущены,
они чудно, прекрасно блестели как золото, такие длинные, что падали ей
до самых колен. Были у нее черные как уголь глаза, пригожее лицо,
круглая головка, губы красные как вишни, маленький рот, шея как у бе-
лого лебедя, красные щечки как розочки, необыкновенно красивое светлое
лицо, и сама она была высокая, стройная, статная, так что нельзя было
в ней найти никакого изъяна. Оглядела она всех в комнате с таким дерз-
ким и лукавым видом, что студенты распалились к ней любовью, но так
как они считали ее за духа, то пыл у них скоро остыл; Елена же тем
временем вместе с Фаустом вышла из комнаты. Когда студенты все это
увидели, стали они просить доктора Фауста, чтобы он был так любезен и
назавтра снова ее позвал, тогда они приведут с собой живописца, чтобы
написать с нее портрет, но Фауст это отклонил и сказал, что он не
всегда может тревожить ее дух. Но портрет ее он обещался доставить,
чтобы студенты смогли заказать с него копию, как это впоследствии и
случилось. Художники же разослали его в самые дальние края, потому что
очень уж прекрасен был облик этой женщины. Но кто написал эту картину
Фаусту, не могли дознаться.
А студенты, ложась в постель, не могли заснуть от этого лица и об-
раза, который они увидели воочию. Отсюда следует, что дьявол часто
воспламеняет и ослепляет людей любовью, так что они погрязают в непот-
ребной жизни, откуда вновь нелегко выбраться.

50
Об одной манипуляции,
от которой у некоего крестьянина взлетели на воздух
четыре колеса его телеги
Позвали доктора Фауста в город Брауншвейг к одному маршалку, у которо-
го была сухотка, чтобы он оказал ему помощь. А у доктора Фауста был
обычай, что он ни верхом, ни в повозке, а только пеший являлся туда,
куда его звали. Когда он подходил уже к самому городу и завидел перед
собой город, встретился ему крестьянин с четырьмя лошадьми и пустой
повозкой. Доктор Фауст обратился к этому крестьянину с добрыми слова-
ми, чтобы он пустил его сесть и довез до городских ворот, а ему этот
грубиян отказал, говоря, что он и так прекрасно дойдет. Между тем док-
тор Фауст не взаправду его попросил, он только хотел испытать его,
окажет ли тот ему одолжение. Но за такое бессердечие, обычное у мужи-
ков, отплатил ему доктор Фауст полноценной монетой. Он сказал ему: "Ты
- грубиян и грязный невежа, и раз ты поступил со мною так жестоко, как
без сомненья и с другими поступаешь и уже поступал, так у меня попла-
тишься за такие дела и все свои четыре колеса найдешь у разных ворот".
Тут подскочили колеса на воздух так; что каждое колесо надо было
искать у других ворот, а где - никто не заметил. И кони его повалились
и остались недвижимы. Крестьянин сильно испугался и решил, что это
особая ему кара божья за его поведение. Опечалившись и проливая слезы,
преклонив колена и простирая руки, стал он просить Фауста о прощении и
признал, что он вполне достоин этой кары, которая в другой раз послу-
жит ему уроком, чтобы не чинить такого вероломства. На это Фауст, видя
его смирение, сжалился над ним и ответил: пусть ни с кем больше он так
не поступает, ибо нет ничего постыднее, чем жестокосердие и вероломс-
тво, когда еще и гордыня сюда замешается; но пусть возьмет он теперь
ком земли и бросит его в лошадей; они оживут и поздоровеют, что и слу-
чилось. После того говорит он крестьянину; "Твое вероломство я не могу
оставить вовсе без наказания, и отплатится тебе полной мерой за то,
что показалось столь тяжким делом посадить человека на пустую телегу.
За это, гляди, твои колеса лежат у города, у четырех ворот, там ты их
и найдешь". Отправился туда крестьянин и нашел их, как ему доктор Фа-
уст и предсказал, с превеликим трудом и стараниями, промешкав время,
нужное ему для устройства своих дел. Так его жестокосердие на него са-
мого и обратилось,

51
О четырех волшебниках,
которые рубили друг другу головы и снова насаживали,
причем и доктор Фауст то же самое сделал
Доктор Фауст явился во время поста во Франкфурт на ярмарку, и расска-
зал ему дух его Мефостофиль, что в одной харчевне в еврейском квартале
живут четыре колдуна. Они отрубают друг другу головы и посылают их к
цирюльнику, чтобы он их побрил, и это многие люди видели. Это раздоса-
довало Фауста, который думал, что только ему одному сам черт не брат,
и отправился он туда, чтобы тоже посмотреть на это дело.
Они, колдуны эти, уже собрались у себя, чтобы рубить головы, а с
ними был цирюльник, он должен был их мыть и стричь. На столе стоял у
них стеклянный сосуд с дистиллированной водой. Тут один из них, самый
важный чародей, который был у них за палача, он уже наколдовал, чтобы
в сосуде с водой расцвела лилия, и нарек ее корнем жизни, после чего
обезглавил он первого и отдал побрить его голову, и снова насадил ее
обратно на шею; тотчас же лилия исчезла, и приросла голова на свое
место. И так же сделал он второму и третьему. Как только их лилии по-
являлись в воде, их головы брили и сажали на место. Когда же дело дош-
ло до главного чародея и палача и его лилия также распустилась и зазе-
ленела в воде, ему срубили голову. И произошло так, что его стригли и
брили в присутствии Фауста, а Фауста такое озорство за самое сердце
задело, и раздосадовало его высокомерие главаря чародеев, когда он
дерзко, смеясь и богохульствуя, дал себе отрубить голову. Тут идет
доктор Фауст к столу, где стоял сосуд с лилией, берет нож, замахивает-
ся на цветок и перерезает стебель пополам, так что никто этого не ви-
дел. Когда же заметили колдуны беду, превратилось все их искусство в
ничто, й уж не могли они прирастить своему товарищу голову. И злодей
этот должен был умереть в грехах и погибнуть, чем обычно и платит дь-
явол всем, кто ему служит, и так он с ними разделывается. И никто не
знал из чародеев, как это все случилось со срезанным стеблем, и не
могли подумать, что это сделал доктор Фауст.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики