ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А в общем - интересно. Но мне не лезет в голову подобная лирика, когда за ворот льется холодная вода.
- Бедняжка, иди ко мне, - предложила она, расстегивая пуговицы плаща.
Он понял это по-своему, плотно прижался к ней, незаметно стал оттеснять к скамейке. Она, ловко уверйувшись в сторону, толкнула Леонида от себя. Он шлепнулся на мокрые доски скамейки, беспомощно опустил вниз руки. Это рассмешило Раису. А он сидел неподвижно и рассматривал ее, словно увидел впервые. Вокруг блестели мокрые, обнаженные деревья. Где-то в отдалении завывал, набирая скорость, поздний трамвай.
- Уйди, - проговорил он тихо, но властно.
Смех неожиданно оборвался. Раиса впервые за весь вечер посмотрела на него серьезно. Такого она не слышала от Леонида никогда за все время их знакомства.
- Ты меня прогоняешь? - Губы ее застыли, брови вопросительно поднялись.
- Да, да! Мне все это надоело. Уходи! Уходи, слышишь! - повышая голос до крика, потребовал он.
Начавший было проходить под влиянием свежего холодного воздуха хмель последним всплеском ударил в голову Кольцевого. Натягивая на глаза шляпу, он еще какой-то миг видел удаляющуюся по аллее женщину в темном от дождя плаще. Он ждал, что она хоть обернется в последнюю минуту. Но этого не произошло. Не поворачивая головы, она так и исчезла за поворотом дорожки.
Будто это был не человек, а видение.
- К черту все, - рычал он, сплевывая и топая в бессилии ногами. Женщины! Вино! Выговоры родителей!
Зачем мне это нужно? Ну а сейчас назло не пойду домой, переночую на этой скамейке! - твердо решил он, ложась вверх лицом.
Несколько минут, проведенных им в одиночестве, показались часами. Холодные капли дождя неприятно лизали подбородок и шею. Он натянул плащ до самого носа, а глаза прикрыл шляпой. И в это время до его слуха донеслись чьи-то осторожные шаги. Они медленно приближались по той самой аллее, куда совсем недавно ушла Раиса. Леонид нисколько не сомневался, что это вернулась она. Такая мысль была и приятна и неприятна одновременно. Он еще не успел понять, какие чувства в нем побеждают, когда шаги послышались совсем рядом. Не открывая глаз, Леонид решил, что должен держаться избранной линии поведения до конца.
- Уходи. И вообще, чего ты от меня хочешь? Я тебя не люблю, проговорил он, открывая глаза...
Около скамейки стоял широкоплечий верзила в брезентовой куртке, с копной рыжих волос на голове. Чтобы отогнать видение, Леонид встряхнул головой:
- Бр-р...
В обмане зрения он не успел убедиться. Сильный удар обрушился на его лицо. Из-глаз брызнули тысячи искр. Расплескивая воду, покатилась по луже шляпа. Она немножко смягчила удар. Леонид не потерял сознания.
Когда он открыл глаза, верзила стоял на том же месте и не торопясь отводил назад правую руку. Кулак его был не меньше пивной кружки. Сейчас для уверенности он угостит свою жертву еще одним ударом и...
О сопротивлении нечего было и думать. Рыжий верзила играючи мог справиться с четырьмя такими Леонидами.
Страх вынуждал к немедленным действиям. Если прибегнуть к помощи рук, пожалуй, он сможет выбросить свое сухощавое тело за спинку скамейки. А там надежда на одни ноги...
Верзила стоял в самом выгодном для удара положении.
Видимо, надеясь, что жертва оглушена, он не торопился, сосредоточенно обдумывал, как действовать дальше. Леониду даже на миг показалось, что его враг что-то ищет левой рукой в своем кармане. А вдруг там нож? Времени для раздумья не оставалось. Он ухватился одной рукой за спинку скамейки и сделал молниеносный толчок ногами.
К изумлению своего противника, легко оторвался от страшного ложа, подскочил выше уровня спинки сиденья и в горизонтальном положении полетел под соседний куст.
Запоздалый удар верзилы не достиг желаемой цели. Леонид услышал стук тяжелого кулака о дерево.
Кольцовой свалился на сырую, устланную опавшими листьями зомлю и ужом скользнул прочь от злосчастной скамейки. Виляя между кустов, он побежал в глубь парка. Страх мешал ему ориентироваться: он бежал прочь от опасного места, не рискуя оглянуться назад. Наконец, когда силы иссякли, жадно глотая ртом сырой воздух, он остановился. Погони не было. Зажимая разбитый нос платком, он напрямую вышел к освещенному проспекту, перелез через железную решетку ограды и отправился в милицию.
Такую картину из путаных показаний студента нарисовал себе Бадраков.
И только когда Кольцевой поставил последнюю подпись на протоколе, старший оперуполномоченный задал первый вопрос от себя:
- Скажите, Кольцевой, когда вы вечером пришли к Раисе Сагидуплиной, то плащ сняли?
- Неужели я сяду за стол в плаще? - обиделся студент. - Конечно, снял.
- И где вы его повесили?
- Кажется... кажется... - морщил лоб Леонид, напрягая память, - - Рая его повесила за ширмой.
- До этого вы всегда его оставляли там?
- Нет. Зачем? Обычно я плащ вешал у двери на гвоздь.
- Так. А нашли ключи около той скамейки, где на вас напал неизвестный?
- Ну да, там же и лежали, где выпали из кармана, - с готовностью ответил молодой человек.
- Так прямо сверху и лежали? Может, на них кто наступил ногой и вдавил в грязь? - допытывался Бадраков.
- Их поднял старшина.
- Спасибо. У меня сегодня вопросов к вам больше не будет.
На этом первый допрос студента Кольцевого был закончен. В тот же день Бадраков собрал оперативных работников своей группы. Совместно разработали план розыска преступников и похищенного имущества. Особо отметили, что при осмотре места происшествия не обнаружено никаких следов, которые могли быть полезными при раскрытии преступления. Из этого следовал вывод, что кражу совершил не новичок, а опытный вор.
И версии. Несколько самостоятельных версий. Одна строилась на том, что преступление совершено при участии Сагидуллиной. За отработку этой версии Бадраков взялся сам.
4
Подходя к студенческому общежитию, Бадраков не мог, конечно, подумать, что копирует чей-то прием. Но если проследить его маршрут, последовательность действий, поведение, то можно найти много общего с тем, что проделала Фаина Александровна полтора месяца назад, Только он шел не просто наудачу, а с запасом необходимых сведений об обитателях флигелька Сагидуллиной и Гвоздихиной Прасковье Павловне.
И на этот раз Прасковья Павловна вязала шарф, только нитки были другого цвета. Бадраков выждал удобный момент, когда около раздевалки никого не было, и поспешил представиться. Гвоздихина при виде удостоверения в красной обложке немедленно спрятала шарф в тумбочку (не дай бог, придерутся, что вяжет в рабочее время), застегнула халат на все пуговицы, приготовилась отвечать.
- Я по поводу вашей соседки Раисы Матвеевны хотел поговорить. Поступила жалоба на ее нескромное поведение. Что вы мне на это можете сказать? равнодушно спросил Бадраков.
- Поведение ужасное, но жалоб я не писала, - ответила старуха и еще крепче впилась в него глазами.
Она понимала, с кем имеет дело. Голос ее звучал заинтересованно. Самой ей явно хотелось побольше узнать о Сагидуллиной. Бадраков, догадавшись об этом, на минуту пришел в замешательство. Он готовился не к такой беседе и представлял себе Гвоздихину словоохотливой, дажо болтливой старушкой. А гардеробщица молча ждала.
- Когда, и каким образом она поселилась с вами? - спросил он.
И тут Гвоздихина не торопилась с ответом. Можно было подумать, что она не поняла вопроса. Но, помолчав немного, заговорила:
- Весной прошлого года. Ее рекомендовал к нам на работу один знакомый нашего бывшего коменданта общежития. Раньше я его встречала в "Гастрономе"... Представительный такой, солидный мужчина...
- Кто ее посещает сейчас?
- Люди, разумеется. В большинстве случаев мужчины, а из них - чаще молодые.
- Цель их посещения? Простите, чем они у нее занимаются?
- Читают газеты, - сделав монашеское лицо, ответила Гвоздпхина. И затем, переменив тон, чуть ли не поприятельски спросила: - Скажите, сколько вам лет?
- Двадцать четыре.
- Маловато. Неужели в розыске нет людей посолиднее, чтобы заниматься такими вот "райскими птичками", вроде пашей Раечки? Я помню, до революции у меня был один знакомый сыщик, не вам чета - толстый, с пышными усами.
Бадра-ков покраснел. Но сдержался. Ничего не поделаешь. Самолюбие проявлять здесь неуместно. Может быть, от этой вот старухи зависит успех дела. Между тем гардеробщица снова замолчала. На лице ее было паписано явное разочарование.
- У солидных и дела солидные, - напомнил Бадраков.
Это заело Прасковью Павловну. Она заметно оживилась.
- Хорошо рассуждаете! На какие средства она живет? Я вот получаю пенсию и работаю вместе с ней, а на вино у меня денег нет.
- Вам лучше знать о ее жизни. Вы соседка.
- Поэтому я и говорю: не место у нас таким, как она
- Кроме ваших же студентов у нее никто не бывает?
Надежды Бадракова оправдались, - старуха разговорилась.
- В том-то и дело, что за последнее время к ней заходят не студенты, а какие-то... типа этих... ну, которых из тюрьмы выпускают.
- Уголовники?
- Во, во, они самые. Один низкого роста, такой, южных кровей человек. С бородой, но без усов. Странно?
Все время мурлычет арестантские песни. А второй - рыжий, высокий. Слышала я, как этот рыжий Робинзоном называл низкого с бородой. Имена какие-то лошадиные.
Через полчаса Бадраков уточнил до мельчайших подробностей приметы двух неизвестных мужчин, посещающих Раису. По всему было видно, что это залетные гости. В своем районе он таких не знал. У Сагидуллипой последнее место жительства ее, если верить бумагам, Казань. Вполне возможно, что гости пожаловали оттуда.
А может, и пе оттуда. Необходимо срочно навести справки. Именно сейчас, после совершения у Кольцевых кражи, Сагидуллипа попросила у коменданта три выходных для.
Дома Раиса не ночевала две ночи подряд.
- Скажите, а подруги у нее есть? - допытывался Бадраков.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики