ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Почти нет. За все время только одну девушку я и видела у нее в комнате. Наташей звать. Вроде они вместе в кружке художественной самодеятельности занимались.
Я этому не верю. Райка и художественная самодеятельность - никак не увязывается. Вот уж месяца три, как Наташа к ней не заходит. Почему - не знаю.
- Вы не знаете, где живет Наташа?
- Вот уж чего не знаю, того не скажу. Хотя постойте, может быть, вам повезло. Как-то я брала у Райки чайник с кипятком. Чтобы не обжечь руку, она мне дала старый конверт. Там есть обратный адрес, наш ленинградский. А конверт у меня на окошке валяется.
Дверь открыла девушка. Внимательные серые глаза с настороженным любопытством остановились на лице Бадракова.
- Наташа Потехина здесь живет? - спросил он, глядя мимо плеча девушки в темноту коридора.
- Я Потехипа. А вы откуда?
- Видите ли, я разыскиваю одну знакомую, Раю Сагидуллину. Сейчас ее нет дома, и я...
- Ну и ищите на здоровье, а я здесь при чем? - оборвала девушка. На ее лицо легла тень отчужденности.
Она отступила на полшага назад и решительно взялась за дверную ручку.
Бадраков понял, что если он немедленно пе предпримет никаких мер, то окажется перед закрытой дверью.
И, как знать, откроют ли ему вторично.
- Я из милиции, - заявил он таким тоном, будто предшествующего разговора не было, и вынул из кармана служебное удостоверение.
Против ожидания, девушка взяла удостоверение в руки, развернула его и принялась читать:
- "Старший лейтенант милиции Бадраков Петр Кириллович состоит в должности ст... операуполномоченного".
- Не опера, а оперуполномоченного, и не сты, а старшего, - поправил Бадраков, забирая назад удостоверение.
- Раз старший, то заходите, - пригласила Наташа смущенно. - А я, признаться, напугалась. Думала, что вы из круга ее знакомых.
- А чем опасны ее знакомые?
- Том, что я их никогда не видела.
- Неубедительно.
- Как вам угодно, так и понимайте. Но я никого из друзей Раисы не знала и не хочу знать.
В кружке художественной самодеятельности Наташа уже не занималась, хотя была в курсе дел Дома культуры. Вес новости оттуда ей сообщал знакомый молодой человек Миша Гуторин, страстный поклонник Михалкова. Он, по словам Наташи, так выразительно читал басни, что его даже приглашали в телестудию на работу.
Но Миша отказался, у него другие планы.
Как это ни странно, Сагидуллина в самом дело увлекалась пением, регулярно ходила на репетиции и не раз рыступала в клубах подшефных организаций.
- Это ее слабость, - объяснила Наташа. - Она и Сегодня вечером обязательно будет там.
- Надеюсь, вы не предупредите ос, с какой целью я к вам приходил?
- Конечно. Тем более, что она у меня не бывает, а я сейчас на репетиции не хожу. Так что не расстраивайтесь из-за этого.
- Если не секрет, почему между вами и Сагидуллиной сложились за последнее время натянутые отношения? - спросил Бадраков перед уходом.
- Как вам сказать? Причины, кажется, ничтожные.
Их, собственно, две, - медленно заговорила Наташа. - Во-первых, я совершенно случайно узнала от самой же Раисы, что она отбывала срок...
- Интересно!
- Ничего интересного. Она проговорилась как-то, что еще в колонии занималась в кружке. Да и по ее разговору я убедилась, что с тюрьмой она знакома.
Слишком часто в ее лексиконе проскальзывают блатные словечки, особенно, если она навеселе. И второе: как-то после ухода Раисы от меня наша соседка Нина Борисовна заявила, что у нее пропала кофта. Хорошая шерстяная кофта. Мы ходили к Рае, но она обиделась.
Нина Борисовна решила, что могла оставить кофту на работе. На этом дело и кончилось. Сагидуллипа больше ко мне не приходит.
- Понятно. Большое вам спасибо, - поблагодарил Бадраков.
Уже у самых дверей он обернулся и задал последний вопрос:
- На чью помощь я могу рассчитывать в Доме культуры?
Наташа посоветовала сначала зайти к администратору: он в курсе всех событий Дома культуры и является членом бригадмила. Хорошим помощником в этом деле может оказаться и Михаил Гуторин. Его легче всего найти на третьем этаже в девятнадцатой комнате. Там кружок чтецов.
Еще раз поблагодарив Наташу, Бадраков покинул квартиру. Как ни соблазнительно было сейчас же поехать в Дом культуры, он этого не сделал. Пришлось возвратиться в отдел и обстоятельно доложить начальнику о результатах работы за день.
Начальник молча выслушал доклад и согласился, что задержать Сагидуллину для допроса необходимо сегодня, прямо в Доме культуры. При этом он предупредил, что в помощь Бадракову никого из оперсостава выделить не может. Надо зайти к начальнику службы и попросить послать участкового уполномоченного или постового милиционера.
Участковых в отделе не оказалось. Зато в дежурной комнате Бадраков встретил милиционера Сватухина.
Одетый в пальто, старшина упрашивал дежурного изменить график и разрешить ему заступить на работу не в утро, а в ночную смену. Дежурный не возражал, но просил согласовать этот вопрос с командиром взвода.
Однако командир взвода уже закончил работу и ушел.
Ознакомившись с ситуацией, Бадраков взял на себя улопоты по исправлению графика и увел торжествующего Сватухина в свои кабинет. Перед выездом он долго инструктировал его, заставил прикрыть шарфом воротник мундира. Только после этой церемонии они с благословения начальника угрозыска отправились в Дом культуры.
На всякий случай Бадраков оставил старшину в фойе, а сам прошел к администратору. Там он задержался недолго. Минут через пять - не более Петр уже поднимался на третий этаж. Найти девятнадцатую комнату пе составляло труда.
Бадраков бесшумно открыл дверь. Он увидел худощавого, с цыганским лицом юношу в светлой куртке на молнии.
- Миша, а я к тебе, - запанибратски обратился Бадраков к нему.
И не успел тот сообразить, откуда бог принес приятеля, как был любезно взят под руку и оказался в коридоре. Бадраков объяснил молодому человеку, что его заставило прибегнуть к такому бесцеремонному методу знакомства, извинился и изложил цель своего визита.
Гуторин был из тех людей, которым пе надо повторять дважды. Он серьезно выслушал и правильно понял Бадракова. Даже похвалил за то, что он пе обратился к художественному руководителю певцов. Пообещав все устроить, Миша исчез за поворотом коридора. Вскоре он вернулся, но уже не один, а в сопровождении Сагидуллиной. Раскрасневшаяся после выступления, она тяжело дышала и заранее улыбалась, вероятно надеясь встретить кого-то из знакомых. Дамская сумочка, по величине похожая на хозяйственную, висела на левой руке.
Раиса проницательным взглядом смерила Бадракова и перестала улыбаться. Безусловно, она догадалась, откуда этот молодой человек, брезгливо отстранила от себя руку Миши Гуторина и остановилась.
Сейчас она лихорадочно искала выход из создавшегося положения, но не успела ничего придумать.
Бадраков опередил ее.
- Пройдемте, Раиса Матвеевна. У меня к вам срочное дело есть, обратился он к ней, как к старой знакомой.
- Куда вы меня приглашаете и кто вы такие? - спросила Сагидуллина, хотя по выражению лица было видно, что она все поняла.
- Я из уголовного розыска и приглашаю вас туда же, - пояснил он.
- Зачем, если не секрет? - попыталась улыбнуться Раиса.
Выиграть время было для нее сейчас главной задачей. Она нарочно заговорила громко, стараясь привлечь разговором посторонних, надеясь, что они в какой-то степени могут помочь ей избавиться от оперуполномоченного хотя бы на несколько секунд.
- Здесь не место для разговоров. Обо всем побеседуем у нас, решительно заявил Бадраков. - Пошли, Сагидуллгша.
Пришлось повиноваться. Она молча опустила голову и пошла впереди, медленно переставляя поги. На лестнице, когда они шли вдвоем, Раиса обернулась, сверкнула белозубой улыбкой и тихо попросила:
- Зачем нам идти в милицию? Пойдем в ресторан, поужинаем. Тогда я вам расскажу больше, чем вы ожидаете. Кстати, вы сделали большую оплошность, забирая меня отсюда, из Дома культуры. А если уж забирать, то следовало бы не меня.
Сказано это было серьезно, и Бадраков подумал, что у задержанной действительно могут быть сообщники из людей, проводящих время в Доме культуры и даже зажимающихся в кружках художественной самодеятельности. Сомневаться не приходилось в том, что Сагидуллина играла второстепенную роль в совершения преступления. Она даже могла пе принимать прямого участия в краже, а лишь способствовала ее совершению.
Знакомые же в Доме культуры у нее должны быть обязательно. Очень маловероятно, чтобы двадцатипятилетняя женщина с такой подозрительной биографией ходила сюда исключительно ради пения.
Внизу Бадраков направился прямо к Сватухину.
Подмигнул ему издали: полный, мол, порядок.
- Вот девушка, за которой мы пришли. Останешься с ней здесь, а я на минуту вернусь на третий этаж, забыл там одну вещь. Пока она оденется, я приду. Понял?
- Понял, товарищ старший лейтенант, - вытянулся Сватухин.
Обернувшись на лестничной площадке, Бадраков увидел, что старшина, следуя по пятам за Раисой, направляется к гардеробу. Не предвидел он, чем обеспокоен сегодня постовой и почему настаивал на изменении графика. Разве учтешь все мелочи...
"По инструкции действует. Тут, брат, не убежишь", - думал оперативный работник.
Надежды Бадракова установить связи Сагидуллиной среди многочисленной публики, посещающей Дом культуры, не оправдались. Дополнительные беседы с Гуторипым и художественным руководителем ничего не дали.
Если верить их словам, близких связей с молодежью Дома культуры Сагидуллина не имела. Раньше участники художественной самодеятельности замечали, что она симпатизировала бывшему худруку Саше Дыпкину, по он четыре месяца как уволен с работы и в Доме культуры не бывает. Сейчас Раиса иногда уходит домой вместе с одной девочкой, которая боится одна ездить поздно, а Раисе с ней по пути.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики