ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда и эта девочка была приглашена для беседы, Бадраков окончательно понял, что оп сбит с толку и уклонился от заданного курса.
Поблагодарив худрука, оп направился вниз. Впереди предвиделось много работы. Судя по первому заявлению Сагидуллиной, она уже кое-что может сказать по поводу кражи.
Тихо насвистывая "Школьный вальс", Бадраков перепрыгивал через две ступеньки, зарапее обдумывая план допроса задержанной.
В фойе Сватухин вышел навстречу. По удрученному виду старшины Бадраков догадался: произошло что-то неладное.
- Где Сагидуллина? - беспокойно обегая глазами фойе, чуть не закричал он.
- Пошла наверх. У нее номерка от пальто не оказалось, - неуверенно ответил старшина.
- И ты отпустил ее одну?
- А куда она денется...
Слушать дальше Бадраков не стал. Он стремглав бросился назад. Широченными шагами прыгая по лестнице, он мгновенно оказался на третьем этаже.
Рванул дверь комнаты худрука. Тот в это время старательно раскуривал трубку и был удивлен, видя в третий раз за вечер Бадракова. Вдвоем они обошли все комнаты, занятые под репетиции, по Сагидуллину никто не видел.
- Есть у вас другой выход? - поинтересовался Бадраков.
- Есть, но он закрыт на замок, - спокойно сообщил худрук.
- Покажите мне его сейчас же!
Они торопливо поднялись на четвертый этаж. Художественный руководитель первым подошел к двори в конце коридора и взялся за ручку. Дверь оказалась открытой...
5
Вокзал затих в хмурых предутренних сумерках.
Электрички стоят на запасных путях. По расписанию первый пассажирский поезд должен отправиться через два часа. Его еще не подали к платформе. Утомленные дорожными заботами пассажиры дремлют на деревянных диванах, стульях, подоконниках и даже на своих чемоданах.
По залу ожидания прошел дежурный милиционер, сонными глазами скользнул по мешкам, сумкам и чемоданам.
В пять часов, когда из тумана выполз пассажирский состав и медленно придвинулся к платформе, люди начали просыпаться. Они потянулись к поезду из всех дверей вокзала. У входов в вагоны образовались небольшие очереди. Трое подвыпивших моряков нетерпеливо стучали по металлической обшивке вагона, вызывая проводницу.
- Чего ломитесь? - послышался из-за двери грубый женский голос. Уборка еще не закончена.
- Дорогуша, нельзя ли побыстрее открыть? Мы вам поможем убираться, настойчиво попросил один из них.
По платформе прошла молодая женщина в плаще и светлой нейлоновой косынке. Она приостановилась, с любопытством посмотрела на моряков.
- А вот и наша провожатая прибыла, - радостно сообщил другой, подмигивая женщине. - Верно я говорю, курносая?
- Провожатая, да не ваша, - ответила она, заигрывая.
- Не жди, твой передумал сегодня ехать, - бесцеремонно переходя на "ты", уверял матрос. - Давай в пашу компанию для украшения.
- Какая ж компания - вы уезжаете, а я остаюсь.
- Вот и чудесно. Мы только провожаем одного товарища. - Матрос кивнул в сторону своего соседа.
- Тогда не все пропало. Есть шансы встретиться, - улыбнулась она.
Женщина прошла по всей платформе, миновала лениво посапывающий паровоз и спустилась вниз по широкой железобетонной лестнице. За углом пристанционной постройки раздался осторожный свист. Женщина направилась туда.
- Вот и Раюха притопала, - послышался из кустов грубоватый хриплый голос. Даже не видя человека, можно было определить: либо он простужен, либо пропойца, а может, то и другое вместе.
Мужчина лет тридцати вышел навстречу. Был он коренаст и широкоплеч, с длинными руками. Одет в серый стеганый ватник, черные брюки. На ногах хромовые сапоги. На голове серенькая кепка с малюсеньким козырьком. Черная борода-шотландка обрамляла смуглое лицо.
У края дорожки женщина остановилась, тщательно рассматривая приближающегося. Прежде чем отпетить на приветствие, она слегка поморщилась, выставляя вперед нижнюю губу. Жест этот выражал если не осуждение, то пренебрежение. Бородатый это понял.
- Что фыркаешь? - спросил он, оглядываясь.
- Головной убор тебе сменить надо. Разве это шапка? За километр блатным пахнет. Да и не в моде они давно...
- Ну-ну-ну! - обиделся мужчина. - Ты, Раюха, полегче на поворотах. Подумаешь, без году неделя живет в Питере, а культуры нахваталась, как собака блох. Без тебя знаю, что мне надо, - и уже полушепотом спросил: Как там горизонт, чист? Легавых нема?
- Один на весь вокзал, да и тот заперся в конуру.
- А тихари?
- Здесь вроде не видно... Да разве их рассмотришь? Вчера вечером меня заштопорили в Доме культуры. Насилу вырвалась. Решила ехать с тобой, другого выхода не вижу. Взяла билет и на себя.
Он с недоверием посмотрел на Раису, нахмурился.
Затем нервно размял в пальцах папиросу и бросил под ноги. Ядовитая улыбочка отразилась на широких губах.
- Допрыгалась, значит. И модный плащ, и нейлоновая косынка не помогли, а еще на мою шапку киваешь. Я-то дело знаю туго. Воробей стреляный, на мякине не проведешь. А как же твои личные вещи? Или опять на мою шею сесть думаешь? - спохватился он.
- Пока все наоборот: ты сидишь на моей шее, - спокойно ответила Раиса. - А допрыгались мы вдвоем, а не я одна.
Мужчина отмахнулся, молча осмотрелся. Ничего подозрительного поблизости не заметил. На путях пыхтел паровоз, сонно переговаривались пассажиры, началась посадка. И все-таки оп не решился идти сразу в вагон: послал Раису на разведку, а сам предусмотрительно шмыгнул за угол сарая. Там у кучи старых шпал лежали два объемистых чемодана. Высокий парень в шахтерской брезентовой куртке стоял рядом. На его рыжей густой шевелюре поблескивали мелкие капельки дождя.
Казалось, рыжего ничто не беспокоит. Он равнодушно жевал жесткий стебелек. Но когда обладатель шотландки подошел к нему вплотную, парень живо поинтересовался:
- Ну как Ранетка? Все устроила для отъезда?
- Даже больше чем надо. Она вчера влипла где-то в культурном доме. Едет теперь со мной. Вот так, друг Шкалик! Сплошное невезенье. Ну где я мог посеять "керогаз"? Неужели его подлец Дельфин увел? - сокрушался бородатый.
- Теперь уж не до этого. Езжай, отлежись недельку. "Керогаз" - дерьмо, добудем. А то, знаешь, как Тарас Бульба: погонишься за люлькой, а потеряешь жизнь.
- Что за Бульба?
- Удалой казак был. Он бы ушел, да обронил люльку, ну, трубку, понимаешь? Повернулся, начал искать. Тут его и накрыли...
- Ух, гады легавые! Всегда подберут момент.
Рыжий верзила улыбнулся, но не стал разъяснять, кто такой Тарас Бульба. Он посмотрел на часы. До отхода поезда оставались считанные минуты.
- Пора, - кивнул он бородатому и первым взялся за чемодан.
Человек в ватнике последовал его примеру. Когда они вышли из своего укрытия, около поезда толпились только провожающие. Все пассажиры успели запять свои места. Раиса стояла у третьего вагона, успокаивающе помахивая рукой. Значит, опасности не предвиделось.
- Ты вот что, Шкалик, - торопливо, на ходу обращался к рыжему человек с бородой. - Пока я буду налаживать ксиву, не дремли. Во-первых, нам "керогаз" потребуется вот так. - Он свободной левой рукой коснулся горла. - И обязательно сдай на права шофера.
Или хотя бы научись мало-мальски управлять автомобилем, понял? И мы тогда заживем, будь уверен.
- Чего же не понять? Постараюсь все сделать.
Мпе самому без специальности, браток, труба. Сам видишь, - спокойно соглашался Шкалик.
- Ну вот и хорошо, что ты такой понятливый.
Действуй. А если что - мы друг друга не знаем, петришь? С этим и будь здоров!
Коренастый послал воздушный поцелуй своему приятелю, взял от него второй чемодан и поспешил к своему вагону. Рыжий медленно продвигался следом за ним.
Поравнявшись с третьим вагоном, он увидел уже в окне улыбающиеся лица Раисы и своего бородатого приятеля.
Слегка приподнимая руку, он помахал им и направился к вокзалу. Никто не услышал, как он сказал при этом:
- Будь здоров, Ромка Робинзон. Живи не кашляй.
Старые полуосвещенные вагоны поскрипывали на ходу. Пассажиров в поезде было мало. Многие из них постарались использовать свободные места ложились на жесткие скамейки и полки и досыпали. Некоторые, кутаясь в воротники, дремали сидя. Но Робинзон не думал об отдыхе. Оп любезно переговорил с проводницей, подмигнул сидевшей в углу купе Раисе и, пошатываясь, пошел в соседний вагон.
В поезде ехали в основном женщины с детьми, старики, изредка попадались военные. Эти пассажиры не очень интересовали Робинзона. Лишь в шестом вагоне он приостановился на несколько секунд. На сродней полке, свесив вниз испещренную татуировкой руку, беспечно спал матрос. У изголовья стоял чемодан в черном чехле. На нем лежал бушлат. Осмотревшись по сторонам, Робинзон проворно ступил ногой на свободное нижнее сиденье и прощупал бушлат. Карманы были пусты.
Тогда он небрежно толкнул в руку спящего. Матрос продолжал спать крепким сном. Робинзон спустился вниз и пошел дальше по проходу.
Вернулся он к Раисе через полчаса заметно успокоенный, даже повеселевший. Бывают люди, к которым приходит настроение от одной езды. Но Раиса знала и другую его черту. К Робинзону приходило настроение, когда дела спорились. Угадывая ее мысли, он шепнул:
- Удача нас ждет впереди!
- У цыганки гадал? Расскажи что-нибудь поинтереснее.
- Интереснее? Можно. Вот, слушай. Сидел со мной на Колыме один ростовский вор. Тарасом звали, а фамилия Бульба. Он мне рассказывал, как нелепо погорел.
Засекли его легавые на деле. Ну, он парень не промах был. Легонько обвел их вокруг пальца и улизнул. Уже на свободе был, как вдруг заметил, что обронил свою трубку. А трубка, видать, дорогая была. Он нагнулся, ищет в траве ее. И доискался... Насели на него сзади, схватили и повязали. Очень хороший был парень, но жадность погубила. Потому я и наплевал на свой "керогаз"...
- Поздравляю, - улыбнулась Раиса.
- С чем? - не понял Робинзон.
- Ты начал интересоваться книгами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики