ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Н-нет, но мне казалось, ты не сможешь понять мои страхи.
– Или твои постоянные обманы? – Он покачал головой и открыл дверь. – В таком случае, дорогая, ты сильно сглупила.
Мысли мешались в голове Миллисенты, действительность стала похожа на страшный сон. Она подняла глаза на мужа: его испепеляющий взгляд ясно давал понять, что он все равно бы ей не поверил.
– Что ты намерен делать? – спросила Милли убитым тоном.
– Я ухожу.
– А когда вернешься?
– Понятия не имею, – резко бросил Джанферро. – И даже если бы знал, тебя это больше не касается.
– Пожалуйста, не делай этого, не вычеркивай меня из своей жизни.
Муж обернулся к ней с высокомерным удивлением.
– И ты еще смеешь просить меня об этом? Неожиданно ей представились осенние листья, которые уносит быстрым речным течением неизвестно куда. Их семейная жизнь напоминала теперь те листья, и они оба не могли – или не хотели – изменить ситуацию.
– Ты как-то предложил, чтобы я съездила в Англию на время, – напомнила Миллисента.
– Что, соскучилась по дому? – язвительно бросил супруг.
Это окончательно выбило почву у нее из-под ног.
– Да, немного, – тихо ответила она, пытаясь сохранить лицо и не завершать разговор бурным скандалом, который всю жизнь будет омрачать память об их разрыве. – Можно мне поехать?
Милли молилась про себя, чтобы он сменил гнев на милость или даже попытался отговорить ее.
Джанферро пристально смотрел на жену. Внешне она была все той же трогательной девочкой – длинные белокурые волосы, прекрасные синие глаза и мягкая атласная кожа. Но зато внутренне перед ним была совершенно взрослая женщина, уверенная в себе, в собственной сексуальной привлекательности, и именно он научил ее этому. Милли превратилась в первоклассную любовницу и до недавнего времени казалась ему идеальной женой.
Сможет ли он вновь поверить ей? Ведь проблема была не только в нежелании иметь детей. Похоже, сам образ жизни во дворце не устраивал Миллисенту, просто она не знала об этом до брака. В таком случае рождение ребенка лишь еще больше осложнило бы ситуацию.
Осознание тяжести проблемы отозвалось темной, гнетущей болью в душе мужчины, которая сменилась такой знакомой пустотой одиночества.
– Я попрошу Алессо организовать рейс как можно быстрее, – произнес король.
Гнев уступил место усталости, поэтому голос его звучал слабо и безжизненно. Последнее, что увидела Миллисента, были поникшие плечи мужа, когда он молча покинул комнату.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
Милли смотрела на знакомый зеленый пейзаж за окном, омытый дождем. Изображение расплывалось от слез, что застилали ей глаза.
– Здесь все по-прежнему, – произнесла она надломленным голосом. – Ничего не изменилось.
– Зато ты изменилась так, что и не узнать, – ответила Лулу, стоявшая сзади.
– В самом деле? – Миллисента была так удивлена, что даже на мгновение забыла свою гнетущую боль, которая не покидала ее с момента приезда в родной дом. – Но мое лицо, волосы – все прежнее. Правда, платье стало дороже, и я немного сбросила вес.
– Возможно, замужество и статус королевы изменили тебя сильнее, чем ты думаешь. О, Милли, не надо! Не начинай снова плакать.
Но сдержать слезы было уже невозможно. Милли слишком долго скрывала свои чувства, чтобы слуги ничего не заподозрили, но здесь, в знакомой обстановке, дала волю своему горю.
– Я не понимаю, в чем проблема, – продолжала Лулу, с недоумением глядя на сестру. – Да, ты не сказала ему, что принимаешь таблетки, так что из этого?
Милли закусила губу. Она надеялась, что, приехав домой, сможет взглянуть на ситуацию со стороны. Но оказалось, что на расстоянии стала только еще больше видна серьезность ее проступка. И дело было не только в пилюлях – она лишилась драгоценного доверия, которым ее муж жаловал лишь избранных.
– Я не знаю, что делать! – прошептала Милли убитым голосом.
– Для начала перестань плакать! Успокойся, сделай глубокий вдох. Это еще не конец света.
– А вдруг это конец моего брака?
Лулу прищурилась.
– Тебя это так сильно волнует?
– Конечно, а как же!
– Привыкла к титулу королевы?
– Да нет же, какая ты глупая, ведь я люблю его!
Старшая сестра минуту молчала.
– Ну и слава богу. Я просто хотела проверить. Теперь ясно, что тебе есть за что бороться.
– Но вдруг Джанферро не хочет, чтобы за него боролись?
– А ты уж и руки сложила! Что произошло с прежней Милли, которая никогда не сдается? Вспомни, сколько раз ты падала с лошади – и снова садилась в седло.
Миллисента понимала, что сестра права. Пусть даже муж решил, что они теперь чужие, шанс на примирение еще остается, и его нельзя упускать.
– Я вернусь на Мардивино и попробую все уладить. Ведь он вряд ли приедет сюда ко мне.
– Еще бы! Королям не положено сваливаться как снег на голову!
Если бы он захотел, то мог сделать даже это, подумала Милли. Она почувствовала, как сердце сжалось, словно в ледяных тисках. Нужно срочно выяснить, что ожидает ее – ведь от неизвестности становится только хуже.
За ту неделю, что юная королева провела в Англии, муж ни разу не позвонил и не написал ни строчки. Миллисента раздражалась по любому поводу. В таком состоянии лететь обратно спецрейсом мардивинской авиакомпании, видеть вокруг себя вездесущих папарацци было невыносимо. Хотелось спрятаться ото всех, и от газетчиков в первую очередь. К тому же нужно тщательно продумать гардероб, ведь даже платье свободного покроя на ней могло стать основанием для сплетни, будто она беременна.
Милли позвонила во дворец, но ни муж, ни Алессо не ответили. Последнего удалось застать только на мобильном.
– А где Джанферро? – осторожно поинтересовалась девушка.
– Он открывает новую больницу.
– Понятно… Я хотела бы вернуться домой. – Она поймала себя на том, что уже не называет Англию своим домом – раньше такое открытие стало бы еще одним плюсом семейной жизни, но сейчас оно отдавало горечью поражения. – Вы можете организовать для меня спецрейс, Алессо?
– Конечно, Ваше Величество.
– Да, и еще. Передайте королю, что я звонила и завтра вечером буду дома.
– Разумеется, Ваше Величество.
Пока горничная укладывала ее вещи, обе сестры отправились в конюшню посмотреть на новорожденного жеребенка.
– Ты скучаешь по Англии? – неожиданно спросила Лулу на обратном пути.
Поля посвежели после дождя, солнце вышло из-за облаков и ярко светило, отражаясь в каждой капле на траве. Милли закрыла глаза и глубоко вдохнула влажный воздух, пытаясь мысленно вернуться в детство и одновременно чувствуя, как все изменилось, включая ее саму.
– Иногда, – ответила она.
– И по нашей английской погоде? – лукаво подмигнула сестра.
– Только не по ней.
– Тогда по чему же?
– Мне не хватает свободы. Да, свободы сделать что-то, не заглянув предварительно в ежедневник. Возможности гулять одной и знать, что за тобой не следует по пятам телохранитель в пуленепробиваемом жилете. Но королевская жизнь сложна, и я знала, на что иду, когда давала согласие Джанферро.
Частный самолет приземлился в аэропорту Соладжоя на следующий день. Милли выглядывала из окна, надеясь, что Джанферро придет встречать. Но ни его, ни даже Алессо не было видно, лишь пара министров приветствовали прибывшую королеву. Конечно, она не ожидала пышной церемонии, но рассчитывала хотя бы на небольшой знак внимания. Неужели ей хотят дать почувствовать перемену положения?
Всю обратную дорогу тревога лишь нарастала, и приезд во дворец не принес радостных новостей. Короля не было на месте, и он даже не оставил записки.
Милли сбросила туфли и оглядела свои пустые комнаты. На столах нет цветов, жалюзи опущены, словно здесь больше никто не живет. Подняв их, Милли впустила в спальню солнечный свет.
– Известно ли, когда король вернется, Флавия? – спросила она горничную.
– Нет, Ваше Величество.
Звонок на мобильный также мало что дал. Трубку, как обычно, снял Алессо.
– Хорошо долетели, Ваше Величество? – спросил он.
– Да, спасибо, – торопливо ответила Миллисента. – Где вы находитесь?
– В Солорока – сегодня, как вы помните, годовщина открытия галереи Хуана Лопеса.
– Джанферро с вами?
– К сожалению, нет. Он повез на морскую прогулку испанскую делегацию.
– А во сколько ожидается его возвращение? – спросила Милли, нахмурившись.
Последовала короткая пауза.
– После должен быть прием, который вряд ли окончится до полуночи. Король велел передать, что может вернуться поздно и вам не стоит его ждать.
Она хотела задать еще множество вопросов, но не рискнула. Алессо было известно не хуже, чем самой королеве, что Джанферро может покинуть любой прием в то время, когда сам пожелает. И если после недельного отсутствия жены он не стремится поскорее увидеть ее, на то должны быть свои причины.
Значит, король давал понять своей юной супруге, что их короткий брак распался. Но она не собиралась покорно принимать удар судьбы.
Милли взглянула на себя в зеркало. Хмурое выражение лица сменилось яростной решимостью, которая отражалась и в блеске глаз, и в вызывающе вздернутом подбородке. Она знала ахиллесову пяту мужа – его непоколебимое чувство долга. Что бы он ни испытывал к своей супруге, официально брак не будет расторгнут. Милли как раз это и было нужно, но не только ради соблюдения приличий. Любовь к мужу пылала в ее сердце с новой силой, и нельзя было позволить одной глупой ошибке разрушить их счастье.
Приняв пенную ванну, Милли вытерлась и смазала тело ароматным лосьоном. Затем выбрала самое красивое белье, а сверху надела лимонно-желтое шелковое платье простого фасона и подобрала волосы французским узлом.
Теперь предстояло самое сложное – уговорить телохранителя позволить ей ехать одной и никому не сообщать об этом.
– Вы можете следовать за мной, – пояснила Миллисента, видя обеспокоенность охранника. – Просто мне хочется сделать сюрприз мужу!
Очаровательная улыбка в сочетании с приказом королевы быстро решили дело. В другое время Милли была бы счастлива от осознания собственной свободы за рулем маленького автомобиля, который взбирался по горному серпантину в пригороде столицы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики