ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Хотя, может, это и к лучшему: в ее душе, как на чистой грифельной доске, Джанферро мог написать то, что захочет. Милли была чиста и невинна, у нее не было постыдных тайн, внезапное разоблачение которых могло бы омрачить их совместное будущее. Ее не испугают ни холодность, ни отчужденность мужа. Милли чувствовала уверенность, что сумеет найти способ преодолеть любые препятствия. И если на узкой дорожке их семейного, счастья попадется камень, она просто перешагнет – и пойдет дальше!
Миллисента улыбнулась собственным мыслям и с удовольствием огляделась кругом. Роскошная спальня молодоженов была уставлена розами и лилиями в драгоценных вазах, чей восхитительный аромат наполнял воздух.
– Так-то лучше, – произнес принц, с одобрением глядя на молодую жену. В это время слуга закончил разбирать чемоданы и тихо вышел из комнаты. На губах Джанферро заиграла лукавая улыбка. – Чем бы ты хотела заняться теперь? – вкрадчивым тоном спросил он.
Милли залилась румянцем, не смея признаться вслух, что больше всего на свете мечтает вновь оказаться в его объятиях. К тому же он знала, что в любую минуту может войти другой слуга, или неожиданно выяснится, что дворцовый этикет требует их присутствия где-то еще.
– Не имею ни малейшего понятия.
Джанферро взял ее за плечи. В его темных бархатных глазах поблескивали игривые огоньки.
– Ты в самом деле не знаешь? Милли, я смертельно разочарован! – Он медленно нагнулся и нежно коснулся ее губ, даря красавице легкий, почти воздушный поцелуй.
У Милли перехватило дыхание от восторга.
– О, да, да. Как долго я ждала!
Она прильнула к любимому всем телом, блаженно закрыла глаза и позволила себе раствориться в собственных ощущениях.
– Может быть, закроем ставни?
От неожиданности Миллисента снова открыла глаза.
– Но… как же твои охранники? Ты думаешь, они не догадаются, чем мы занимаемся?
Джанферро любовно провел рукой по ее белокурым волосам.
– Для того чтобы обеспечить мне защиту от внешней угрозы, охранники всегда должны быть поблизости, – терпеливо стал объяснять он. – Но, с другой стороны, их статус предполагает знание этикета и умение прикинуться глухонемыми, если это необходимо. Мы не можем себе позволить то, что нормально для других молодоженов – например, заниматься любовью под шум волн на каком-нибудь пустынном пляже. – Джанферро улыбнулся, поймав испуганный взгляд Милли. – Зато мы можем воплотить в жизнь любую фантазию, осуществимую в пределах нашей спальни. Я надеюсь, что смогу унести тебя в заоблачные дали, не переступая порога этого дома.
Его обещание, словно взмах волшебной палочки, пробудили самые смелые мечты, которые не оставляли Милли с момента их первого поцелуя в конюшне.
– Ты научишь меня этому?
Никогда в жизни разговор с женщиной не заводил его сильнее, чем этот невинный вопрос. Джанферро почувствовал, как возбуждение нарастает внутри, заставляя сердце чаще биться.
– О, да, – прошептал он, пропуская пальцы сквозь шелковые золотистые локоны. – К концу нашего медового месяца, Милли, ты будешь знать больше, чем самая опытная парижская куртизанка.
Бывали моменты – как теперь, например, – когда слова любимого пугали Миллисенту. В них слышался скрытый намек на его бурное прошлое и ее собственную неискушенность. Она понимала, что нельзя изображать из себя маленького послушного щенка в руках умелого дрессировщика.
– Довольно разговоров, – настойчиво произнесла девушка. – Лучше поцелуй меня. И обними покрепче.
Контраст между неопытностью возлюбленной и ее страстностью возбуждал Джанферро невероятным образом. Слегка наклонив голову, он прильнул к губам Милли долгим поцелуем, о котором так давно мечтал.
Губы Милли сами раскрылись под мощным напором, как цветок под лучами солнца, а нежный маленький язычок неосознанно пустился в захватывающее путешествие по ранее запретной территории.
Джанферро осторожно скользнул ладонями по груди девушки, чувствуя, как мягкие купола мгновенно напряглись, а соски заострились. Он стал поглаживать эти трепещущие кончики сквозь ткань платья. Ее робкие стоны наслаждения ласкали слух лучше самой – прекрасной музыки, поэтому принцу стоило немало усилий, чтобы удержаться и не сорвать платье с возлюбленной. Но он вовремя остановил себя. Первый раз особенно важен – ведь именно тогда закладывается отношение к сексу на всю жизнь. Они оба так долго ждали, их терпение заслуживает более высокой награды, чем можно получить теперь.
Принц провел ладонями по узким бедрам Милли. Она вздрогнула, и это заставило его улыбнуться ленивой улыбкой привыкшего к победам сексуального хищника.
А Миллисента уже не могла ни говорить, ни даже думать: ее сердце бешено стучало в груди, а тело готово было расплавиться от неописуемого, ни с чем не сравнимого восторга.
Уверенным, привычным движением Джанферро снял с любимой нежно-розовый наряд и отбросил его в сторону. Затем отодвинулся немного назад и смерил ее оценивающим взглядом знатока, осматривающего дорогую картину.
Оставшись в одном полупрозрачном кружевном белье, Милли, к собственному удивлению, не испытала ни малейшего стыда. Напротив, глядя в потемневшие от страсти глаза мужа, она почувствовала неведомое ранее наслаждение своею властью над ним.
Когда-то давно инстинкт помог Миллисенте стать бесстрашной и опытной наездницей – теперь ей предстояло также интуитивно научиться искусству любви. Она приподняла волосы с обеих сторон, словно собирая копны золотистой пшеницы, при этом слегка качнула бедрами и расправила плечи, отчего грудь в кружевах бюстгальтера стала еще более соблазнительной. Джанферро судорожно выдохнул:
– Ты прекрасна. Такая невинная – о чем еще может мечтать мужчина?
Милли постаралась отбросить неприятную мысль о том, что невинность – ее единственное достоинство, заставляющее карие глаза мужа загораться страстным огнем. Заявить о себе как о самостоятельной личности можно будет и позже, а пока предстояло справиться с упрямыми пуговицами на его рубашке.
Никогда в жизни не видела Милли такого роскошного мужского торса: нежная оливковая кожа, покрытая темными волосками, упруго обтягивала крепкие стальные мышцы. Девушка осторожно коснулась пальчиком сосков на мощной груди и подняла взгляд.
– Пойдем, – хрипло произнес Джанферро. – Я больше не могу ждать.
Он подхватил любимую на руки и перенес на широкую кровать, после чего скинул с себя расстегнутую рубашку, обнажив широкие плечи. С замиранием сердца Милли следила за тем, как муж взялся за молнию на брюках. На мгновение она даже зажмурилась.
– Посмотри на меня, дорогая, – мягко, но настойчиво произнес Джанферро. – Не бойся того, что увидишь: ведь ты знаешь, что мужчина и женщина созданы друг для друга. Все будет хорошо, – добавил он с легкой иронией, – поскольку я так приказываю, а ты должна во всем меня слушаться!
Миллисента рассмеялась, и муж привлек ее в свои объятия:
– Вот так-то лучше. Нам некуда спешить. Теперь время работает на нас, моя дорогая.
Джанферро не привык сдерживать себя в спальне, ведь всю жизнь женщины стремились исполнить любой его каприз, привлеченные красотой мускулистого тела и престижным званием любовницы принца.
Но с Миллисентой все оказалось иначе. Она была его женой и – девственницей. С ней необходимо быть очень осторожным, чтобы не обидеть, не разочаровать юную прелестницу.
Милли ждала, что вот-вот все произойдет… Но муж снова начал целовать ее, заставляя тревоги и опасения раствориться в этих страстных ласках. Девушка трепетала от малейшего прикосновения: Джанферро, как художник, рисовал красками страсти на холсте ее тела, избегая лишь одного места, где она больше всего ожидала движения его «кисти».
Она осторожно провела рукой по шелковистой коже любимого, ощутила стальную упругость крепких мышц, скользнула ниже и – остановилась, не решаясь коснуться горячей, пульсирующей плоти.
Джанферро улыбнулся и слегка отстранился от нее:
– Все в порядке, Милли, я и сам не хотел, чтобы ты ласкала меня там.
То, что он догадался, сбило ее с толку.
– Не хочешь?
– Если ты продолжишь игру, мне не удастся распробовать тебя по-настоящему.
– Но ведь я – не бифштекс на твоей тарелке, чтобы меня пробовать! – возмутилась она.
– Вот здесь ты не совсем права.
У Джанферро было сильное желание доказать любимой прямо сейчас, как сильно она ошибается. Но голос опыта подсказывал, что первый раз должен быть достаточно простым, чтобы потом, постепенно, раскрывать перед юной красавицей все изыски сексуальной игры.
Миллисента таяла и извивалась в его объятиях. Казалось, еще немного, и она не выдержит этой сладкой пытки. Словно сжалившись над ней, он снял с нее кружевное белье и коснулся стройных бедер, вырвав у Милли возглас восторга. Через мгновение Джанферро – уже обнаженный – сжимал в объятиях трепещущую красавицу. Слияние тел в единое целое заставило обоих сладко вскрикнуть. Но самым удивительным был их поцелуй – глубокий, проникающий, необыкновенно интимный, словно они действительно слились в одно единое существо.
Пристально вглядываясь в лицо юной супруги, Джанферро начал медленные ритмичные движения.
– Тебе не больно, дорогая?
Ответом ему была счастливая улыбка:
– О, нет, нисколько! Мне так… хорошо!
После этого никакие слова уже не были нужны: их тела двигались в едином прекрасном ритме, унося обоих в головокружительные дали. Милли чувствовала, что с каждым мгновением приближается к какому-то новому, неведомому ранее наслаждению, а Джанферро словно дразнил ее, то усиливая напор, то ослабляя. И когда до вершины оставался один-единственный шаг, Миллисента услышала голос любимого:
– Расслабься, дай волю чувствам.
В следующий миг ее закружил восхитительный водоворот, за спиной словно выросли крылья, а эмоции рвались наружу смехом, криками и радостным возгласом: «Джанферро!» Тот замер, наблюдая проявление неподдельного восторга Милли, а затем продолжил ритмичные движения. Глаза красавицы открылись, во взгляде мужа она прочла нечто такое, что заставило ее обхватить бедра любимого руками и крепче прижаться к нему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики