ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но сейчас страх сковывал сердце, от волнения пересохли губы, но она продолжала вести машину вверх по склону, следуя дорожным указателям. Джанферро рассказывал, что когда-то к Солорока вела узкая тропинка, но после открытия музея знаменитого художника эту тихую деревушку заполонили туристы со всего света.
У въезда в Солорока Милли позвонила Алессо.
– Я всего в паре сотен метров от вас. Можно сделать так, чтобы я попала на прием, но Джанферро не знал об этом?
Последовала пауза.
– Будет сделано, Ваше Величество.
Конечно, большинство присутствующих узнали бы королеву, но кто-то мог принять ее за незваную гостью, что вызовет суматоху и испортит сюрприз. А Миллисенте важна была первая, инстинктивная реакция мужа на ее появление. Даже мимолетная радость во взгляде означала бы, что не все потеряно.
При ее появлении все охранники кланялись – должно быть, Алессо предупредил их.
Миллисента обвела взглядом зал с высоким куполом и белыми стенами, увешанными яркими полотнами мастера, и вдруг увидела Джанферро. В элегантном темном костюме он выглядел очень официальным… и чужим. Все собравшиеся внимательно слушали короля, и даже если бы он неудачно пошутил, подумала Милли, в ответ раздался бы грохот смеха.
Настал решающий момент. Миллисента велела себе не заходить слишком далеко, попытка примирения не должна означать потерю собственного достоинства, иначе ей никогда уже не вернуть уважения мужа. Разлад в королевской семье можно было устранить лишь путем взаимного компромисса.
Посол Испании хвалил Джанферро за то, как трепетно в Мардивино относятся к искусству. Неожиданно шепоток пролетел по залу, и многие обернулись в сторону двери. Король недовольно нахмурился, недоумевая, кто мог отвлечь внимание от его особы. И тут он заметил свою юную супругу.
Ее глаза сияли, на плотно сжатых губах готова была заиграть улыбка радости от встречи с ним.
Гости вновь повернулись к Джанферро, пытаясь угадать его реакцию на внезапное появление Миллисенты. Ведь королевским особам не пристало сваливаться как снег на голову.
Милли приблизилась к мужу и тихо произнесла:
– Ваше Величество.
На ее щеках играл румянец, а опущенные веки скрывали сияние глаз цвета сапфира. И, впервые в жизни нарушив протокол, король наклонился к самому уху жены и прошептал:
– Что ты себе позволяешь?
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
При виде холодного взгляда Джанферро у Милли закружилась голова. Сердце билось так сильно, что, казалось, это слышат все вокруг. Невероятным усилием воли ей удалось сохранить улыбку на губах.
– Ты не рад видеть меня, Джанферро?
– Удивлен, – пробормотал он, дежурно улыбаясь и беря ее под руку.
Его красавице жене, грациозно вплывшей в зал, удалось то, что не получалось больше ни у кого – застать короля врасплох. Джанферро чувствовал себя Самсоном, доверившимся прекрасной женщине и потерявшим свою силу. Разве не обещал он себе тысячу раз, что никогда больше не поддастся на ее хитрые уловки.
– Мы поговорим наедине, дорогая, – сообщил он. – Но сначала мне нужно попрощаться.
Несмотря на мягкость тона, Милли поняла, что это приказ, а недобрый блеск в глазах мужа заставил ее насторожиться.
– Что я должна делать?
В ту же секунду рядом возник Алессо. Король что-то быстро и с негодованием проговорил ему по-итальянски, после чего повернулся к жене.
– Поезжай с Алессо и жди меня, – велел он Миллисенте, без труда перейдя на английский, и пояснил ледяным тоном: – Если соблюдать все формальности протокола, ситуация еще больше осложнится. По крайней мере, теперь испанский посол точно будет знать, что в нашей семье кризис.
Неужели все так плохо? – спрашивала себя Милли, выходя вслед за королевским помощником из зала и улыбаясь людям, которые кланялись ей. Похоже, к тому моменту, когда они с Джанферро останутся наедине, придворные юристы уже подготовят официальные бумаги на развод.
В коридоре она заметила печальное выражение лица Алессо.
– Я втянула вас в неприятности?
– Король не доволен.
Милли закусила губу.
– Я очень сожалею, Алессо.
Тот покачал головой.
– Ничего. Просто мне больно видеть короля таким расстроенным. Он не может управлять страной, имея столько собственных проблем.
– Как он жил без меня? – осторожно спросила Милли.
– Ему было тоскливо.
– Есть ли какое-то неприметное место, куда можно поехать?
– Да, все уже устроено. У супругов Качьяторе есть дом на побережье. Король отвезет вас туда. Там никого нет, и…
Но в эту минуту сам Джанферро вышел в сопровождении дипломатов и слуг. В его взгляде на Милли промелькнуло едва уловимое раздражение, которое лишь усиливала внезапная волна возбуждения, прошедшая по телу. Нет, все-таки без женщин жизнь гораздо проще, с досадой подумал король.
– Пойдем, – строго произнес он.
Забираясь на заднее сиденье большой машины без королевского герба, Миллисента подумала, что вечер вряд ли сулит романтическое примирение. Однако близость мужа, его длинные сильные ноги, мускулистое тело вызывали в ней непреодолимое влечение.
А король всеми силами боролся с желанием прижать к себе соблазнительную красавицу, сидевшую рядом. Но его сдерживали два обстоятельства: присутствие шофера и мысль о том, что, возможно, сегодняшняя эскапада была вызвана стремлением продемонстрировать собственную независимость перед окончательным разрывом.
Если так, нет ли в этом и моей вины? – думал Джанферро.
Всю дорогу они ехали молча, и, когда машина приблизилась к дому, Милли замерла в тревожном ожидании. Открылись ворота, и сигнальные огни ярко осветили автомобиль. Затем муж долго говорил о чем-то с начальником своей охраны. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они остались с Милли наедине.
Комната имела весьма торжественный вид и казалась необжитой, хотя и была обставлена красивой мебелью.
Джанферро тихо прикрыл дверь и пристально посмотрел на жену, словно видел ее впервые. При этом его лицо сохраняло напряженное выражение.
– Итак, Милли, – холодно начал он, – есть какое-то объяснение твоей сегодняшней оригинальной выходке?
Его слова больно ранили Миллисенту. Глядя возлюбленному в глаза, она, запинаясь, ответила:
– Я просто хотела тебя видеть.
– Увидела, и что теперь?
– Неужели ты не можешь сделать хоть шаг мне навстречу?
На лице мужа появилась дежурная улыбка, какой он обычно отгораживался от окружающих на каком-нибудь официальном мероприятии.
– То есть?
Миллисенте хотелось броситься на него, забарабанить кулаками в грудь, крикнуть, что он не может вечно прятаться за этой ледяной маской.
– Я сожалею о том, что сделала, любимый, – произнесла Милли, прямо глядя на мужа и чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза. – Конечно, я не имею права спрашивать, но неужели ты никогда не сможешь простить меня?
Эти слова и выражение подлинного горя на ее лице подействовали на Джанферро сильнее, чем он предполагал. Но он скрепил сердце и безразличным тоном ответил:
– Не знаю.
Миллисенте показалось, что ее ударили. Было физически трудно устоять на ногах, но она уверила себя, что такие серьезные разногласия не разрешить простыми извинениями. И вдруг ужасная мысль поразила как молнией: что, если Джанферро вообще не собирается ничего исправлять?
– И ты не хочешь спасти наш брак? – спросила она дрожащим голосом.
Губы Джанферро скривились в сардонической ухмылке. Это была его фирменная улыбка в далекие холостяцкие годы – однако в те времена расставание с женщиной не приносило такой ноющей боли в сердце.
– А ты считаешь, нам есть что спасать, Милли?
Необходимо действовать решительно, подумала Милли. Глупо ожидать от мужа слов любви. Даже если он и любил ее на самом деле – а в этом Миллисента сейчас сильно сомневалась, – то не мог открыть свои чувства, просто не умел: Короли ведь не читают журналы для женщин, где подробно описаны любовные речи на любой вкус. Единственное, чем Милли руководствовалась в тот момент, было желание любой ценой сохранить хрупкие отношения с самым лучшим мужчиной на свете.
– Нам есть что спасать, потому что для меня клятва верности перед алтарем в церкви не была пустой формальностью. И я считаю своим долгом перед тобой лично и перед страной стать опорой для короля Мардивино, особенно в трудную минуту. – Милли подняла на мужа глаза, полные слез, и твердым голосом добавила: – Но самая важная причина состоит в том, что я люблю тебя, Джанферро, пусть даже мне не удалось показать силу своих чувств на деле. Я всегда любила тебя, но никогда не решалась сказать.
Джанферро замер, боясь поверить своим ушам. Эти слова дарили надежду на счастье, как огонек маяка для потерянного в ночи корабля. Как тепло домашнего очага после скитаний по снежному полю. Или зеленый оазис для усталого странника в пустыне. Но тяжкий путь в одиночестве был слишком долгим, чтобы так сразу поверить прекрасному видению. И Джанферро попытался уверить себя, что сможет прожить без прекрасной как ангел женщины с печальными глазами цвета сапфира.
Сердце короля учащенно забилось, словно перед началом решительного сражения. Но, взглянув на жену, он понял, что не хочет бороться. Любуясь белокурой красавицей с точеной фигуркой, он вспомнил бесстрашную наездницу, которая так поразила его когда-то своей смелостью, граничащей с безрассудством.
– Ты быстро утешишься, если мы расстанемся, – отрезал Джанферро. – Найдешь себе другого мужчину.
– Никто не сравнится с тобой. Ты сам мне это сказал в тот день, когда делал предложение.
Джанферро задумался. «Неужели даже в такой день я прибегнул к этой надменной браваде? – спрашивал он себя. – Я хотел заполучить ее любой ценой и не оставил бедняжке выбора. А потом привез ее сюда, молодую и неопытную девочку, и велел, именно велел, немедленно родить мне ребенка. Но ведь это тирания!»
Лицо его исказилось от боли. Впервые он ясно представил, куда могли завести его гордость и высокомерие. Еще немного, и он остался бы один, потерял бы свою любимую, которая стала нужна ему как воздух. В отсутствие Миллисенты жизнь казалась однообразной и бесцветной.
– О, Милли! – воскликнул Джанферро надломленным голосом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики