ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Она подняла голову, в ее глазах стояли слезы.
– Если ты действительно хочешь расстаться, просто скажи, и я подчинюсь твоей воле. Что бы ни случилось, я всегда буду любить тебя.
Словно плотина прорвалась в душе Джанферро, наполнив сердце острой и в то же время сладкой болью. Он заключил Милли в объятия и взглянул ей в лицо, не зная, с чего начать. Как объяснить, что сожалеешь об ошибке, если никогда в жизни не говорил подобных слов?
– Это я должен молить о прощении, – произнес он наконец. – Я жил с устаревшими представлениями и отказывался признавать равноправие в браке. Думал, что заставлю тебя подчиниться моей воле просто по праву собственника, и забывал, что ты мой партнер, моя жена, дорогая Милли.
– О, Джанферро!
– Я был настоящим тираном!
– Ну, не всегда.
Король улыбнулся.
– Время от времени?
– О, да. Однако у меня тоже есть недостатки, и ошибок было немало. Что же нам теперь делать?
– Мы начнем все сначала. С этого дня будем двигаться только вперед. Ведь другого выхода нет, милая?
Милли показалось, что сердце готово выпрыгнуть из груди от радости. Страшные картины того, что могло произойти, постепенно улетучивались. Она пообещала сама себе, что никогда больше не будет скрывать от любимого свои проблемы и сомнения. С этого дня отношения с Джанферро будут прозрачными, как роса. Остается только прояснить главный вопрос.
– Ты хочешь сказать, что наш брак остается в силе? – робко спросила Миллисента.
Вместо ответа король рассмеялся. Его взгляд был полон любви и нежности.
– Разумеется, дорогая. Как же иначе?
– Тогда поцелуй меня.
– Вот так?
– Еще сильнее.
Джанферро поднял Милли на руки и отнес в спальню. Там, на чужой кровати, даже не снимая покрывала, они предались любви с таким жаром, как никогда еще не бывало. Впервые в жизни они были абсолютно свободны в выражении своих чувств. Стоны наслаждения слились воедино и прерывались лишь страстными поцелуями.
Когда же волна сладостных содроганий прошла, Милли нежно провела кончиками пальцев по смуглому лицу мужа, собираясь с силами для серьезного разговора.
– Я хочу выбросить свои противозачаточные таблетки…
– Нет, – прервал Джанферро, качая головой. – Именно этого ты не должна делать, дорогая.
Миллисента удивленно посмотрела на него.
– Но ведь ты хотел наследника…
– Это правда. Но тебе всего двадцать, Милли, и нам необходимо время, чтобы узнать друг друга получше, научиться любить.
Еще пару часов назад его последние слова больно задели бы юную королеву, но сейчас она была уже другой. И знала, что счастье в браке зависит от многих вещей, а жизнь не всегда похожа на волшебную сказку.
Это как в скачках – можно любить лошадей до самозабвения, но нельзя научиться верховой езде, не вылетев пару раз из седла.
– Ты родишь ребенка, когда придет время, – добавил муж, касаясь ее губ. – А пока, как там будет по-английски? Мы немного развлечемся.
ЭПИЛОГ
Миллисента усвоила на горьком опыте, что дети не появляются по приказу, как клубника в меню королевского завтрака. Прошел еще год, прежде чем они с Джанферро торжественно выбросили злополучные пилюли, из-за которых было пролито немало слез.
За этот год молодые люди поняли, что значит быть мужем и женой. И что значит любить. Однако драгоценное знание далось им легче, чем предполагал Джанферро. Отказавшись раз и навсегда от внутренних ограничений, он погрузился в океан новых чувств и впечатлений с восторгом новообращенного.
Милли продолжила заниматься изучением языков, но уже во дворце. Кроме того, они говорили с мужем по-французски и по-испански, а с Алессо – по-итальянски. Помогало и то, что ее юные племянники владели всеми языками, принятыми в Мардивино.
Королеве удалось подружиться со своими золовками и заставить их забыть о социальном различии. Молодые женщины с радостью включили высокопоставленную подругу в свой семейный круг. Следом за женой и король смог лучше узнать своих родных братьев. Их отношения стали такими же теплыми и открытыми, как в детстве.
Все была хорошо, за исключением самого главного – беременность никак не наступала. Несколько месяцев прошли в тревожном ожидании, и Милли уже начала отчаиваться. Она не рисковала заговаривать на эту тему ни с кем из близких, чтобы не предавать проблему огласке, и боялась обращаться к придворному лекарю – а вдруг тот подтвердит самые страшные опасения?
– Почему ты нахмурилась, дорогая? – спросил как-то вечером Джанферро, когда они одевались к ужину.
Милли давно уже пообещала себе, что не будет уходить от ответственности и всегда будет смотреть правде в глаза, но заговорить о своих подозрениях было слишком тяжело.
– Я до сих пор не беременна, – с болью ответила она.
– Я так и понял.
Миллисента с удивлением увидела лукавый блеск в глазах мужа.
– Послушай, Джанферро, что, если я…
– …не сможешь иметь ребенка?
– Да! – Она выронила расческу из дрожащих рук. – Тогда тебе придется развестись со мной.
– Милли, прекрати, – мягко попросил он.
– Но ведь это так!
– Сколько времени прошло?
– Почти четыре месяца! – простонала она, в бешенстве от беспечности супруга, который едва сдерживал улыбку.
– Ну-ка, давай посмотрим, что там написано в твоей книге? Не стоит волноваться, если беременность не наступает в течение как минимум года. А лучше не беспокоиться вообще и принимать ситуацию так, как есть, – добавил он уже более серьезно.
Миллисента всхлипнула. Она и не догадывалась, что муж обратил внимание на сугубо научное издание на ее столике.
– Но почему тебя-то это не беспокоит?
– Потому что нам хорошо вместе, – просто ответил он.
– Ты действительно так считаешь? – тихо спросила Милли.
– Конечно, дорогая! А сейчас давай посмотрим на проекты новой статуи.
Миллисента подошла к мужу, положила голову ему на плечо и взглянула на рисунки, разложенные на столе.
– О, Джанферро, – восторженно выдохнула девушка, – они все очень красивые!
– Ты так думаешь? – переспросил он с довольной улыбкой.
Король вместе с двумя братьями решили, что давно пора установить памятник их матери. Они дали заказ одному из самых престижных мардивинских скульпторов, которому эта работа должна была принести не только славу, но и хорошие деньги. Статую планировали возвести на живописной окраине столицы, на фоне великолепных ландшафтных садов, небольшого озера и фонтана с хрустально чистой водой. Место идеально подходило для семейных пикников, детям здесь было где поиграть, а влюбленные устраивали свидания среди реликтовых деревьев и кустарников.
Полгода спустя, прекрасным весенним днем, состоялось торжественное открытие памятника. Солнце ярко светило. Милли и ее золовки, не скрывая гордости и нежности, наблюдали, как их мужья почтительно склонились перед мраморной статуей своей матери. Принц Николо, принц Гвидо и Его Величество король Джанферро.
После церемонии трое мужчин направились к площадке, где сидели их жены. В это время Элла с тревогой наклонилась к королеве и взяла ее за руку.
– С тобой все в порядке, Милли? Ты сегодня ужасно бледная.
– Ничего, просто немного не по себе, – ответила Миллисента, чувствуя новый приступ тошноты. Она досадовала, что недомогание помешало получить удовольствие от торжества.
Внезапно что-то заслонило солнце. Подняв голову, Милли с облегчением увидела подошедшего мужа, с участием и любовью смотревшего на нее.
– Ты не заболела, дорогая?
Но в ее глазах он прочитал гораздо более приятный ответ. Лицо Джанферро озарилось гордостью. Милли лукаво приподняла бровь.
– Не волнуйся, Элла. С королевой все в порядке, – успокоил невестку король. Затем нежно коснулся руки красавицы жены, улыбнулся и тихо спросил: – Ты сама им скажешь, любимая, или мне это сделать?

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики