ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Или все-таки влюбилась? Роми решила, что сейчас не грех и солгать, если это поможет ей остаться в здравом уме. - Разумеется, нет, - насмешливым тоном произнесла она. - Ну, значит, вопрос закрыт. - Он откинулся на спинку дивана и нахмурился. - Так что, надо полагать, о постели не может быть и речи? - Именно так, - серьезным тоном сказала она. - Уже не может... К сожалению. - Несколько мгновений она наслаждалась его убитым видом, потом решила прекратить его мучения. Она подвинулась ближе к нему, поддернув повыше свое длинное атласное платье, и увидела, как у Доминика заиграли на скулах желваки. Она, Роми, уйдет задолго до того, как он соберется ее вышвырнуть, а пока устроит ему такую ночь, которую он вовек не забудет. - Постели не будет, но всегда есть диван, - негромко объяснила ему она. Его глаза прищурились: идея начала доходить до него как раз тогда, когда она хищно впилась в его губы. Он застонал и сильным рывком прижал ее к своей груди, продолжив и углубив поцелуй с таким мастерством, что Роми едва не лишилась чувств от наслаждения. Доминик так страстно жаждал ее, что почти не мог связно думать. Он понимал лишь одно: если Роми и дальше будет извиваться у него на коленях в этом своем облегающем платье, то он быстро потеряет голову. А сейчас ему, как никогда в жизни, было необходимо сохранить контроль над происходящим. Потому что до сих пор все его отношения с Роми характеризовались как раз полным отсутствием контроля. Ему удалось кое-как освободиться от мягкой сладости ее рта, на что она ответила коротким стоном протеста. - Ч-что ты делаешь? - спросила она, подавляя в себе страх при мысли, что он теперь так сильно презирает ее, что не сможет заставить себя заняться с ней любовью. Доминик поднялся на ноги, обнимая ее рукой за обнаженную спину, так что Роми пришлось встать вместе с ним. - Мы отправляемся наверх, Роми. Ко мне в спальню. Где я смогу не торопясь снимать каждый предмет одежды с этого восхитительного тела. Потом я намерен уложить тебя на простыни из тончайшего белого льна и любить тебя снова и снова, пока не наполню тебя собой до краев так, что ты станешь умолять меня остановиться. Роми содрогнулась. - Да, - выдохнул он. - Я вижу, как трепещет в предвкушении твое тело - точно так же, как мое сейчас трепещет от чистого, сладкого желания. Смотри, дорогая. - В доказательство он протянул к ней обе руки, и Роми увидела, что они действительно трясутся, как у одержимого. Но он не понимал, что она-то дрожит от страха, который целиком заглушил ее желание. Она страшно боялась увидеть его кровать, которая определенно была местом действия бесчисленных сцен совращения. А еще Роми боялась неизбежных сравнений. Она никак не наберет много очков, участвуя в конкурсе наряду с опытными красотками, кувыркавшимися с ним здесь в постели. Должно быть, он почувствовал, как она напряглась, потому что приподнял ей подбородок и заглянул в глаза, и суровое выражение его лица уступило место чему-то, похожему на разочарование, когда он прочитал в ее глазах внезапное отчуждение. - Что все-таки с тобой происходит? - спросил он голосом, в котором слышалось какое-то странное, холодное раздражение. - Тебя больше не возбуждает обычный секс, Роми? Неужели ты так пресыщена, что получаешь удовольствие только самым необычным и странным способом? В лифте? В саду? А теперь ты хочешь заниматься любовью на диване, словно мы - двое тинэйджеров, которым некуда больше податься! - Не надо! - умоляюще сказала она. - Пожалуйста, не надо. - Но почему не надо? - спросил он с деланным удивлением. - Мне интересно услышать, что ты скажешь. По-моему, есть какое-то специальное название для людей, которым нравится заниматься любовью на публике. Может, тебя возбуждает страх, что кто-то увидит? Или твоему наслаждению придает большую остроту мысль, что кто-то случайно может наткнуться на нас именно в тот момент, когда ты будешь беспомощно задыхаться на вершине оргазма? Это так? Странное дело: его слова совсем не ужасали ее. Напротив, они возбуждали ее в такой степени, что уже стало невозможно это скрывать. И Доминик это тоже заметил, потому что цинично хохотнул, окидывая ее взглядом. Доминик видел, как четко обрисовались под атласом платья ее затвердевшие соски. Заметил, как она неосознанно шевелит бедрами, как часто дышит. Ее глаза казались темными, как сама преисподняя, и он был готов поспорить на все свое состояние, что если бы провел рукой по ее ноге до самых трусиков, то она буквально умоляла бы его снять их с нее. Он толкнул ее обратно на диван. Глаза его дико блестели. - Так вот как тебе нравится, да? Ммм? А дальше? Скажи мне, Роми, что ты любишь больше всего, и я тебе, это сделаю. - Когда она ничего не ответила, его глаза прищурились. - Попробую сам догадаться, - неумолимо продолжал он. - Ты любишь, чтобы это было грубо и быстро, верно? Ты хочешь, чтобы я сорвал с тебя трусики и сразу вошел в тебя, не так ли, дорогая? Потому что именно это тебе нравится! Ты, алчная и ненасытная, только так и возбуждаешься. И, как все сексуально алчные люди, ты жаждешь моментального удовлетворения. Быстрая доза. Как еда навынос - секс тебе нужен просто для утоления голода. Верно, Роми? Как бы ей хотелось хлестнуть его по этому ужасному, надменному лицу, оттолкнуть от себя! Но она не могла. Не могла. Его слова вызывали в ней такое желание, от которого у нее мутился разум. - Я... - Роми с трудом втягивала воздух в легкие; она так пылала от охватившего ее возбуждения, что не могла говорить. Голова ее беспомощно откинулась назад, на диванные подушки, а веки затрепетали и закрылись. - О, вот как тут у нас, значит? - негромко сказал он, заметив непроизвольное движение ее бедер. - Ты действительно хочешь меня, Роми, и очень сильно, правда? Мне кажется, ты хочешь, чтобы я сделал.., вот так... Роми коротко вскрикнула, когда его палец опустился на гладкую поверхность атласа и почти небрежно провел линию вокруг тугого холмика ее груди. - Да, пожалуй, это тебе нравится, - сказал он, будто размышляя. Его палец легчайшими, словно пух, движениями продолжал чертить маленькие окружности, и Роми едва не разрыдалась от разочарования. - Да, - сказал он глубоким, удовлетворенным голосом, - я знаю, чего бы тебе хотелось больше всего, Роми, но ты этого не получишь. Глаза Роми распахнулись в неподдельной тревоге. - Н-не получу? - заикаясь проговорила она. Он улыбнулся, а Роми подумала: какие темные и жестокие у него глаза. - Нет, не получишь. Я намереваюсь показать тебе, что занятия любовью могут стать долгим, неторопливым пиром, который действует на чувства гораздо острее, чем это скоростное трах-бах-бам-спасибо-мадам! И потом твое платье, - сказал он негромко и как бы задумчиво, сдвигая одну тоненькую бретельку у нее с плеча, - слишком прекрасно, чтобы его рвать. - Доминик... - Ммм? Она собиралась упрашивать его. Сказать ему, чтобы он прекратил ее мучения. Сделал это быстро и разом со всем покончил. Потому что долгое, неторопливое соитие, которое, как она подозревала, он имел в виду, может обернуться для нее слишком большой опасностью. Ну разве сможет она удержаться от идиотских, слезливо-сентиментальных признаний в любви, которые она жаждала ему высказать? - В чем дело, Роми? - спросил он. Роми сглотнула, понимая, что слишком долго думала и теперь вообще поздно что-либо говорить, потому что он уже спускал у нее с плеча и вторую бретельку платья. Она содрогнулась от чудесного ощущения, когда он стал скатывать лиф платья вниз по роскошным округлостям ее грудей, пожирая их взглядом своих серебристых глаз с расширяющимися зрачками. - Лифчика ты не носишь, как я вижу, - одобрительно пробормотал он. Шалунишка Роми. Ты наверняка подумала, что это сэкономит время, - Он нагнулся и быстро лизнул затвердевший сосок. Роми вскрикнула от удовольствия. - Надеюсь, ты потрудилась хотя бы надеть трусики, - шепнул он, пока его рука бродила по ее скрытому под атласом бедру. Потом он стал рукой ловко сгребать подол платья кверху, пока не получил возможность добраться пальцами до верхней части ее бедра. А когда слегка задел кружева, Роми едва не заплакала от восторга. - А, трусики на тебе есть, прокомментировал он. - Это хорошо. Хочешь, чтобы я их снял сейчас, или еще подождем? А может, и вообще не будем снимать? Просто сдвинь этот клочок материи, чтобы я поскорее вошел в тебя. Что скажешь, Роми? Роми была не в силах произнести ни слова; он мог в этот момент делать с ней все, что захочет, - ее тело буквально упивалось каждым новым прикосновением, каждой новой лаской. Доминик был слегка удивлен ее капитуляцией, хотя ему доставляло крайнее удовольствие наблюдать, как она реагирует на его рот и руки, а скоро и на... Он подавил в себе прилив возбуждения. Он ожидал.., чего? Того, что Роми, в предвкушении ночных любовных утех, продемонстрирует ему все до одной эротические вариации на заданную тему, которые она, должно быть, освоила за эти годы? И все же эта странно невинная реакция - так отличающаяся от ее прежнего поведения - необычно щекотала нервы. Роми была полностью в его власти. Еще ни одна женщина не заставляла его чувствовать себя таким могущественным и одновременно.., таким уязвимым. Обнаружив молнию, он расстегнул ее, довольный, что может наконец отлепить от тела платье и дать ему соскользнуть на ковер. Теперь Роми лежала в одних трусиках, пристегнутых резинками чулках и бронзовых туфлях на высоких каблуках, и Доминику пришлось выдержать настоящую схватку с самим собой, чтобы не овладеть ею так быстро и так по-скотски, как он только что поклялся не делать. Глубоко вдохнув ставший горячим воздух, он нетвердой рукой расслабил ворот рубахи и, сорвав с шеи черную бабочку, бросил ее поверх платья. Ресницы Роми слегка задрожали. Она наблюдает за ним, это ясно. И в обычных обстоятельствах, зная, как сильно она хочет его, он с величайшим удовольствием продемонстрировал бы свое самообладание тем, что раздевался бы как можно медленнее. Но внезапно его самообладание испарилось, и он уже не был уверен, что сможет показать ей настоящий стриптиз, даже если захочет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики