ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- И меня тоже! - зло откликнулась она. - Или ты и впрямь думаешь, что я вела себя таким образом с каждым симпатичным встречным мужчиной? Ну? Ты думаешь так или нет? - Нет, - не медля ни секунды, ответил он. - Я так не думаю. Она торопливо смахнула со щеки слезу. - Когда я в тот день вернулась к себе в номер, я не знала, что мне делать. Может быть, я бы даже поговорила с матерью, да только она валялась на кровати мертвецки пьяная. А потом пришел Марк, и я... - Она подняла голову, и Доминик, прочитавший правду в ее темных глазах, отшатнулся, будто она его ударила. - Ты рассказала ему? - недоверчиво спросил он. - Ты рассказала Марку? - Конечно, я рассказала ему. - Что конкретно ты ему рассказала? - Его глаза угрожающе сверкнули. Роми сглотнула. - Я сказала ему, что мы позволили себе.., интимные ласки. Что при других обстоятельствах мы, вероятно, занялись бы любовью. В конкретные подробности я вдаваться не стала. - Слава Богу! - негромко произнес Доминик. - Я дала ему возможность отменить свадьбу, но он и слышать об этом не захотел. Он во всем винил себя, говорил, что сам поставил меня в такое положение, потому что... - она с трудом перевела дыхание, - потому что не занялся со мной любовью. Он сказал мне, что ты относишься к тому типу мужчин, у которых всегда сотни любовниц, и что даже если я отменю свадьбу, то буду тебе нужна не дольше, чем на одну ночь. - Вот как? - спросил Доминик тихим, бесстрастным голосом. Она сложила вместе побелевшие в костяшках кулаки. - Он просил и умолял меня остаться с ним и выйти за него замуж. - И ты согласилась? - спросил он, словно не веря услышанному. - Ты согласилась? Ее глаза были странно пусты. - Да, я согласилась, - печально сказала она. - Но я была очень молода, Доминик. Мне было страшно, я чувствовала себя виноватой и запутавшейся. И я хотела вырваться из той обстановки, которая меня окружала. Марк это знал, он играл на моих слабостях, а я, надо признаться, позволяла ему... Да и оптимизма у меня было хоть отбавляй. Я убедила себя, что в нашу брачную ночь моей любви и привязанности к Марку будет достаточно, чтобы стереть всякую память о тебе. - Но этого не произошло? Роми покачала головой. - Нет, не произошло. Мы не занимались любовью ни в брачную, ни в какую-либо другую ночь. - Марк не захотел? - Марк не мог, - сказала она бесцветным голосом. - Марк страдал импотенцией. Доминик шумно вздохнул. Боже правый, с горечью сказал он про себя. - И когда ты это обнаружила, Роми? г Она сглотнула. - Фактически в нашу брачную ночь. Он тогда мне и сказал об этом. Глаза Доминика сузились от едва сдерживаемого гнева. - Он заранее был готов сделать с тобой такое? Вступать в брак.., без брачных отношений? Роми уставилась на него округлившимися глазами. Ей раньше ничего подобного и в голову не приходило.. - Марк сказал мне, что секс никогда не вызывал у него интереса, но он боялся проконсультироваться по этому поводу у врача. А когда все-таки сделал это, вскоре после нашей свадьбы, то выяснилось, что у нас осталось очень мало времени. - И, конечно, ты не могла в тот момент бросить его, верно? - высказал он свою догадку. - Разумеется, не могла, - сказала Роми. - И он этого не хотел. - Эмоциональный шантаж, - медленно произнес Доминик. - Ну, все было гораздо сложнее, чем ты сформулировал, Доминик. Я некоторым образом ощущала, что это самое малое, что я могла сделать после того, как предала его.., да еще с его лучшим другом. На мне лежала по крайней мере часть вины за то, что вашей дружбе пришел конец. И все было не так уж плохо, как сейчас кажется. Марк мне нравился. Всегда нравился. Нет, жизнь с ним не была какой-то ужасной тюрьмой. Я радовалась, что могла ему помочь. И потом, - грустно закончила она, - мне просто больше некуда было идти. Они долго молчали. Наконец Доминик как-то странно, тоном приговора, сказал: - Понятно. И Роми решила, что уйдет, не теряя лица. Прежде чем он ее вышвырнет. Она неловко поднялась, намереваясь скорее пойти наверх и переодеться. Надетая на ней белая рубашка хранила его запах и вызывала у Роми невыносимо ясные воспоминания о том, как потрясающе прекрасно он занимался с ней любовью. - Я, пожалуй, пойду, - сказала она. Он нахмурился, - Куда? - Домой. Куда угодно... Во всяком случае, подальше отсюда. Он принял настороженную позу человека, решающего, как ему лучше всего справиться с молодой, необъезженной лошадью. Она направилась к двери, чувствуя, что определенно выглядит смешно в рубашке до середины бедер и туфлях на высоких каблуках. - Если ты сейчас выйдешь отсюда, Роми Солзбери, то знай, что навсегда выйдешь и из моей жизни, - послышалось у нее за спиной. Роми резко обернулась, ища у него на лице какого-то знака. - А какая у меня может быть альтернатива? - Альтернатива состоит в том, что ты остаешься. Но что он ей предлагает? Чудесное любовное приключение? Будет ли ей этого достаточно? Готова ли она принять такое предложение, если хочет гораздо, гораздо большего? - Но остаться ты сможешь лишь при одном условии, - продолжал он все тем же невозмутимым, почти бесстрастным тоном. А вот и расплата. Интересно, подумала Роми, как он это сформулирует. Будет настаивать на том, чтобы обговорить основные правила с самого начала? Будет добиваться, чтобы она от него ничего не требовала? Чтобы просто всегда была у него под рукой? Роми внутренне ощетинилась. Вот пусть и оставит при себе все эти условия! Она наклеила на лицо сладенькую улыбочку. - - И что же это за условие? - Чтобы в один прекрасный день ты попыталась найти в своем сердце силы полюбить меня почти так же сильно, как люблю тебя я, - мягко сказал он. Долгие секунды они оба молчали. - О, Доминик! - вскрикнула она и залилась слезами. - Да я же люблю тебя - с самого начала! Со дня нашей встречи я только о тебе одном И думала! А ты ничегошеньки не понимал - глупый, бестолковый ты человек! говорила она сквозь рыдания. Он притянул ее к себе и дал выплакаться. Она рыдала, орошая слезами его голую грудь, потом он нашел платок в верхнем кармане сброшенного пиджака и ласково вытер ей лицо. И только когда она перестала всхлипывать, он позволил себе улыбнуться и поцеловать кончик ее носа с той глупой сентиментальностью, которую обычно презирал в других людях и которой теперь - что было чрезвычайно странно - захотел предаваться до конца дней своих! - Я правда бестолковый? - тихо спросил он. - Правда! - Значит, надо полагать, о супружестве не может быть и речи? Роми подозрительно воззрилась на него. - Если ты так думаешь, Доминик Дэшвуд, - заявила она, - то ты действительно тупой! Он опять усмехнулся - на этот раз ошеломляющему отсутствию у нее всякой логики. - Когда? - Когда хочешь. Мне все равно, лишь бы сразу жить вместе. - Тогда надо как можно скорее, - сказал он ей строгим голосом. Потому что мы только что занимались любовью без малейшей предохранительной меры. - Кошмар! - У Роми голова пошла кругом. - И в самом деле! - Потом она нахмурилась. - Ты всегда так неосторожен? Доминик спрятал улыбку. Он не привык, чтобы его отчитывала женщина. И нашел, что это ему нравится. - Никогда, - честно признался он. - Но я думал, что ты на пилюлях. Пожалуйста, Роми, не делай такое лицо. Ты должна признать, что, учитывая все обстоятельства, с моей стороны было вполне логично сделать подобное предположение. - Может быть. - Она вздохнула и поцеловала его колючий подбородок. А если бы у меня до тебя были миллионы партнеров? Он глубоко заглянул ей в глаза. - Ты знаешь, мысль о предохранении в целях профилактической защиты от тебя даже не приходила мне в голову. А ведь раньше я никогда не подвергал себя такому риску. - Почему же ты поступил иначе со мной? Ведь в моем случае защитные меры с твоей стороны были бы в порядке вещей - учитывая прошлые обстоятельства! - Потому что я забыл обо всем! Я следовал инстинкту, - ласково сказал он. - Может, в глубине души я знал, что рискую только остаться с разбитым сердцем! Ну, уж это тебе никак не грозило, подумала Роми. - Вообще-то, - вслух размышлял он, - если уж говорить о неосторожности, мне было бы интересно услышать, почему ты не предупредила меня, что ты девственница?.. - Его темные брови вопросительно поднялись. Роми вздохнула. - Наверное, хотела отплатить тебе. Ты же считал меня нимфоманкой, вот я и решила доказать тебе, что это не так. - Месть в самой сладкой ее форме? - спросил он. - Можно и так сказать. - Но уж очень драматически обставленная. - Ты пробуждаешь во мне все самое отрицательное, Доминик, пробормотала Роми. Но он покачал головой. - Все самое положительное. Что ж, с этим она спорить не собиралась. - Кроме того, - призналась она, - я ужасно боялась, что если ты узнаешь, то обязательно захочешь поступить благородно. - "Благородно" - это как? Роми пожала плечами. - Ну, ты настаивал бы на том, что я должна оставаться чистой и незапятнанной. И не стал бы заниматься со мной любовью. Он ухмыльнулся. - Во мне могут быть благородные черты, дорогая, но я не полный идиот! - Он прищурил глаза, словно ему в голову только что пришла какая-то мысль. - Это.., гм.., божественное приключение в саду... Как девственница могла научиться такому, скажи на милость? - Просто заставила работать свое воображение, - самодовольно ответила Роми. - Видишь ли, Доминик, у меня очень живое воображение! Его глаза потемнели. - А не пойти ли нам сейчас в постель? - прорычал он. - О да, да! - счастливо выдохнула она. - А можно будет опять заняться этим? Доминик громко рассмеялся. Он уж и не помнил, когда еще смеялся с таким легким сердцем. - В любой момент, когда захочешь, дорогая. - Тут он заметил телефонную трубку, валявшуюся на полу возле дивана. - Вот черт - кто-то из нас, должно быть, сшиб трубку ногой, - сухо заметил он и восхитился тем, как мило она покраснела. Он опустил трубку на рычажки, и почти сразу же телефон пронзительно зазвонил. Роми слушала, как он говорил: - Ммм. Когда? Хорошо. Это здорово! Да. Да, она здесь. - И наконец: - Я женюсь. Да! Конечно, на Роми. Мы все тебе расскажем. Завтра? - Он широко улыбнулся Роми.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики