ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Этот чувственный взгляд, смягчающий его жесткие черные глаза, – так он смотрел на нее много лет назад. Но ведь сейчас все по-другому, не так ли?
Ей казалось, что все развивается по сценарию одного из психологических триллеров: он играл на ее слабости и своей силе. И по-прежнему сильное сексуальное притяжение существовало между ними. Даже тогда, когда они жили вместе, и он мучил ее упреками, он все же знал, как ее удовлетворить, хотя и относился к типу мужчин, у которых нет сердца.
– Ты готова, дорогая? – от этого голоса с мягким итальянским акцентом дрожь пробежала по ее спине. Она оглянулась и увидела Джованни, стоявшего в дверях спальни Паоло. Он был одет в карастанский костюм – одеяние наподобие тоги из тончайшего шелка ярко-красного цвета, в котором он выглядел как движущееся пламя. Головной убор, закрепленный обручем, довершал костюм.
Алекса подумала, что более полный мужчина казался бы смешным в таком одеянии, но мускулистый и стройный Джованни выглядел ярко и мужественно.
– Папа! – вскричал Паоло, который также был одет в карастанский костюм. – Я похож на принца?
– Ты похож на воина, – серьезно ответил Джованни.
– Правда?
– Конечно. А теперь пойдемте – мы не должны опаздывать на обед.
Паоло бросился вслед за отцом, а Алексе ничего не оставалось делать, как последовать за ними.
Официальный банкет для глав государств и церковных сановников состоялся вчера вечером, а этот обед считался «семейным». Его устроили в столовой, которую Малик называл «интимной», но размером она была с небольшой танцевальный зал и украшена золотом, зеркалами и бесценными картинами. Стол был круглым, сервирован роскошным хрусталем и серебром, в вазах стояли благоухающие розы. В углу расположились музыканты с необычными музыкальными инструментами, издающими сладостные тихие звуки.
Всего за столом было семь человек. Кроме Алексы, Джованни и Паоло присутствовал Малик. Рядом с ним сидела Соррел, а возле нее – Хавьер с Лаурой, своей невестой-англичанкой.
– Обычно мы не устраиваем обеды так рано, – сказал Малик, и его черные глаза весело блеснули, обратившись на Паоло. – Но нас обычно не посещают такие знатные гости, как юный Паоло.
– Но ведь я могу долго не ложиться спать! – похвастался малыш и при этом так сильно зевнул, что все гости рассмеялись.
Джованни оглядел стол, думая о том, какая пестрая группа здесь собралась. Малик вел себя как хозяин, несмотря на присутствие жениха королевской крови. Глаза Джованни сузились. Возможно, Малик взял на себя руководящую роль, потому что Хавьер и его невеста не могли оторвать глаз друг от друга.
Даже во время сегодняшней беседы с Хавьером, когда он пытался найти точки соприкосновения, было заметно, что Хавьер стремится скорее вернуться к женщине, которая завтра должна стать его женой.
Джованни заметил, как трепетно Хавьер коснулся ее руки, когда наливал ей напиток, и рот его изогнулся в циничной усмешке. Испытывал ли он когда-либо такие же чувства к Алексе? Он пытался вспомнить, но воспоминания были наполнены горечью. Если трезво подумать, все они – жертвы причудливых капризов половых гормонов.
А слово «любовь» употребляется в обществе для того, чтобы регулировать основной инстинкт – естественную потребность продолжения человеческого рода. Хавьер и Лаура испытывают сейчас просто сексуальное влечение, усиленное взаимностью, которая, может быть, будет существовать и дальше, а может быть, и нет. Скорее всего, нет – судя по статистике. А брак между людьми разной национальности еще больше уменьшает шансы. Его губы сурово сжались, когда он взглянул через стол на свою обманщицу-жену.
Почувствовала ли она на себе его взгляд? На секунду ему стало жалко ее, когда он увидел печаль в ее светло-зеленых глазах. Она отвернулась, закусив губу, и грудь ее всколыхнулась под тонкой материей, заставив его напрячься. Но как она смеет напускать на себя такой несчастный вид? Она, которая хотела отнять у него сына! Подавив гнев, он повернулся к Малику, который разговаривал с этой развязной блондинкой, которую звали Соррел. Она находилась под опекой Малика и вела себя так, будто была членом семьи.
– Кажется, шейх не придет на обед, – обратился Джованни к Малику. Тот покачал головой.
– К сожалению, нет. В эти дни Его Высочество рано ложится спать, но он пожелал встретиться с вами и с Паоло завтра, перед свадебной церемонией… – Малик сделал паузу. – И с вашей женой, конечно.
Джованни услышал в его словах немой вопрос. Он не говорил никому о том, что они с Алексой долго не живут вместе, но подозревал, что об этом уже известно.
– Хорошо.
– Вы немногословный человек, – заметил Малик, поднимая бровь.
Джованни улыбнулся. Он знал о том, что по протоколу рекомендуется избегать прямых вопросов, а чувства должны быть похоронены и забыты.
– У меня есть собственное мнение, – сказал он обтекаемо.
Малик кивнул.
– Мудрая стратегия, особенно для человека королевской крови, – глубокомысленно заметил он. – А как вам понравились ваши апартаменты?
Джованни улыбнулся. Он понял подтекст вопроса.
– Понравились – это мягко сказано.
Мужчины обменялись понимающими взглядами. Алекса слышала их разговор и возмущенно вскинула голову.
Мягко сказано? А что, если она заявит этим важным персонам, что они уже давно не живут вместе и что она боится остаться с ним наедине, потому что не сможет противостоять ему?
Но она знала, как надо вести себя на королевском банкете – или, скорее, как нельзя себя вести, – и улыбнулась Лауре.
– Вы, наверное, нервничаете перед свадьбой?
Лаура бросила взгляд на Хавьера, но он был занят разговором с Джованни, обсуждая знаменитых скакунов шейха.
– Мне следовало бы нервничать, – призналась она Алексе, – ведь на свадьбу приедут представители королевских семей всего мира, не говоря уже о политиках и звездах кино, но… – ее голос затих, а глаза затуманились, – я так люблю Хавьера, что все это для меня не имеет никакого значения – мне хотелось бы остаться с ним вдвоем на безлюдном пляже, и больше ничего не нужно!
– Потрясающе! – вмешался Харьвер, который ясно услышал последнюю часть предложения. Он бросил на Алексу задорный взгляд. – Эту свадьбу называют самой пышной за последнее десятилетие, но теперь я понимаю, что нам следовало бы сбежать на Мальдивы!
Они пылали любовью друг к другу, и Алекса радовалась их счастью, но в то же время немного завидовала им. Она вспомнила свою собственную свадьбу, когда буквально витала на небесах, но все ее идеалистические мечты были разбиты реальностью. Алекса вздрогнула. Надо вернуться из прошлого в настоящее. Обед во дворце!
Им подавали блюдо за блюдом. Мясо и фрукты, инжир и сладости, и огромная рыба, приготовленная с изюмом, которую внесли двое слуг на золотом подносе.
Паоло вел себя за обедом прекрасно: взрослые уделяли ему много внимания, и он наслаждался этим. Но когда он потребовал, чтобы ему дали апельсин, и произнес капризным тоном: «Почисти мне его, мама!» – Алекса поняла, что мальчик устал.
– Я думаю, что ты уже наелся, дорогой, – сказала она мягко. – И тебе пора идти спать – у тебя сегодня был длинный день.
– Я не хочу идти спать!
Эта вспышка раздражения возникла оттого, что у мальчика было слишком много впечатлений, но щеки Алексы покраснели – она подумала, что Джованни может посчитать ее плохой матерью.
Однако на лице Джованни не было ни тени обвинения, хотя его черные глаза оставались непроницаемыми.
– Тебе помочь? – спросил он.
От этого простого вопроса у Алексы сжалось сердце. Такой вопрос задает нормальный муж своей жене, но ведь у них нет нормальных отношений, с горечью подумала она, и никогда не будет. Возможно, он спросил так потому, что находится на людях и понимает, что они оценивают его поведение и слова.
Знают ли другие об их ситуации, рассказал ли он о ней? Может, обрисовал ее жестокой распутницей? Но ведь Хавьер и другие обращались к ней с почтением, и она ощущала от этого растерянность.
Черный глаза Джованни по-прежнему вопросительно смотрели на нее, но Алекса покачала головой.
– Спасибо, я справлюсь. Спокойной ночи всем!
– Вы выглядите усталой, – сказала Лаура, нахмурившись.
– Я еле держусь на ногах, – призналась Алекса.
Может быть, Джованни засидится допоздна, разговаривая и выпивая с Хавьером и Маликом, и к тому времени, когда он придет, она будет уже крепко спать. И тогда он оставит ее в покое. Может быть.
Слуга провел ее через холодные мраморные коридоры в отведенные им апартаменты. Готовя Паоло ко сну, она попыталась избавиться от непрестанных тревожных вопросов, звучавших в ее голове, и заставила себя сконцентрироваться на мелких деталях. На отблеске лунного света на полу. На запахе роз, стоявших в хрустальных вазах. На тихом ветерке, качавшем ветку жасмина за окном. Как здесь хорошо, тоскливо подумала она, выдавливая зубную пасту на щетку Паоло.
Она зажгла ночник, и Паоло, укладываясь в постель, сонным голосом пробормотал:
– Спокойной ночи, мамочка.
Он уснул, едва коснувшись головой подушки. А что же оставалось делать ей?
У нее почти не было выбора. Она не хотела спать со своим мужем, но в то же время не сомневалась, что Джованни не собирается спать на диванчике в гостиной. Для них ведь была приготовлена роскошная кровать!
Она быстро разделась и достала длинную ночную рубашку, которую настоятельно вручила ей Тери вместе с комплектом из бюстгальтера и трусиков.
«Ночная рубашка и нижнее белье ни в коем случае не должны быть дешевыми, – сказала ее начальница и, когда Алекса отрицательно покачала головой, твердо добавила: – Возьми их, Лекс, это премия за хорошую работу».
Рубашка была атласной, украшена кружевами, но выглядела скромно. Поэтому, если ей надо будет встать среди ночи, у Джованни не будет повода обвинить ее в том, что она хочет соблазнить его.
Откинув назад свои золотистые волосы, она взяла подушку, расшитое покрывало и устроила себе импровизированную постель на диване. Забравшись в нее, она помолилась о том, чтобы к ней пришел утешительный сон.
В саду кричала какая-то ночная птица, лунный свет просачивался сквозь решетчатые ставни, наполняя тьму серебристой дымкой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики