ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Диван был жестковатым, подушка ужасно неудобная, но эмоциональные переживания Алексы были так велики, что сон мгновенно захватил ее в свои темные объятия.
Но как только ее веки сомкнулись, она вздрогнула, услышав в комнате тихий шум, и раскрыла глаза. Может быть, она почувствовала его присутствие или услышала его дыхание? Возле дивана стоял Джованни с изысканной серебряной лампой в руке.
На секунду ей показалось, что она видит сон. Его торс был обнаженным, а вокруг бедер повязан длинный кусок материи – золотисто-алый в свете лампы. Она видела, как он отставил лампу в сторону и развязал концы парчового полотна, опоясывавшего его бедра: оно с шелестом упало на пол. Он стоял перед ней совершенно голый, абсолютно не стесняясь своей наготы – и кто мог обвинить его в этом? В сумраке были видны его смуглые ноги, широкая мускулистая грудь, плоский живот. Он был образцом мужской красоты, подумала она, изнывая от желания.
Против своей воли она опустила глаза ниже – к самому средоточию его мужественности. Среди темных завитков волос выступал его напрягшийся член, и Алекса почувствовала, как у нее пересохли губы, а в горле появился комок. Может быть, она спала?
– Джованни… – Она сглотнула.
Он осторожно присел на краешек дивана, Алекса ощутила животное тепло, исходящее от его тела.
Она лежала на спине, глаза ее были широко открыты, лицо светилось молочной белизной. Но не это соблазняло его, а золотисто-красные волосы, разбросанные по подушке, и темные лепестки губ, приоткрытых в бессознательном призыве!
– Ты спала, – сказал он, и неожиданно голос его сорвался.
Что успокоило ее? Мягкость его голоса или возрастающее желание?
– Я думала, что сплю, – сказала она, и часть ее существа захотела разрушить эти чары, оттолкнуть его.
– Почему ты здесь, Лекс? – прошептал он. – Одна на этом жестком диване?
– Ты знаешь… ты знаешь, почему, – сказала она, ненавидя себя за то, что не смогла дать решительный ответ.
– Нет, не знаю.
– Джованни…
– Что?
– Я…
– Bella, – прошептал он. – Bella mia.
Слова его были ласковые, уговаривающие – казалось, он умолял ее довериться ему. Но она боялась вымолвить слово – боялась, что скажу ему, какой он красивый. Как недоставало ей его сильного золотисто-смуглого тела. И как она тосковала без теплых супружеских отношений – даже если брак их не был совершен на небесах.
Ему хотелось знать, чувствует ли она, что соски ее так напряглись, что приподняли тонкую ткань ночной рубашки? Знает ли, что мягкий шелк так соблазнительно облегает ее бедра, красивыми складками собираясь на тонкой талии? Что ни одна женщина не мучила его так, как она?
Dio, он хотел ее!
Он протянул руку и приподнял ее голову.
– Ты напряжена, – сказал он тихо, медленно обводя большим пальцем овал ее подбородка. – Расслабься.
Расслабиться? Когда лишь одно его прикосновение поднимает в ней бурю ощущений? Когда так давно обнаженный мужчина не гладил ночью ее лицо?
Она вспомнила бессонные ночи, которые проводила возле постели Паоло, когда его лихорадило.
Вспомнила время, когда у нее не было постоянной работы, и свои тревоги о том, как они с Паоло будут жить.
Мать ее жила далеко – как на другой планете, и она ясно дала понять Алексе, что считает ее дурой – осталась одна с ребенком, не добившись никаких алиментов! Не было никого, с кем она могла бы разделить свои страхи и переживания, и тогда ей довелось в полной мере прочувствовать, что значит быть одной.
Алекса откинула голову назад, и с ее пересохших губ сорвались слова протеста:
– Оставь, Джованни. Оставь, пожалуйста.
Но она могла бы этого и не говорить – он будто не слышал, продолжая задумчиво гладить ее тело.
Безобидное поглаживание подняло в ней мощное желание, прокатившееся волной по коже. Сердце ее забилось, кровь прилила к щекам, а он тем временем уверенно положил свою руку на ее вздымавшуюся грудь и коснулся пальцами напряженного соска.
– Ты хочешь меня, – прошептал он. – Ты хочешь меня, cara mia, и хотела всегда.
Это было возмутительное хвастовство, и Алексе захотелось доказать обратное, но его опытные и нежные пальцы привели ее в изнеможение.
– Джио…
Глаза ее закрылись, и Джованни, победно улыбнувшись, склонился к ней и принялся целовать полураскрытые губы, ощущая ее теплое дыхание.
– Разве нет? – настойчиво спросил он, но она не могла ему ответить, потому что он прижался к ней губами, и ей показалось, что она вознеслась на небеса.
Джованни опустил руку ниже и, положив на ее плоский живот, стал поглаживать его круговыми движениями. На секунду Алекса замерла, ожидая упреков и обвинений, что она скрыла от него то, что зародилось в ее животе. Но вместо этого он с мучительной медлительностью опустил руку ниже – туда, где сосредоточилось пламя ее желания.
– Разве нет? – повторил он, отрываясь от ее губ и ощущая, как в предвкушении содрогнулось ее тело.
Алекса сглотнула. В полумраке лихорадочно поблескивали его глаза, и она, подняв руку, прикоснулась к его лицу. Ей следовало сказать, что она не хочет его, но не стали бы эти слова еще одной, ложью в ее жизни? И, может быть, это неизбежно? С того момента, как он вошел в магазин и вместе с тем – в ее жизнь?
– Да, – выдохнула Алекса. – Да, я хочу тебя.
Джованни знал, что одержал победу, что она будет умолять его войти в нее, если он того захочет. И все же эта победа казалась ему ложной, хотя он не мог объяснить себе, почему.
– Пойдем отсюда, – сказал он, – а то разбудим нашего сына.
Он поднял ее на руки и прижал к своей обнаженной груди.
Алексе показалось, что в голосе его послышалось осуждение. В то время как руки его были нежны, лицо его было суровым, когда он отнес ее в свою спальню и положил на кровать. Секунду он стоял рядом, возвышаясь над ней, глядя на нее с выражением, которого она прежде никогда не видела. Затем наклонился, яростно сжал в руках ее ночную рубашку и, с треском разорвав, бросил на пол, обнажив ее прекрасное белоснежное тело.
Алекса, судорожно ахнув, почувствовала на своей коже теплое благоуханное дыхание.
– Зачем ты это сделал?
Он не знал. Чтобы разрушить то, что принадлежало ей? Или напомнить себе, что ему все доступно?
– Положим, я не могу ждать, – надменно сказал он.
Алекса понимала, что ей следовало бы возмутиться, сказать ему, что он испортил дорогой подарок, который много значит для нее. Но было слишком поздно. Она лишь снова судорожно вздохнула, но на этот раз с наслаждением. Потому что он снова стал ее целовать, склонившись над ней своим обнаженным телом, – и похоже, он сказал правду насчет того, что не может больше ждать. Или не хочет.
– Джио! – выдохнула она.
Руки его проникли между ее бедер – пальцы ласкали нежную влажную плоть, и он что-то сказал на итальянском языке, но она была в таком одурманенном состоянии, что не смогла ничего понять.
Не потому ли, что ноги ее были закинуты ему на спину, а бедра призывно прижаты к нему, все горькие слова, которые они сказали друг другу, оказались забыты? Что это – обычный сексуальный голод, который долго не был удовлетворен, или причина в Джованни, который не покидал ее мыслей все эти долгие годы, хотя она очень старалась забыть о нем?
Это мужчина, которого она любила.
И все еще любит?
– Нет! – прошептала она.
Джованни замер.
– Н-е-ет? – протянул он недоверчиво.
– Да, – выдохнула она и коснулась губами его плеча, запустив руку в его густые черные волосы. – Я хотела сказать… да.
Ее неясные возбужденные восклицания заставили его отпрянуть назад. Чтобы показать ей, что у него вся власть, а не у нее. Чтобы доказать себе, что он может заставить ее умолять о любви, когда сам он в силах сдержать свой страстный порыв.
Но она коснулась губами ямки на его шее, как делала всегда, и этот незначительный жест вернул его в то время, когда она олицетворяла все его надежды и мечты о счастливом будущем. В следующую секунду Джованни показалось, что она разорвала его грудь и смотрит, как бьется его кровоточащее сердце.
С бешенством он вошел в нее, яростнее и глубже, чем делал это с любой женщиной раньше, стараясь забыть, что он женат на ней и что когда-то она значила для него больше, чем значит сейчас. Она для тебя ничто, сказал он себе жестко и закрыл глаза, чтобы ее не видеть.
– Джованни…
– Что? – прорычал он.
Пальцы Алексы вцепились в его плечи, а он совершал яростные толчки, будто стараясь пронзить ее сердце, продвигаясь к восхитительному завершению. Но, чувствуя все возрастающее возбуждение, краешком сознания она отметила, что он больше не целует ее.
Лицо его было маской, склонившейся над ней, закрытые глаза не смотрели на нее, а тело двигалось с такой размеренностью, что все его действия показались ей механическими.
Он не занимался с ней любовью – он совершал с ней половой акт. Физически удовлетворяющий, но холодный секс.
Она почувствовала, как из груди у нее готов вырваться протестующий крик, но было уже поздно. Ее захлестнула волна наслаждения – тело задрожало в его руках.
И все же в этот сладостный момент, готовый взорваться от возбуждения, Джованни не мог избавиться от мысли, что это не просто секс. Он не однажды желал Алексу так, что у него отнималось дыхание, но сейчас его не оставляла мысль о том, что его ребенок был выношен в ее лоне. Часть его выросла внутри нее.
Неожиданно эмоции переполнили его, и сдавленный крик сорвался с губ. Ему показалась, что взорвался мир. Словно он мог умереть на самом пике своего взлета – и смерть показалась бы ему бесподобной и совершенной.
Он собирался после этого отодвинуться в сторону и немного поспать, пока желание вновь не вернется к нему, и тогда он бы снова овладел ею без всяких посторонних мыслей. Но этого не произошло. Джованни лежал на ней и не мог пошевелиться, он все еще находился внутри нее, его темные кудри лежали на ее груди, и он чувствовал, как постепенно затухают блаженные конвульсии.
– Джио? – спросила Алекса, удивляясь тому, что он не шевелится.
Но единственное вымолвленное ею слово не было услышано, и она удивленно заморгала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики