ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Потому что наши отношения были романтической любовью – по крайней мере я так думала, – а не механическим сексуальным взаимодействием партнеров. И не забывай, что у меня был только один мужчина!
На скулах у него задвигались желваки.
– Это была не любовь, – обронил он. – Нечто вроде сексуальной фантазии. Ты притворялась, Лекс, и знаешь об этом!
– Но ведь ты никогда и не спрашивал! И в этом было что-то… липкое – обсуждать такие клинические детали. Я думала, что ты хочешь продлить предвкушение – заставить нас ждать в сладких муках, – прошептала она. – Я даже не понимала, что у тебя такие двойные стандарты – тебе позволено иметь кучу любовниц, но мой единственный сексуальный опыт явился причиной того, что ты обрушил на меня целый град обвинений. В твоих глазах женщина – либо девственница, либо шлюха. Джованни, реальность не ограничивается стереотипами.
– Реальная женщина не стала бы прятать от меня моего сына, – холодно ответил он.
Алекса глубоко вздохнула.
– Тогда мне казалось, что это будет лучшим выходом. Я была не права. Я прошу прощения.
– А теперь тебе кажется, что лучше извиниться? – насмешливо вымолвил он.
Алекса откинулась на спинку кресла, устало прикрыв глаза, – она плохо спала с тех пор, как он вновь появился в ее жизни. Лежа без сна в кровати, она думала, не собрать ли вещи и незаметно уехать из Лимингхэма вместе с Паоло – подальше от Джованни и тех сложностей, которые возникли с его появлением. Но она ясно понимала, что теперь, когда он нашел своего сына, он бы отыскал ее везде, даже если уехать на край земли. Но что-то еще останавливало ее.
Она не может больше лишать Паоло того, кто по праву принадлежит ему, – его отца.
Но как она скажет о нем ребенку? Какие найдет слова, чтобы объяснить четырехлетнему малышу, почему никогда не упоминала о нем прежде, – и так, чтобы не очернить Джованни? Может быть, Джованни прав – она действовала лишь в своих интересах, в ущерб сыну?
– Ты должна сказать ему в ближайшее время! – Голос Джованни рассек ее смятенные мысли. – Потому что другие люди уже знают.
Алекса открыла глаза.
– О чем ты говоришь? Какие люди?
– Я сказал Малику – помощнику шейха. Некоторые объяснения были необходимы, – промолвил он мрачно. – А как иначе я объяснил бы, что везу с собой ребенка? И шейху Захиру уже сказали. – Его черные глаза сверкнули гневом. – Даже если бы я не сказал, все догадались бы об этом, увидев сходство между нами.
Алекса взглянула на полусонного сына. «Сходство» – мягко сказано. Паоло – миниатюрная копия отца. И хотя кожа его чуть светлее, чем у Джованни, но глаза… глаза такие же черные, с пушистыми длинными ресницами. Алекса, со своей бледностью и светлыми волосами, казалось, была ребенку чужой. И как наседка, оберегающая птенца, она боялась теперь, что Паоло вылетит из гнезда – и устремится к новой жизни, к роскошным дворцам шейха, а его мать-продавщица останется далеко позади.
– Так что ты собираешься ему сказать? – требовательно спросил Джованни.
Алекса взглянула на Паоло, который опять крепко уснул. Она была уверена, что он не слышит их, но приложила палец к губам.
Джованни покачал головой, рот его искривился.
– Если ты не хочешь, чтобы он нас услышал, пойдем поговорим наедине.
Он встал и направился в дальний конец салона, надменно кивнув ей головой.
Она не хотела безропотно подчиняться ему, но в тот же момент поняла, что это бесполезно. У Джованни все карты в руках. Они находятся в самолете шейха, и Джованни – его почетный гость.
А она лишь средство исполнения его желаний. Сначала она интересовала его как сексуальный партнер, а затем у него возник более значимый интерес – теперь он хочет заполучить себе их маленького сына. Алекса поняла, что попала в ловушку. И на земле Карастана она будет оставаться в западне – в такой же, в какой находилась во время их короткого злополучного брака.
Но между тем надо учитывать чувства и благополучие ее сына, и вопрос, который задал Джованни, очень важен. Если бы она могла спрятать голову в песок! Но Джованни не позволит этого.
Она также понимала, что самым худшим было бы выпалить всю правду ребенку прямо перед приземлением. Поэтому ей ничего не оставалось делать, как расстегнуть ремни и последовать за Джованни.
Сегодня он был одет во все черное – изящно сшитый черный костюм, который подчеркивал его мускулистость, и черную рубашку без галстука. С легкой щетиной на подбородке он выглядел шикарно и угрожающе – ярким символом мужественности.
Она подошла к нему поближе и, уловив знакомый запах туалетной воды, почувствовала, как ее накрывает волна желания. Алекса с отчаянием подумала о том, что должна выбросить подобные мысли из головы в такой решительный момент.
– Так когда же ты собираешься сказать ему? – спросил он мягко.
– В твоем… – Алекса сглотнула. – В твоем присутствий?
Лицо Джованни исказилось гневом, который готов был выплеснуться из него, словно бурлящее шампанское.
– А ты вообразила, что я позволю тебе изложить свою «правдивую» версию? Очернить меня, как страшного монстра?
– Я не собиралась говорить ничего подобного! – прошептала она.
– Нет? Так как же ты объясняла ему то, что у него нет отца?
– Я говорила ему правду. Что мама его вышла замуж, но брак оказался неудачным. – Алекса пожала плечами, потому что эти простые слова не могли отразить ее глубокую печаль и ощущение потери.
– Какое совершенное объяснение, – саркастически бросил он. – И сын не задавал вопросов?
Алекса покачала головой.
– Оно, похоже, удовлетворило его. У многих его друзей родители развелись…
– Ах да, конечно! – воскликнул Джованни тихим злым голосом. – Может быть, он увидел, что ты не хочешь говорить об этом, и не стал расспрашивать. Дети очень точно улавливают настроение взрослых.
Алекса открыла рот, чтобы возразить, но внезапно ей стали понятны истоки его гнева: она отвергала отца Паоло точно так же, как собственный отец Джованни отрицал его, и это ее потрясло до глубины души.
Она лишь прошептала:
– Тогда я поступила так, как могла…
– Мне не нужны твои дурацкие оправдания! – еле сдерживаясь, процедил он сквозь зубы.
Ему захотелось накричать на нее изо всех сил, но спящий ребенок в другом конце самолета не позволил ему сделать это.
– Бог мой, мужчины в отношении ребенка всегда находятся в невыгодной позиции. Они не могут сами родить своё чадо и вычеркнуть мать из его жизни!
Она хотела объяснить, сказать ему, что боялась его гнева, его власти, его силы. Но признать свой прошлый страх – значит показать свою слабость сегодня. И Джованни воспользуется этим, отомстит ей.
– Я скажу ему в первый подходящий момент, – пообещала она.
– Ты скажешь ему, как только он проснется.
Их взгляды встретились. Его мрачный взгляд пронзал ее насквозь, но она знала, что должна устоять, или Джованни отнимет у нее все. Давным-давно он украл ее сердце, но она не позволит ему отнять у нее сына или лишить ее рассудка.
– Мама!
Алекса кинулась к сыну.
– Что, дорогой? Ты хорошо спал?
– Мы скоро прилетим? – спросил Паоло, моргая глазами и оглядываясь вокруг.
– Скоро, – сказала Алекса. – Посмотри в окно.
Паоло прильнул к иллюминатору.
– Смотри, мама! Смотри! – он взволнованно указал пальцем вниз.
– Это горы, – сказала Алекса, – огромные, покрытые снегом горы.
– А вон там – пустыня, – послышался низкий глубокий голос.
У Алексы перехватило горло: Джованни стоял за ними, и она ощущала его запах, особый мужской запах, который проник в ее ноздри и, казалось, заполнил собой все внутри нее. Ей захотелось закричать на него: пожалуйста, отойди от меня подальше! А еще захотелось, чтобы он сжал ее в объятиях, покрыл поцелуями. О боже!
– Ты видишь, Паоло? – прошептал он, придвинувшись к ней еще ближе.
Внимание их сына было поглощено сверкающими серебристо-белыми вершинами, и Джованни намеренно прижался к ней. Чувствовала ли она его напрягшуюся плоть, упирающуюся ей в ягодицы? Он ощущал, что она едва дышала, содрогаясь всем телом, и испытывал ощущение триумфа: да, она хотела его!
Отодвинувшись от нее, он услышал тихий стон, который она еле сдерживала, и склонился к сыну.
– Ты знаешь, почему мы едем в Карастан, Паоло? – нежно спросил он.
– Мы едем на свадьбу!
– А знаешь, кто женится?
Паоло покачал своими темными кудрями.
– Нет.
– Это свадьба Хавьера.
– А кто такой Хавьер? – запинаясь, спросил Паоло.
– Он мой брат.
Джованни наклонился и поворошил его волосы. Паоло, к изумлению Алексы, позволил ему сделать это.
– А точнее – сводный брат. У нас один отец, но разные матери.
– Как и у двух моих знакомых девочек!
Джованни кивнул головой.
– Да, такое часто бывает, но я узнал об этом совсем-совсем недавно.
Глаза Паоло расширились.
– Правда?
– Да, – мягко сказал Джованни и присел рядом с малышом. – Иногда в семьях по разным причинам возникают всевозможные сложности.
Он улыбнулся мальчику лучезарной улыбкой, и Алексе стало больно. На нее он смотрел совсем иначе. Но сейчас надо думать о Паоло, напомнила она себе, и если она не начнет говорить, Джованни перехватит инициативу.
– Паоло, Джованни хочет сказать тебе о том, что…
– Я твой отец.
Слова прозвучали как гонг и, казалось, эхом разнеслись по замкнутому пространству. Алекса закусила губу так сильно, что почувствовала солоноватый вкус крови.
Возникло молчание, и Джованни внутренне возликовал, увидев боль в ее зеленых глазах. Но ведь она тоже причинила мне боль, со злостью подумал он. Она причинила мне такую боль, какую я никогда не испытывал.
Он быстро отогнал от себя эти мысли и внимательно вгляделся в лицо Паоло, надеясь… нет, моля бога о том, чтобы правда оказалась лучшим выходом из ситуации.
Алекса стояла рядом, ощущая себя посторонним человеком, присутствующим при очень интимном разговоре двух людей.
– Паоло? – тихонько окликнула она.
Сын взглянул на нее, и на лице его было выражение, какого она прежде никогда не видела. Это была смесь удивления, облегчения и явного восторга, но вместе с тем на лице отражались тревога и немая укоризна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики