ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Джованни уже спал.
ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
Алекса провела беспокойную ночь со спящим рядом Джованни – простыни смялись под его смуглым телом, рука расслабленно лежала на ее талии.
Она лежала тихо – их обнаженные тела слегка касались друг друга, разорванная ночная рубашка валялась на полу – и думала о том, что поведение ее было ужасающе предсказуемым.
Ее ни к чему не принуждали. Ведь он не бросился на нее, не сминал в объятиях, как сделал это давно, в ее маленьком домике, когда хотел продемонстрировать ей весь репертуар своего сексуального искусства. Он просто появился перед ее кроватью и позволил набедренной повязке упасть на пол – подобно дешевому стриптизеру. А она позволила ему погладить свой подбородок и дотронуться до своей груди, и тем самым он буквально поставил ее на колени и заставил умолять заняться с ней любовью. Любовью?
Если бы она не рисковала разбудить его, то иронически рассмеялась бы.
В неудобной позе, боясь пошевелиться, Алекса уставилась на потолок, на котором поблескивали хрустальные люстры, переливаясь в лунном свете. Ночь постепенно перетекала вдень. Что она сделала?
Скомпрометировала себя полностью, вот что. Секс без любви с мужчиной, который не скрывал, что презирает ее, и не скрывал своего взгляда на женщин и их место в жизни. Он обвинял ее в отсутствии добродетели, что она горячо отрицала, а теперь своим поведением подтвердила, что он прав.
Она не глупа. И знает, чего он хочет – того, чего, при всем своем богатстве, не может купить: своего сына. И если он начнет судебное дело, то как обрисует ее своему умнику-адвокату? Распутница? Шлюха? Путана, как говорят в Италии? В конце концов она уснула в самое неподходящее время – перед рассветом, и тем самым полностью разрушила свои планы: тихонько выбраться из кровати, принять душ, одеться и пойти будить Паоло, чтобы он ни в коем случае не увидел, что…
– Папа! Что ты здесь делаешь, папа?
Восторженный голосок Паоло разрушил сонное облако, окутавшее Алексу, и она открыла глаза. Джованни благосклонно улыбнулся и, расслабленно лежа в кровати, протянул руки к своему сыну, который бросился к нему стремительно, как крошечный паровоз.
– Просыпаюсь.
Паоло недоуменно уставился на него.
– Ты всегда теперь будешь спать с мамой?
Черные глаза посмотрели поверх головы Паоло в направлении Алексы, взгляд их был настороженным, подозрительным. Прошедшая ночь потрясла его. Он испытал неожиданные для себя чувства. Головокружительные и не совсем реальные. Голос его стал жестким.
– Спроси об этом у нее самой.
Алекса взглянула на него с немой яростью. Паоло увидел ее в таком неприглядном виде – с взлохмаченной головой, лежавшей голой под одеялом. Она натянула простыню до подбородка одной рукой, а другой потрепала Паоло по темной голове.
– Дорогой, не принесешь ли мне халат, который лежит на кресле?
– Позволь мне, – вмешался ласковый голос.
И Алекса с ужасом увидела, что Джованни выпустил ребенка из рук и, встав с кровати, – совершенно голый – неспешно направился к шелковому кимоно, будто для него было обычным делом расхаживать в таком виде.
Ее глаза вспыхнули. Надень на себя что-нибудь, черт возьми.
Он поймал ее взгляд и, улыбнувшись, взял зеленый халат, незаметно толкнув ногой разорванную рубашку, чтобы убрать ее с глаз подальше. Щеки Алексы вспыхнули. Он сорвал с нее эту рубашку – и она позволила ему сделать это!
– Паоло, почему бы тебе не отправиться чистить зубы, а мама через минуту к тебе придет? – едва сдерживая бешенство, спросила Алекса.
– Хорошо!
Она подождала, пока мальчик убежал из комнаты, и повернулась к Джованни. Ей хотелось с кулаками накинуться на него, но она не была до такой степени наивной.
– Как ты посмел?
– Что тебя возмутило? – растягивая слова, вымолвил он.
– Разгуливать без одежды! – сдавленно произнесла она.
– Ну и что? Разве он не видел никогда голых мужчин?
– Конечно, нет!
– Ах! – он спрятал удовлетворенную улыбку. – Неужели?
Джованни задал каверзный вопрос, и Алекса это поняла. Захотелось сказать ему, что Паоло видел тысячи обнаженных мужчин, расхаживавших по ее спальне.
– Конечно, не видел! – сердито повторила она. – Но ты не поверишь этому, конечно. Ты веришь только тому, во что хочешь верить, разве не так, Джованни? Ты видишь только черное и белое! Но ведь в мире еще есть другие тона!
А Джованни в это время думал, как замечательно она выглядит. И если бы им не предстояло идти на королевскую свадьбу и их не ждал сын, она бы уже извивалась под его телом. Проклиная себя за то, что проспал всю ночь, он вытянул вперед ладонь и мягко сказал:
– Мы можем поставить точку.
Алекса замерла, думая, что не расслышала.
– Я больше не буду упоминать твоих сексуальных партнеров.
Джованни был достаточно проницательным, чтобы понять: дальнейшие обвинения могут сыграть против него. И если он хочет осуществить свой план, то должен полностью поменять стратегию в отношении нее.
– Я сказал, что ставлю точку, – повторил он, тщательно выговаривая слова.
Мгновенно ее переполнило ощущение победы, но радоваться было поздно. Сейчас не имело значения, заблуждался он насчет нее или был с ней груб, теперь главное – их сын.
– А что, если бы Паоло вошел и увидел…
– Что двое взрослых людей занимаются тем, что является совершенно естественным?
– Ты мог бы уйти рано утром и лечь спать на диван.
– Ты думаешь, что это ужасное преступление, когда муж и жена спят в одной кровати?
– Думаю, да – в нашем случае!
– Я до сих пор не могу забыть, как твои золотистые волосы рассыпались по твоей груди, – сказал он хрипло.
Ей надо было превратиться в лед, чтобы не отреагировать на этот чувственный комплимент, но с Джованни это было невозможно. Она сделала глубокий вдох.
– Пожалуйста, надень что-нибудь на себя.
Джованни бросил на нее насмешливый взгляд.
– Я слышу такую просьбу первый раз.
Он прошел в ванную и вернулся в белом полотенце, обернутом вокруг узких бедер, но даже это не могло скрыть признаков его возрастающего желания. Он увидел, как она судорожно перевела взгляд с его паха на лицо.
– Джио! Наш сын…
Он дотронулся до жесткой щетины на своем подбородке, подумав, что ему следует побриться, и, стараясь не думать о том, что чувствует себя несколько необычно. Он считал себя знатоком секса, но сейчас оказался на неизведанной для него территории.
Он никогда не имел дела с женщинами, у которых были дети, – и не потому, что они были старше. Он не хотел связываться с ревнивыми мужьями или матушками, желающими выдать своих дочерей замуж. Во всех этих случаях он был упрямым и решительным – никогда не позволял давить на себя, не поддавался на провокации. И если его считали эгоистом, то это его не волновало – по крайней мере, он был честен. Удовольствие без всяких обязательств. И если женщине это не нравилось, тогда до свидания! – находилась другая, такая же красивая, желающая получить от Джованни да Верраззано то, что он предлагал.
Но у них с Алексой был сын, и это в корне меняло ситуацию. Он опасался открыто проявлять свои чувства – ту часть себя, которую она могла бы использовать против него в борьбе за их ребенка.
На его жестком смуглом лице отразились противоречивые мысли.
– Мы представим нашего сына шейху, а затем пойдем на свадьбу к Хавьеру и Лауре, – он холодно улыбнулся. – Ничего не изменилось, дорогая, все идет по плану.
Алекса уставилась на него.
– Ничего? Ты хочешь сказать, что прошедшая ночь никак не повлияла на нас?
Он высокомерно поднял брови.
– Мы можем повторить прошедшую ночь в любое время – скажи только слово, и мы снова насладимся друг другом.
– Ты надменный…
– Но это правда, – язвительно заявил он. – Ты знаешь это, и я знаю тоже.
– …ублюдок! – прошипела она.
– Потише, Алекса, я не хочу, чтобы Паоло научился плохим словам.
Алекса никогда не чувствовала себя столь уязвленной, но именно этого он и добивался. Не сказав ничего в ответ, чтобы не обнаружить своих чувств, она повернулась и пошла к Паоло – попытаться убедить его надеть костюм, который она для него приготовила.
Мальчик вполне мирно дал себя одеть, а после, снабженный фруктами и сладостями, устроился на веранде, уже нагретой солнцем. И тогда Алекса достала свой собственный наряд.
Длинные зеленые серьги и браслеты на запястьях явились прекрасным дополнением к платью, и Алекса, взглянув на себя в зеркало, удовлетворенно вздохнула: никто не смог бы сказать, что она – продавщица, считающая каждое пенни.
Но тут же легкая тень омрачила ее лицо. Что она скажет шейху, отцу Джованни?
– Лекс? – послышался голос позади нее. – Ты нервничаешь?
– А как ты думал? Ведь я не встречаюсь с шейхами каждую неделю.
– Ты выглядишь прекрасно, и ты хорошая мать, – сказал Джованни неожиданно.
Этот комплимент удивил ее, стало очень приятно. Может, оттого, что она давно не слышала таких слов? Алекса вспыхнула – и тотчас возненавидела себя за это.
Она отвела от него глаза и уставилась на его наряд: длинное белое одеяние, лишь пояс и головной убор расписаны яркими красками.
– Я думала, что только невеста будет в белом.
– В Карастане все по-другому. Скорее всего, она будет в красном и золотом – с обильной вышивкой и множеством украшений. Вы с Паоло готовы?
Алекса понимала, что не может откладывать встречу с шейхом навечно.
– Да, – тихо сказала она.
– А ты сказала Паоло?..
– Да, – кивнула она. Лицо ее изменилось. – Я поняла одну важную вещь: с детьми лучше всего быть абсолютно честной.
– Только с детьми? – усмехнулся Джованни. – Ты хочешь сказать, что взрослым можно лгать?
Она взглянула на него, поражаясь тому, насколько отстраненным было его лицо.
– Я никогда не лгала тебе, Джованни, – проникновенно произнесла она.
Он отвернулся. Слова так легковесны. Ему не нужны ее заверения.
– Пойдем, поищем нашего сына, – охрипшим голосом произнес он, стараясь не замечать ее расстроенного лица.
И вот они все трое в личных покоях шейха. Комнаты огромные и прохладные, убранство потрясающее, но Алекса была безучастна ко всему:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики