науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Завтра прикажи своей горничной собирать вещи, – сказал Гарри как бы между прочим, когда мы вернулись после очередного ужина. – Утром мы уезжаем в Фэрмайл.
На обратном пути я завела речь о Пенелопе.
– Я хочу, чтобы она жила рядом с нами, а не в школьном крыле. Ей пора привыкать чувствовать себя частью семьи.
– Семьи? – иронически переспросил Гарри.
– Пусть, наконец, поймет, что ее любят.
– А сейчас она этого не чувствует?
– Нет. С ней обращаются просто как с твоей воспитанницей.
– Она и есть моя воспитанница.
Я еле удержалась от резкого ответа. Мне хотелось напомнить ему его собственные слова. Не он ли говорил матери, что в жилах девочки течет кровь Квинсфордов?
– Ее положение неопределенно. Она не является членом семьи, но и не принадлежит к обслуге; она сидит между двух стульев. У нее есть крыша над головой, ее хорошо одевают и учат. Но никто не любит ее в истинном смысле слова.
– Я делаю для нее все, что могу, – нехотя ответил он.
– Значит, делаешь недостаточно. Она считает тебя кем-то вроде отдаленного божества: то обожает тебя, то ненавидит.
– Ненавидит?! – Он был искренне изумлен. – За что ей ненавидеть меня?
Я не могла сказать ему: потому что ты ее отец, но не признаешь ее; потому что ты просто выполняешь по отношению к ней свой долг, но не более того. Поэтому я ответила уклончиво:
– Ты, наверное, сам ответишь на свой вопрос.
Он некоторое время хмурился и молчал, а потом сказал:
– Если бы я не любил девочку, зачем бы я заботился о ней?
– Ты заботишься о ней, потому что любил ее мать. Ведь так, Гарри?
– Да, конечно.
– Ты расскажешь мне о ней?
– Когда-нибудь расскажу, – не сразу ответил он.
– Ведь меня поселили в ее комнатах? Там ее вещи, ее одежда…
– Да.
Сухим ответом он как бы закрыл тему, а мне хватило ума не приставать к нему с расспросами. Да я и не хотела ничего знать, так как вернулась ревность. Кем бы она ни была, ей досталось больше счастья, чем мне, его жене.
– Разве Пенелопа несчастна? – вдруг спросил он.
– Когда я приехала в замок, она была несчастна.
– Почему? Я даю ей все, что нужно ребенку ее возраста.
– Кроме общества сверстников. Она вынуждена была искать друзей среди прислуги; принимая во внимание все обстоятельства, ее нельзя винить. Я хочу все изменить. В конце концов, я ведь ее ма… то есть опекунша.
– Ты имеешь право делать с ней все, что считаешь нужным, до поры до времени.
– До поры до времени?
– У меня есть планы, касающиеся ее.
Я ждала, но больше он ничего не сказал. Наш разговор происходил во время долгого путешествия от станции к замку.
Когда впереди показались огромные башни, стоящие по обеим сторонам от парадных ворот, мною овладело восхитительное чувство. Я дома! Мы въехали в ворота; привратник снял шляпу, его жена и дочери присели. Я вспомнила, как ехала сюда в первый раз, и улыбнулась. Заметив мою улыбку, Гарри спросил:
– Оливия, что тебя рассмешило?
– Я вспомнила, как в первый раз въехала в эти ворота… Тогда мне показалось, будто я попала в заколдованное королевство, откуда нет возврата.
– Должно быть, у тебя сильная интуиция, – беззаботно заметил он.
Я откинулась на спинку сиденья и стала смотреть в окно. Вот опять дорога бесконечной лентой вьется по парку, вот появились зеленые лужайки. И вдруг перед нами неожиданно выросла серая громада замка. На башне развевался герцогский штандарт.
Слуги выстроились в ряд, приветствуя нас. Прежде я даже не понимала, какая огромная армия трудится в замке. Вдруг я заметила: кое-кого недостает.
– Миссис Гарни, – спросила я, – где Алиса?
Экономка удивленно оглянулась. Полли, назначенная моей камеристкой, стояла первой в ряду, горделиво сияя, однако племянницы миссис Гарни не было. Я заметила, что экономка недовольно поморщилась. Для прислуги, какой бы незначительной она ни была, отсутствовать во время приезда хозяев, непростительный промах, заслуживающий самого сурового наказания. Я понимала, что экономкой владеет не только гнев, но и замешательство, ведь Алиса – ее родственница.
– Найдите ее, миссис Гарни, – распорядилась я, – и пришлите ко мне.
– Слушаюсь, ваша светлость.
Слуги разошлись, осталась только Полли, обязанная сопровождать меня наверх.
Гарри склонился над моей рукой и поцеловал ее! Подняв голову, я увидела, что он улыбается.
– Умница, моя герцогиня, – прошептал он.
Мне хотелось самой вручить подарки Пенелопе, и я попросила, чтобы свертки, не распаковывая, отнесли в мою комнату. Мне не терпелось увидеть девочку. Жаль, что она не вышла встретить нас. Видимо, мисс Уэйт хотела произвести впечатление на новую хозяйку замка своим усердием.
Оставив Полли раскладывать вещи, я поспешила в школьное крыло. Дойдя до конца коридора, который вел в мои прежние апартаменты, я вдруг услышала чей-то смех. Кто-то смеялся в комнатах, которые когда-то принадлежали матери Пенелопы.
Но никто не имел права находиться там сейчас!
Я распахнула дверь, из-за которой доносилось хихиканье, и застыла на пороге. Те, кто там находились, тоже застыли от изумления. Одной была Пенелопа, другой – Алиса. Обе были разодеты в наряды, вынутые из шкафов. На кровати высилась груда атласных, бархатных и парчовых платьев, которые они уже примерили, – платьев, которые Гарри бережно хранил долгие годы в память о дорогой ему женщине.
Гнев охватил меня, на некоторое время я лишилась дара речи. Пенелопа тихо вскрикнула и неуверенно шагнула ко мне. Ее огромные черные глаза с восхищением оглядывали меня.
Отложив свертки с подарками, я приказала:
– Сними это.
Она повиновалась беспрекословно и принялась стаскивать с головы высокую шляпу с перьями. Я механически помогла ей, но поверх ее головы неотрывно смотрела на Алису, на лице которой играла наглая улыбка.
– Где вы взяли ключ? – спросила я. Алиса пожала плечами.
– Отвечайте немедленно!
Улыбка тут же исчезла с ее лица. Она вспыхнула, но ничего не ответила.
Я подошла к камину и позвонила в колокольчик три раза. Алиса начала торопливо снимать с себя атласное платье, дергая дрожащими пальцами неподатливые крючки.
Я немного успокоилась, но гнев по-прежнему душил меня.
– Это была ваша идея, Алиса?
– Нет, – вызывающе ответила она, но за ее дерзостью явно крылся страх.
– Нет… а дальше?
– Нет, мэм.
– Ваша светлость.
– Ваша светлость, – нехотя повторила она.
– А теперь отвечайте. Это была ваша идея? Где вы взяли ключ? И как вы посмели сюда войти?
– Все придумала мисс Пенелопа, ваша светлость. Она и уговорила меня.
Пенелопа, безуспешно пытавшаяся выбраться из широкого платья, тихо ахнула.
– Неправда! – едва слышно выговорила она. В глазах ее плескалось неподдельное изумление. В прежние времена, когда Пенелопа лгала, у нее не было такого взгляда.
Обернувшись через плечо, я приказала:
– Оставайтесь здесь, Алиса.
Девушка была уже почти у двери, она двигалась быстро, украдкой. Я помогла Пенелопе застегнуть платье. Потом пригладила ей волосы и сказала:
– Мне нужно, чтобы вы обе сказали правду. Если Алиса лжет, значит, все расскажешь ты. А вот, кстати, и миссис Гарни.
Прямая фигура в черном платье застыла на пороге. Она с явным отвращением оглядывала комнату, платья и свою племянницу.
– Наверное, – сказала я, – мне не нужно рассказывать вам, что происходит, миссис Гарни. Я застала здесь Алису и Пенелопу, одетых в эти наряды.
Экономка повернулась к горничной:
– Как вы посмели, мисс? Так вот чем вы занимались, пока все находились в главном холле! Что же мне с вами делать? Ах, ваша светлость, как прикажете с ней поступить?
– Сначала добейтесь от нее правды, а потом я решу, что с ней делать. Я хочу знать, кто придумал эту шалость и как к ней попал ключ от шкафов.
– Я уже говорила ее светлости! – вскричала Алиса. – Мисс Пенни меня уговорила. Она захотела нарядиться и попросила меня помочь.
Я почувствовала, как Пенелопа сжала мою руку, и спросила:
– Пенелопа, она правду говорит?
Девочка вспыхнула, но промолчала. Я понимала, что горничная лжет: ее бегающие глазки говорили сами за себя. Но Пенелопа все же предпочла не выдавать ее.
– Это правда? – повторила я.
Из чувства преданности она заявила:
– Какая разница? Алиса – мой друг.
– Нет, она тебе не друг, раз завлекает тебя в беду да вдобавок сваливает вину на тебя.
– Она не хотела! Она нашла ключ и подумала, как весело будет примерить наряды. Я с ней согласилась.
– Согласна, мерить наряды весело, но шкафы были заперты.
– Их не имеет права открывать никто, кроме меня! – добавила миссис Гарни. Ее глаза метали молнии. – Итак, мисс, отвечайте! Где вы взяли ключ? А если нашли его случайно, почему не отдали мне?
– Я его не находила! Она все придумала: я прислуга и меня легко обвинить.
Потрясенная такой ложью, Пенелопа вскрикнула от обиды. Я рассеянно положила руку девочке на плечо. Когда я сама в последний раз отпирала шкаф? После верховой прогулки… Я повесила амазонку в шкаф и забыла вернуть ключ Гарри. Тогда я подошла к бюро, потому что собиралась написать письмо тете Агате. Ключ же в спешке бросила в ящик комода и забыла о нем.
– Я знаю, где вы нашли ключ, Алиса. В бюро. Зачем вы его открывали?
Она вспыхнула и пробормотала:
– Я вытирала пыль, мэм.
– В ящиках?
Миссис Гарни вышла из себя:
– Как вы посмели рыться в ящиках, мисс? Ваша задача – вытирать пыль с мебели. За такое вас уволят!
Девушка с притворным равнодушием пожала плечами. Алиса мне никогда не нравилась, но сейчас моя неприязнь возросла многократно. Я презирала ее не только за то, что она пыталась свалить вину на девочку, но еще и за то, что она сделала с Пенелопой раньше. С Алисой было непонятно, где заканчивается правда и начинается ложь, но Пенелопа верила всему, что она говорила. Если мне удастся доказать, что Алисе нельзя доверять, ее влиянию на Пенелопу конец – раз и навсегда!
Осторожно подбирая слова, я обратилась к горничной:
– Откуда вы знали, что ключ подходит к шкафам? Потому что у вашей матери имеется такой же? Вы видели, как она отпирает шкафы, не так ли?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики