науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В руке он вертел кубок с бренди, время от времени отпивая глоток. Видимо, чтение и винопитие занимали его целиком. Я молча ждала, стиснув кулаки и вспоминая слова Дюваля: «Вы – настоящая красавица! Такой вас видят другие… такой же вас увидит и герцог».
Но герцог вовсе меня не замечал. Как будто, кроме него, в комнате никого не было.
Прозвонили часы. Отложив один документ, он тут же взялся за другой. Подписал его, убрал в сторону и, не поднимая головы, равнодушно бросил:
– Не стойте у двери, в комнате достаточно места для нас обоих.
Несмотря на равнодушный тон, в его низком голосе чувствовалась властность. Такой голос не забудешь. Не знаю, в чем было дело – в самом звуке его голоса или в неожиданности его реплики, но он застал меня врасплох. Все так же не глядя на меня, он раздраженно махнул рукой, указывая на стул у стола.
Комната была примерно сорока футов в длину, а стул стоял в конце ее. Мне показалось, будто предстоит пройти целую милю! Каблучки моих французских туфель звонко цокали по полу.
Наконец герцог поднял голову и удостоил меня взглядом. В отличие от Саймона Дюваля, красавцем он не был. Смуглая кожа, обветренное, довольно некрасивое лицо с квадратной челюстью, сурово сжатый решительный рот; уголки губ насмешливо изогнуты, чувственная полная верхняя губа. Подбородок раздвоенный; глубоко посаженные глаза проницательно смотрят из-под нависших черных бровей.
Я удивилась: и против такого урода не устоит ни одна женщина? Видимо, сведения тети Агаты основывались всего лишь на слухах.
И все же его лицо невольно привлекало к себе внимание. Он бросил на меня долгий, оценивающий взгляд. Как будто мысленно раздевал меня! Именно так, несомненно, он оценивал всех женщин, и мне не захотелось попасть в их число.
– Итак, – сказал он, – чего вы ждете? Вы боитесь меня?
– Нисколько, ваша светлость.
– А следовало бы! – Я не успела разобраться, чего в его тоне больше – насмешки или удивления. – Подойдите сюда, – приказал он. – Издали я вас уже разглядел. Теперь позвольте осмотреть вас вблизи.
И пока я шла к нему через всю длинную комнату, он следил за каждым моим шагом. Я казалась себе рабыней, выставленной на продажу, и ненавидела его. Потом ненависть сменилась гневом, и к лучшему, так как злость избавила меня от смущения. Я подняла подбородок, встретилась с его взглядом и была потрясена, прочитав в его глазах откровенное недоверие.
– Ради всего святого, мисс Пенроуз, – спросил он, когда я приблизилась, – почему вы решили стать гувернанткой?
– Из необходимости, сэр.
– Молодые женщины с вашей внешностью редко выбирают столь подчиненное положение.
– Я никогда не буду подчиненной, чем бы ни занималась, – ответила я.
Он откинул голову назад и расхохотался. На фоне смуглой кожи его зубы казались просто ослепительными. Хотя красавцем его никак нельзя было назвать, улыбка очень красила его, придавая доселе зловещему облику человечность и теплоту. Моя неприязнь немного ослабела, но тут же ожила, когда он сказал:
– Я думал о более эффектном занятии.
– Единственное эффектное занятие, какое приходит мне в голову, это наняться хористкой. Сомневаюсь, чтобы меня взяли, даже если я бы вдруг вздумала пробоваться.
– Я и не собираюсь понуждать вас идти в хористки, хотя, уверяю вас, вид у вас вполне подходящий.
Я поняла, что он имеет в виду, и вспыхнула, вспомнив, в каком виде он наблюдал меня совсем недавно. На крыше я выглядела примерно так, как танцовщицы на сцене, когда они игриво приподнимают юбки и показывают ножки.
Видя мою ярость, герцог снова расхохотался.
– Не стоит злиться, мисс Пенроуз! Я сделал вам комплимент, кстати сказать, я вовсе не собирался хвалить вас. Скорее наоборот.
– Хотели сделать мне выговор?
– Вот именно.
– Все равно, сэр, вам удалось меня унизить.
– Полно, мисс Пенроуз, не пытайтесь уверить меня в том, что комплименты вам неприятны.
Конечно, восхищение мне льстило. Но двусмысленные комплименты – совсем другое дело.
Я покраснела от смущения и тут же обозлилась – на себя и на него.
Насмешка исчезла с его лица, и он с неожиданной теплотой сказал:
– Садитесь. Позвольте предложить вам стаканчик мадеры. Вам станет лучше, и мы сможем начать все сначала.
Я села, тщательно расправив серую кисейную юбку. Заметив мой жест, герцог затаенно улыбнулся, а я снова разозлилась, потому что он опять меня смутил. Однако вино я взяла. Оно было вкусным. Отцу бы оно понравилось.
– Можете угадать, какого оно года, мисс Пенроуз?
– Боюсь, что нет, сэр. Знатоком вин был мой отец, но не я.
– Но он научил вас ценить хорошие вина.
– Он многому меня научил.
– Чему, например? Расскажите о себе.
Я оглядела бумаги, лежащие на столе, сверху лежали письма по поводу моего назначения. Герцог нетерпеливым жестом сдвинул их в сторону. У него была красивая, сильная, мужская рука. Проследив за моим взглядом, герцог улыбнулся:
– Там нет того, что я хочу знать.
Он подробно расспросил меня о детстве и юности. Против ожиданий, говорить с ним оказалось легко. Я рассказала ему о своей семье, о смерти мамы, о путешествиях за границу с отцом. Забыв о страхе, я перечисляла места, в которых побывала, людей, с которыми познакомилась, и страны, в которых жила. Наконец, когда я описывала нашу жизнь в Швейцарии, герцог перебил меня с иронической усмешкой:
– Чем же вы там занимались? Лазали по горам?
Я вспыхнула, вспомнив ужасные мгновения, пережитые мною на крыше.
– Нет, ваша светлость. Меня никогда не привлекало верхолазание.
– И тем не менее, сразу по прибытии вы вскарабкались на крышу, а потом ловко спустились вниз, несмотря на то что вам мешали многочисленные юбки.
Он наблюдал за мной, иронически кривя чувственные губы. Я отвернулась и, к своему удивлению, обнаружила, что мой бокал почти пуст. Значит, я пила быстрее, чем предписывало благоразумие. Голова у меня слегка кружилась. Видя, что герцог потянулся к графину, я накрыла бокал ладонью.
– Итак? – заявил он. – Чем вы оправдаете столь недостойное для дамы поведение?
Так вот к чему он вел! Вот зачем все время подливал мне вина! Если он намеревался развязать мне язык, его ждет разочарование. Я упрямо молчала, и, наконец, он повторил:
– Итак, мисс Пенроуз?
– Сэр, у меня нет оправданий.
– И вы ни о чем не жалеете?
– Нет, жалею.
– О чем же? О том, что вас увидели, или о том, что вы подвергли угрозе жизнь моей воспитанницы?
Во мне всколыхнулся гнев. Все было наоборот! Именно его несносная воспитанница подвергла опасности мою жизнь! Однако я продолжала молчать.
– Вижу, мисс Пенроуз, вы упрямы. Но я тоже упрям. Я требую объяснений.
– У меня нет объяснений, сэр.
– Так придумайте их! – взорвался он, вскакивая на ноги. Его размеры подавляли; рядом с ним я показалась себе карлицей. Я понадеялась, что он не заметил, какое действие он на меня оказывает.
Он отступил на пару шагов, потом круто повернулся на каблуках.
– За вашу выходку вас следует уволить!
– Увольняйте, если хотите, сэр, но я надеюсь, что вы этого не сделаете.
– Назовите мне хотя бы одну причину, по которой мне не следует вас увольнять!
– Вам трудно будет подыскать мне замену.
– С чего вы взяли?
– Насколько мне известно, здесь до меня перебывало множество гувернанток, но ни одна не пожелала остаться.
– Что привело вас к подобному умозаключению?
– Хотя бы то, что вы изволили приказать разместить меня в роскошных апартаментах. Зачем трудиться, если не для того, чтобы удержать меня?
Неожиданно герцог громко расхохотался.
– Клянусь всеми святыми, вы хитрая маленькая ведьма!
Он принялся расхаживать по комнате. Ступал он тяжело – это был сильный и крепкий мужчина. Наконец, он остановился передо мной и спросил:
– Откуда вам известно, что вас разместили лучше, нежели ваших предшественниц? Вы расспрашивали слуг?
– Я удовлетворила естественное любопытство, сэр.
Мой ответ позабавил его, потому что он снова рассмеялся.
– Итак, ваша светлость, вы по-прежнему хотите, чтобы я уехала?
– Нет-нет, что вы. Ваша храбрость мне по душе. Но предупреждаю, мисс Пенроуз… еще одна такая выходка, и я на время забуду о желании учить свою воспитанницу французскому. Иными словами, вы немедленно уедете.
Уязвленная, я парировала:
– Тогда предлагаю запереть все двери, ведущие из мансарды на крышу!
Он долго задумчиво смотрел на меня, а потом ответил:
– Полагаю, я должен извиниться перед вами. Ведь вы вряд ли выбрались бы на крышу, не будь у вас провожатой!
Он подошел к столу, сел и снова наполнил мой бокал.
– Давайте выпьем за то, чтобы лучше понимать друг друга, мисс Пенроуз.
– За взаимопонимание, ваша светлость!
– Можете рассчитывать на меня, – пообещал он с улыбкой.
Выпив, я отставила бокал в сторону и встала.
– Куда вы? – удивился герцог.
– Я думала, беседа окончена, сэр.
– Еще нет. Я дам вам знать, когда она закончится. Сядьте.
Я довольно охотно повиновалась, так как уже подпала под его обаяние. Кроме того, я одержала маленькую победу: мне удалось отвести от себя обвинения, не выдав Пенелопу.
Одарив меня своей невероятно чарующей улыбкой, герцог спросил:
– Это ведь маленькая плутовка завела вас на крышу, верно?
– Она весьма любезно предложила показать мне замок, сэр.
Я сочла, что имею право проявить великодушие. Как ни странно, мне вдруг захотелось избавить девочку от неприятностей и, что еще более странно, помочь ей, хотя я не представляла, как сумею помочь столь враждебно настроенному созданию.
– Я не велел ей докучать вам до завтра. Мне показалось, что вам захочется первый вечер в Фэрмайле провести одной.
– Однако получилось не совсем так, сэр.
Он помолчал и вдруг спросил:
– Как вам моя воспитанница?
– Я еще недостаточно хорошо познакомилась с ней, чтобы ответить на ваш вопрос, – осторожно проговорила я.
– Но должно же у вас было сложиться какое-то впечатление…
– Мне показалось, что она – девочка с характером, сэр…
– То есть своенравная?
– Может быть, лучше подойдет слово «строптивая».
– По-вашему, ее нужно укротить?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики